• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Фотоальбом arrow Небо выбрало нас
Галерея
Предыдущая
Слайд-Шоу: Пуск
Следующая

Александр Владимирович Ламанов

Александр Владимирович Ламанов
Дата: 16.09.2010 07:56
Просмотров: 2887
Оценка:
(Голосов: 2)
Размер: 634 x 451
Размер файла: 100.2 КБ
Автор: http://kstnews.kz/index.php?a=5852
Автор Комментарии
Гость Комментарий добавлен: 16.09.2010 07:59
Таёжное приземление. Когда в январе прошлого года американец Чесли Салленбергер посадил аэробус в воды Гудзона, казалось, это предел виртуозного пилотирования и человеческого хладнокровия. Сегодня специалисты утверждают, что сажать в тайге Ту -154 было делом более сложным.

Салленбергер шёл по приборам, а экипаж Андрея Ламанова действовал исключительно на той выучке, что давали наземные тренировки – приборы не работали. Отказала вся электроника. Экипаж успел сообщить диспетчерам о неполадках, и связь с наземными службами оборвалась. Самолёт исчез с экранов радаров...

Отец

Александр Владимирович Ламанов и сегодня, в 73 года, работает в авиации, отвечает за гражданскую оборону в системе Костанайского аэропорта. Родился в Нечаевке, неподалеку от Костаная. Его поколение мечтало о небе – велика была слава авиаторов военного времени. Лётную «первоначалку» прошёл в Актюбинске, а затем ушёл в военное училище, то самое, Сталинградское, которое во время войны базировалось в Костанае. Но когда учился Ламанов, школа истребителей уже располагалась в Алейске Алтайского края. Постепенно численность военных лётчиков в стране стали сокращать – в пользу гражданской авиации. Ламанов ушёл на «гражданку».
– Ален Делон, – сказал ваш корреспондент, когда его супруга и мама Андрея, Галина Кузьминична, показала фотографии молодого Александра Владимировича.
Они познакомились в костанайском кафе «Колос», которого нынче уже нет, но когда-то располагалось оно как раз в здании нашей редакции. А тогда студентки пединститута ходили туда обедать.
– Я ещё и не собиралась замуж, – вспоминает она. – Хотела сделать карьеру на педагогическом попроще, у меня были свои планы на жизнь. Но он быстро мои планы направил в своё русло. У них порода, у Ламановых, такая, решительная...
Александр сделал ей предложение. Галина ответила, что пока надо ограничиться дружбой. На что бравый лётчик сказал:
– У меня друзей целый полк. Нужна любимая женщина...
Галина, уроженка Ташкента, сдала сессию и уехала домой. А он – вслед. Так, через месяц после знакомства, они поженились. Красивая пара, мало того, целеустремлённая. Галина Кузьминична не отказалась от своей методической деятельности на педагогической ниве. А муж рос в небе. Сначала пилотировал Ан-2. Потом, как пишет в своей книге Сапаргали Тенизбаев, «показал себя грамотным и дисциплинированным лётчиком, с отличной техникой пилотирования». Ламанова направляют в Ленинград, в Академию гражданской авиации. Пять лет семья живёт в Ленинграде, затем, по окончании учёбы, в 1973 году, возвращается в Костанай. Придёт время, и Александр Владимирович займёт главный пост в Костанайском аэропорту. Но пока Ламанов-старший летает, порой берёт в кабину сыновей Александра и Андрея.Сыновья

