"Вышеизложенные подвиги были для меня так сладки..."

Автор Administrator   
02.10.2021 г.

1933 год

 

 

Военно-революционный подвиг

Члена ВКП(б) №505261 Тормоз Емельян Филиппович

 

            Здесь я постараюсь осветить в кратцах, что я мог сделать в дни революции для строения компартии и также для всего мира за освобождения рабочего крестьянского класса от гнета буржуазии в своих годах. Прежде всего чем приступить к освещению моих военно-революционных действий я постараюсь описать, что меня заставило посвятить себя и двух родных сыновей на завоевания Советской России и коммунистической партии.

            Тормоз Емельян ФилипповичЯ Тормоз Емельян родился в Херсонской губернии, Елизаветградского уезда, Витязевской волости, на хуторе Веселый Кут. Родился в 1874 году выходец из братской семьи, то мне пришлось с самых юных лет идти в рабы к кулакам и в силу этого я не из теории понял, кто работнику и батраку, крестьянину враг, а из практики, так как в детстве получили образование самое жалкое, как известно образование получали рабы того времени и к тому на мою долю выпало много перенести жалких жизненных мучений и страданий, что и заставило понять, что враг непосредственно это монархия и буржуазия, и в силу того мною и моим братом совместно с товарищем были составлены и разброшены прокламации, за что и пришлось попасть в Елизаветградскую тюрьму в 1906 году и просидел семь месяцев, как единомышленник революционер, в то время как мое семейство из пяти малолеток и жены и было выброшено на улицу жандармерией и после тюрьмы моя жизнь построилась на перелетных началах ибо на одном месте жить не представлялось возможным, так как буржуазное правительство преследовало как и я не останавливался ни перед чем, несмотря на страдания своей семьи, я все же не забывая свои страдания и так же понятия мои с практики о том, что буржуазия пьет рабочего, батрака, крестьянина кровь, то я проводил подпольные агитации между обоими угнетениями эксплуатируемых классов.

            И поселился я со своим семейством в Анастасьевском поселке Больше-Чураковской волости Кустанайского округа и в 1916 году меня мобилизовали на империалистическую войну, но чтобы не взять оружия в руки, я показал себя баптистом и в силу этого был назначен санитаром на фронте в 12-й Туркестанской 7-й действующей дивизии и занимая данную работу проводил агитацию среди солдат против империалистической войны за что и был выдвинут в вышеупомянутый полк делегатов во время извержения буржуазного правительства в 1917 году. Но благодаря демобилизации моего года не мне пришлось продвигать порученную работу и к тому же мне необходимо было явиться к семейству, ибо семейство состояло из пяти малолеток, которые безжалостно эксплуатировались в батраках у зажиточных мужиков, и по прибытии меня домой на место жительство из империалистической войны я увидел жалкую картину из жизни моей семьи, то здесь появилось еще больше силы и воли над буржуазией и только оставил детям, свой завет терпите и крепитесь ибо еще не пришлось время и дальше не останавливаясь встал на сторону защиты батрака, крестьянина, я и за что всеми поселками входящими в одну волость откликнулись тысячи голосов о том, чтобы я принял предисполкома и не сопротивляясь народу я принял порученные мне обязанности и спустя некоторое время меня выбрали на уездный съезд Советов в город Кустанай. Уездный съезд Советов выдвинул меня на областной съезд. Областной съезд выдвинул по ведению Земства в уезд, но в то время Луб председатель исполнительного комитета поручил мне провести учредиловку, проголосовать за второй номер, но я определил лозунг в котором говорилось «Земля на выплаты, война до победы», то я с этим лозунгом не согласился и проваливая путем агитации среди крестьянских масс против временного правительства, и также учредительного собрания и когда это было донесено Лубу, то таковой пустил погоню с целью меня арестовать и в силу этого я вынужден был сделать побег и скрываться.

            Но когда в 1918 году явился Колчак, который моего сына Александра забрал на военную службу и также других с моего места жительства, но так как я не останавливаясь проводил подпольную агитацию среди молодежи, за что мы страдаем и что мы должны завоевать, то сын придерживаясь определенной цели убежать от Колчака и также другие и все время при существовании Колчака я с родным сыном Александром скрывался по озерам в зимнее время, где приходилось думать о последних минутах смерти.

            Но когда был организован отряд под именем «Жиляева», то мы присоединились к одному отряду и действовали в руках с дубинками против колчаковских войск оперирующих в то время в городе Кустанае, но все был Кустанай был нами забран. Но благодаря тому, что мы не имели полного оружия вынуждены были оставить город, то в силу этого пришлось опять вместе с сыном продолжать скрываться, и уже после Жиляевского восстания приходилось очень трудно скрываться, так как Колчак гораздо жесточнее обозлизся и создал карательные отряды.

