• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях

Путь-дорожка фронтовая

Печать E-mail
Автор Administrator   
14.05.2022 г.

"Рудненский рабочий". 1990 год

 

 

…Когда-то в деревне Березники, что в Пермской области, стояло 150 домов. Это нынче в ней, занесенной в разряд «неперспективных», их можно насчитать едва ли десяток. А тогда, еще до войны «империалистической», как вспоминают местные жители, здесь вели скудное крестьянское хозяйство, ребят растили. Худо-бедно могли себя прокормить. А в от в 14-м году пришлось туже подпоясаться: почти всех мужиков отправили на передовую, начался голод в деревне. Уже на фронте Семену Никонову пришло известие: померла жена. Остались двое детушек, которые вначале воспитывались у дедушки с бабушкой, а как отец после войны женился – у мачехи. После войны, известное дело, опять жили впроголодь. Отец помер от тифа, и остался Гриша круглой сиротой…

Помнит себя Григорий Семенович одиннадцатилетним пареньком, когда после революции в деревне рубище началось. Кто белый, кто красный, поди разберись… В логу стояли солдаты, флотские, как их называли (видимо, красные), попросили пацанов воды принести. Только те к ним с водой спускаться – открылась стрельба. Парнишки все побросали и наутек. В подполе схоронились. Помнит Григорий Семенович и то, как у одной старухи портрет царя нашли, да чуть было не прибили на месте, христовенькую…

В 1924 году сосватал Григорий соседку свою Евдокию, тоже не из зажиточных. Невеста сама тонкая, звонкая, а платье на ней балахоном – с чужого плеча, бесприданница. Поселились в дому с одной комнатенкой, посредине – люлька деревянная, никогда не пустовавшая. Тринадцать ребятишек родилось у Никоновых, три раза двойняшки, а вот выжили только двое. Тогда ведь был жестокий естественный отбор: захворал – больницы нет, везти в район – машины нет. Кто на себе испытал – знает, не даст соврать. Так и жили…

14 июля 1941 года разбудили стуком в окно поутру: повестка в военкомат. 36 водителей из района забирали на переподготовку. Приехали в область, тут же посадили в вагоны и на другой день отправили в западном направлении. Люди волновались: куда, зачем? На станции Старая Русса в Новгородской области к поезду подошел стрелочник:

- Слыхали новость? Война…

И потянулись версты лихолетья. Вскоре водители получили оружие, обмундирование и новые машины. И получил Григорий Никонов назначение в автобатальон. «По машинам!» - едва успели сесть в кабине, началась бомбежка. На первых порах боялись обстрела, а потом попривыкли. Пятеро суток без сна приходилось гнать «трехоску» на передовую. По одному водителю в кабине, многие не выдерживали, засыпали на ходу и разбивали машины, гибли сами. Это уже после стали ездить по двое.

Около Невеля колонна из 50 машин попала под обстрел. На ходу напарник выпрыгнул. Никонов заглушил мотор и отполз в правый кювет. Раздался взрыв, волной ударило в голову, оглушило. Пришел в себя, когда товарищи откопали его, засыпанного землей. С контузией отправляли в госпиталь. Махнул рукой: ладно, пройдет. Да оклемался только через неделю. С тех пор так и мучается изнуряющими головными болями…

С горечью вспоминает Григорий Семенович о днях отступления, о пленении, из которого удалось вырваться. В погоню пошли немецкие танки. Жали, сколько возможно, еле успели проскочить мост, сзади послышался взрыв… Стояли в окружении в Вязьме. По репродуктору тогда слышались страшные предупреждения: «На город движутся 163 немецких бомбардировщика»… Машины маскировали, спрятав на окраине, у построек, сараев. За день город был уничтожен: каменное разрушено, деревянное сожжено. Чудом выбрался из этого ада Григорий Никонов – в числе половины оставшихся в живых из 111 автобатальона.

Эх, путь-дорожка, фронтовая… Исколесил ее рядовой Никонов вдоль и поперек линии фронта. Возил военные грузы, боеприпасы, оружие на передовые позиции, когда шли бои под Москвой, когда освобождали Ленинград, курсировал в Прибалтике. Последние два с половиной года – на санитарной машине. Война для солдата закончилась в Каунасе. Просыпается утром в машине от шума. Войне кричат конец» «Какая радость была для нас. Победа, плакали от счастья. Григорий Семенович и теперь не может удержаться от слез, стыдливо вытирая щеки ладонью. Мы долго молчим и тоже украдкой смахиваем навернувшиеся слезы: я, Евдокия Васильевна, их дочь Нина Григорьевна…

Еще полгода ждали демобилизации, а «в аккурат перед Октябрьской домой вернулся».

И вновь в родных Березниках, сел за баранку, а когда вышел на заслуженный отдых, сколько сил было, трудился кочегаром, ведь на 40-рублевой пенсии не проживешь. Грудь его наряду с боевыми наградами украсила медаль «За доблестный труд», медаль «За доблестный труд в годы войны» получила и Евдокия Васильевна, до только награду ту в Березняках забыли при переезде в Рудный к дочери пять лет назад, как и часть тех, что заслужил Григорий Семенович. Ребятишкам ли отдал, в общем, запамятовал. Не упрекнуть их, что не дорожили наградами, русскому солдату-освободителю дороже тисненного профиля верховного главнокомандующего горькие воспоминания о том лихолетье, что бередят душу в бессонные ночи, как старые раны…

                                                              О.Климова

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Сеанс


9 Мая 2006 года


100-летие Кустаная

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      Спасибо за материальную поддержку сайта: Johannes Schmidt и Rosalia Schmidt, Елена Мшагская (Тюнина), Виталий Рерих

Время генерации страницы: 5.265 сек.