– Вы увели ребят в небо?
– Они сами поняли, что хорошо быть пилотами, – ответил Александр Владимирович. – Раньше в Костанае были популярны «катания» на самолёте. Официальный, если так можно выразиться, аттракцион. Человек пятьдесят ребятишек брали на борт, облетим вокруг города и садимся. Я своих усаживал в кабине, и это сильно возвышало сыновей в глазах товарищей. Из Костаная были рейсы в Симферополь, в Минводы – я их иногда брал с собой, опять же в кабину, тогда разрешалось. Больше всего обоих восхищала скорость: только что были в Костанае, и вот уже – за тридевять земель. Когда понял, что они серьёзно увлеклись авиацией, сказал, чтоб нажимали на математику и на физику...
Андрей сначала учился в первой школе Костаная, потом перешёл в десятую, с углубленным изучением физики. Первый экзамен в лётном училище – физика. Как рассказала Галина Кузьминична, старший сын, Саша, углубленно изучал математику. У него по итогам средней школы больше было пятёрок, чем четвёрок, у Андрея – напополам 4 и 5. Но с физикой дела обстояли отлично. В чём заслуга и Сергея Петровича Архипкина, который вёл физику в десятой, а потом работал директором двадцать второй школы.
Александр Ламанов-младший сегодня работает на междугородних рейсах в авиакомпании СКАТ (Шымкент), пилотирует «Боинги». Оба брата закончили высшее лётное училище в Актюбинске. Андрей после училища начинал работать в Костанае, на «Туполе». Как раз в период, когда открылись рейсы на Германию.
Игорь Ставенчук, о котором «КН» не раз писали, работал вместе с Андреем.
– Нам пришлось «разлетаться» в разные стороны, потому что «Тушку» у Костаная забрали...
По словам Игоря Валерьевича, о характере Андрея можно судить хотя бы потому, что он пробился в Москве. Это редчайший случай для пилотов с периферии, к тому же из другого теперь государства...

Характеры

Игорь Ставенчук говорит, что он преклоняется перед профессиональным мастерством своего товарища – это приземление было не просто виртуозным, но и мужественным.
– Мне тоже приходилось дотягивать до полосы с дефицитом топлива. Знаешь, что у тебя полчаса, ни минутой больше, поэтому уже ищешь аварийную площадку. Это такое напряжение всех сил – моральных и физических. Знаете, чему я удивляюсь? Тому, что экипаж не поседел. Ребята заслужили памятник при жизни...
– Не могу сказать, что я была довольна их упрямством, – улыбается Галина Кузьминична. – Сыновья пошли в отца, как капли воды похожи. Я – на эмоциях, хотела, чтобы и у них этого было побольше. Но мои эмоции они пропускали мимо ушей. Да и паиньками не были. Андрей мог набедокурить в школе, и мне приходилось выслушивать упрёки.
Тесть Андрея, Леонид Григорьевич, который первый взял трубку, когда я позвонила в Москву, сказал коротко: «Нормальный мужик Андрей...»«Мы это смогли...»

В тот день костанайские Ламановы уехали на картошку. Помогал старший сын. Вернулись домой, сели ужинать. Зазвонил телефон. Москва.
– Маша, жена Андрея, очень мягкая женщина, голос у неё добрый, приятный. А это слышу: деревянный, непохожий, – рассказывает Галина Кузьминична. – Меня сразу охватил ужас. Что, Маша?! Что случилось?! Она спрашивает: «Вы новости не смотрели?» Я слышу стук – это упала ложка на стол. Отец. Он уже стоит рядом со мной. «Ты только одно слово скажи: жив?» Маша ответила, что где-то сели в лесу. По телевидению говорят, что все живы. Но я чувствую, что она и сама не верит словам, и я не верю...
С Марией Ламановой, женой Андрея, мы разговаривали по телефону, когда она была уже по­спокойнее.
– Первую новость я не увязала с Андреем, потому что сказали: самолёт летел из Якутска. Но я знала, что Андрей летит из Мирного. А потом показали картинку самолёта, совершившего аварийное приземление в лесу: на хвосте – значок их компании. Вот тогда уже был шок. Как я прожила два дня, не помню. Что-то делала, кого-то выслушивала, но сейчас не могу связать концы с концами. Мне не верилось, что все живы. Казалось, что чего-то недоговаривают все...
Пока экипаж не прошёл через все комиссии, с родными никто из них связаться не мог. В Костанай Андрей позвонил уже из Москвы.
– Мне было важно, что все живы, – говорит Галина Кузьминична. – А для мужа было важно и то, что в действиях экипажа комиссия не нашла ошибок. Они с сыном говорили, как профессионалы. Андрей сказал: «Папа, мы это сумели». Отец задал ещё один вопрос: «Ты был за штурвалом, когда приземлялись?» Андрей ответил: «За штурвалом был я».