            Но когда колчаковский отряд эвакуировался из города Кустаная, то в то время прибыл из карательного отряда прапорщик в Анастасьевский поселок с целью наложения контрибуции на крестьян на доставку овса и подвод с крестьянами, где раздавались жалкие вопли крестьян, но я в то время находился в данной местности и увидел жестокую расправу над крестьянами, и благодаря моей преданности к народу я сумел его не имея своего оружия арестовать, обезоружить и по дистанции проводить, и этим я смог освободить крестьян от контрибуции и опять продолжал скрываться.

            Но когда организовался красный партизанский отряд в Больше-Чураковской волости, то мне с сыном приходилось очень трудно пробираться в данный отряд ибо кругом моего места жительства находились колчаковские отряды. Но все же не считаясь ни с чем я сумел пробраться и присоединиться к данному отряду, с родным сыном и действовал против колчаковского карательного отряда, где пришлось в своих старых годах в руках с винтовкой идти в ногу с молодежью и укреплять свою силу с лозунгом, что мы хотим завоевать, но благодаря несчастному случаю налетевший отряд меня оконтужил и отправил меня на место жительство, а сын мой Александр пошел следовать дальше вместе с остальными отрядами.

            По прибытию домой не успевши отдохнуть оказалась зеленая банда и я получивши известие ночью о том, что зеленая банда должна напасть на мой поселок и уехал в Кустанай, где с отрядом ЧОН вступил в борьбу против зеленой банды и боролся до ликвидации последней.

            И после ликвидации я прибыл в Кустанай, где меня назначили Комдез сыщиком по розыску белогвардейцев. И мной был найден белый главарь и четыре дезертира, которых я доставил в Кустанай и после этого путешествовал дальше и наконец постиг несчастный случай меня поймали партийцы и считая как бандита, ибо как известно я не мог сознаться, посадили меня в холодный амбар, в общем рассчитывались как с бандитом, оставались последние минуты жизни, но благодаря представили в Кустанай.

            Но со временем, когда они узнали кто я такой, то чувствуя, что от ихней руки перенес болезненные страдания: то хотели просить извинения, но я этого не допустил, я их приветствовал о том, что они все же на посту города и хранили единство компартии несмотря на то, что я перенес в своей старости болезненные страдания.

            И спустя некоторое время я не мог еще почувствовать себя здоровым после последнего действия организовалась банда в Акмолинске и я присоединился к отрядам ЧОН и пошел против таковой, где также пришлось в руки взять винтовку, сидеть в окопах и переносить голод и холод до ликвидации последней.

            По прибытии меня по месту жительства в поселок Анастасьевский из последнего действия, где не успел отдохнуть и также оправить нужды семьи, меня народ выдвигает на волостной съезд. Волостной съезд на уездный. Уездный выдвигает меня заведующим социального обеспечения последний я принял.

            И спустя некоторое время оказалась Верхнеуральская банда, где меня ЧОН отозвал идти с отрядом на вышеупомянутую банду и когда я вступил в бой с последней, то увидел в других проехавших красных отрядах двух сыновей, где я сам приказывал им быть героями и уметь управлять винтовкой ибо этим мы сумеем завоевать освобождение от безжалостной эксплуатации буржуазного правительства и я вместе с сыновьями находился до ликвидации банды.

            И по ликвидации таковой моего сына Александра отозвал ЧОН в школу красных командиров, а младший уехал домой дабы хотя мизерно добывать средства для существования семьи.

            А меня Губком отозвал из Собеса в Губпродком, Губродком поручил мне работу чрезвычайно уполномоченным по налоговому делу, я принял, когда я сделал выезд в уезд, то меня в одном из поселков под именем «Махно» захватила банда, но благодаря я сумел скрыться ибо оставались минуты к смерти и я в ночь прошел пешком до города Кустаная один, где явился в ЧОН и ЧОН тут же организовал отряд и меня назначили взводным командиром. Я ушел в погоню, приходилось нелегко бороться с последними и по прибытию в Кустанай я опять принялся за общественную госработу и за строение единой компартии и плюс тому проходил всеобуч при ЧОН за что получил 1-й разряд военной подготовки и эти вышеизложенные подвиги были для меня так сладки, кровью и потом приходилось добывать единство компартии не щадя самого себя и родных сыновей, и за это все я чувствую себя здоровьем совершенно слабым.

 

ГАКО Р-1 Оп.1 Д.385

Последнее обновление ( 02.10.2021 г. )