• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Старая газета arrow Материалы из старых газет arrow О волоките, которая 88 лошадей слопала

О волоките, которая 88 лошадей слопала

Печать E-mail
Автор Administrator   
11.03.2022 г.

"Крестьянская газета". 4 августа 1925 года

 

 

Произошло это в Киргизии. Под городом Кустанаем много лет жил да был конный завод. Славился он прекрасными племенными лошадями. Лошади были низкорослые, но дюжие, по полторы сотни верст взапряжку выбегали.

Первый удар по заводу дали колчаковские банды. Они, убегая от Красной Армии, увели за собой в Семипалатинск лучших лошадей. И коннозаводство стало хиреть.

В первые годы прихода советской власти завод стал переходить в разные ведомства. Начались частые смены управляющих. За четыре года их было четырнадцать.

Наконец, в 1922 году завод был подчинен киргизскому Наркомзему. Кустанайский губисполком назначил в марте 1923 года управляющим заводом старого опытного агронома Ханутина.

- Вы – человек опытный, уж не отказывайтесь, - просили исполкомцы.

Агроном Ханутин обнаружил на заводе эпидемию сапа. Из Оренбурга приехал для расследования уполномоченный Кирнаркомзема Стасенко. Была созвана комиссия. По ее решению убили 13 сапных лошадей.

Стасенко уехал с докладом в Оренбург, а в августе, то есть через четыре месяца, из Оренбурга за подписью магистра от ветеринарии Черногорова была получена бумажка с воспрещением убивать лошадей под угрозой ответственности.

Коннозаводские ветеринары замолчали о сапе. Он словно исчез из лошадиных конюшен, но вместо сапа на сцену всплыла другая болезнь – контагиозное воспаление легких.

Стали больным лошадям делать прививки, однако падеж скота продолжался. За два месяца пало 16 лошадей. Агроном Ханутин бьет в Оренбург тревогу, но там немы, как рыбы.

Наконец, в октябре 1923 года, Ханутин снова созывает комиссию из трех ветеринаров. Комиссия приходит к заключению, что лошади падают не от воспаления легких, а от легочного сапа.

Об этом срочно сообщили в Оренбург. Откуда ответили, что в конце октября выедет комиссия для обследования завода. Эпидемия развивается, сапных лошадей убивать запрещено, а комиссии нет, как нет. Наконец, в июне 1924 года, то есть через восемь месяцев приезжает из Оренбурга «сам» Черногоров.

            Убедившись на месте, что эпидемия сапа есть, он распоряжается убить 40 лошадей. Однако, из Оренбурга опять приходит распоряжение приостановить стрельбу сапных лошадей и высылается новая комиссия из бактериологов.

Эта комиссия подвела итоги уничтожения племенных лошадей. Оказалось, что всего убито 88 лошадей и несколько голов пало. Вместе с тем выяснилось, что Кирнаркомзем в лице Черногорова виноват в халатном отношении по борьбе с сапой. Агроном Ханутин это доказал цифрами и фактами.

Тогда Черногоров делает новый маневр: он создает против агронома Ханутина «дело о бесхозяйственности». Назначается комиссия для расследования. На стороне агронома Ханутина весь состав кустанайского губисполкома, на глазах которого работал Ханутин и поднял хозяйство конного завода.

Следственная комиссия не находит за Ханутиным проступков, а выносит заключение о халатности оренбургского центра.

За два года управления конным заводом агроном Ханутин восстановил полеводство и луговодство завода. Завод в минувшем году намолотил более десяти тысяч пудов хлеба и в нынешнем году имеет посев до 300 десятин. Все шло хорошо и гладко.

И вдруг – неожиданность. Попадает в переброску, не дослужа срока по выборам, президиум губисполкома. На его место приезжают новые работники, в том числе и новый управляющий конным заводом. Ханутин увольняется без объяснения причин.

- Вы – человек все-таки беспартийный, - смеясь, говорит Ханутину новый управляющий, - ну и должны чувствовать…

Новая метла метет по-новому, и новый управляющий пришел к выводу, что жить на заводе, в шести верстах от города, скучно. Он, устраиваясь в Кустанае, решил править хозяйством завода наездами и приказами по телефону.

- Какой смысл постоянно по грязи толочься? – олимпийски рассуждает новое начальство. – Надо уметь распоряжаться, а не корпеть на пашне.

Рабочие завода с недоумением встретили неожиданное увольнение Ханутина.

- Ну, дела, - говорят старые рабочие, - уж на что при царском режиме полковник Рюбен барствовал, а и тот жил на заводе, во всякое дело сам вникал, а тут, поди, какого барина в Оренбурге откопали.

                                                                   Иван Горюновский

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


"Тобол"- "Иртыш" 1:1


"Каменск-Уральский"


Гельд Эдуард Яковлевич

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      Спасибо за материальную поддержку сайта: Johannes Schmidt и Rosalia Schmidt, Елена Мшагская (Тюнина), Виталий Рерих

Время генерации страницы: 0.488 сек.