Не ради славы

Ламановы в один голос говорят о том, что слава и награды для них значения не имеют. Да, пассажиры обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой наградить экипаж. Да, президент России сказал, что все будут представлены к государственным наградам. Это приятно, но жизнь значит гораздо больше. Не только своего родного человека, но и всех, кто был на борту. К этой победе причастны и оба командира, и штурман Сергей Талалаев, и бортинженер Рафик Каримов, и стюардессы – все вели себя достойно, хладнокровно, мужественно.
– Мы уже собирались все вместе, семьями, – рассказывает Мария Ламанова. – О наградах, будут они или нет, никто не вспоминал. Мы радовались, что видим друг друга. А я до сих пор просыпаюсь ночью, проверяю: правда ли, что он вернулся, что Андрей рядом...
Мария к авиации не имеет никакого отношения. Она медицинский работник. Познакомились на дне рождения общих знакомых. И как когда-то Александр Владимирович в момент разглядел будущую супругу, так и Андрей Александрович – Марию.
– Маша на 12 лет моложе, чем он, – поделилась Галина Кузьминична. – Но брак удачный, растят дочь.
– Всё хорошо сегодня, в этот миг, – говорит Мария. – Но мне кажется, я уже никогда не буду спокойной за него. Экипаж говорит, что готов к работе. А я не готова...
А тем временем в Костанае обсуждение таёжного приземления в самом разгаре. Позвонил в редакцию известный, почётный человек Бертран Иосифович Рубинштейн:
– У нас планируется учредить статус Почётного гражданина Костанайской области. Предлагаю первого кандидата: Андрея Александровича Ламанова...

Из интервью Андрея Ламанова “Костанайским новостям”

– Андрей Александрович, через какое время после полета вспомнили о Костанае?
– Я никогда не забываю родной город. А в те дни особенно: знал, что родители переживают, хотелось быстрее их успокоить.
– Что помогло экипажу в трудной ситуации?
– Профессионализм. Лично я очень восхищался, когда мой американский коллега посадил самолёт на воду. И прокручивал для себя такой вариант. Профессионалы всегда так делают. Многие, наверное, будут прокручивать и наш случай.
– Сегодня молодёжь умеет зарабатывать деньги, выбирать красивые вещи. А подвиги совершают лишь единицы...
– Это тоже вопрос профессионализма. Ничего не сделаешь, если нет знаний и подготовки.
– В Костанай собираетесь приехать?
– Пока планов никаких не строим. Комиссия ещё работает.
– Ваша жена говорила, что накануне экипаж был на приёме у министра транспорта.
– Разговор был на технические темы: как усовершенствовать “начинку” лайнера, как не допускать подобных ситуаций. Отношение к нам нормальное. Проверки показывают, что мы со своей задачей справились.
– Передаю вам привет от всех костанайцев.
– И я с удовольствием передаю всем землякам привет.
Людмила Фефелова.
http://kstnews.kz/index.php?a=5851&page=3
Гость Комментарий добавлен: 24.10.2010 15:19
Летчики молодцы, слов нет! Но все Победы в воздухе куются на Земле! Являюсь независимым экпсертом по одному из вопросов тех.задания от Росавиации к ГосНИИ ГА. Достоверно и точно: "тепловой разгон" батареи №1 не был распознан экипажем и то, что рядовой случай был доведен почти до катострафической ситуации - вина экипажа и особенно бортинженера, который бессовестно врет в объяснительной о том, что он контролировал ток заряда батарей. Но награждают у нас быстрее..! Героизм должен быть связан с самопожертвованиям, а с неисправлением своих же ошибок! Заключение же тех. комиссии еще не готово. Конечно может быть давление, чтобы не очернить героев, но тогда без Правды такие случаи "героизма" будут продолжаться, а пассажиры будут заложниками "армянских комсомольцев", которые сначало создают трудности, а потом их мужественно преодолевают!
Гости не могут комментировать изображения. Пожалуйста, авторизируйтесь или пройдите регистрацию на сайте.
DatsoGallery Multilingual
By Andrey Datso

Из фотоальбома...


Городская больница


Санавиация


На обувной фабрике. 22 февраля 1978 года

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.176 сек.