• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow "Затируха - ревель-суп"

"Затируха - ревель-суп"

Печать E-mail
Автор Administrator   
22.11.2011 г.

Воспоминания Таран Евдокии Петровны

 

Воспоминания Таран Евдокии Петровны, 1932 года рождения, урожденной Зарицкой

            Когда началась война, мне было девять лет. Жили с мамой, фактически на скотоводческих базах совхоза «Аятский». Отца – Зарицкого Петра арестовали в 1937 году и он умер в лагере.

            Жизнь была трудной. Ближе к зиме 1941 года мы уже знали, что всех немцев сгоняют в Казахстан, поскольку предупредили всех жителей села, что у кого есть место в землянке или бараке, будут селить немцев. Жили в земляных бараках, такая длинная землянка с множеством дверей-входов в единственную комнату, где жили семьи, а если была корова, то зимой и корова рядом стояла, и теленок в углу. Так вот подселили к нам две семьи по фамилии Виль, у которых было много детей. Было тесно, спали на соломе на полу, дети на печке. Немцы приехали без теплой одежды, очень мерзли, взрослые собирали им валенки, телогрейки, делились последним из своего скудного скарба. Мать моя была гуртоправом – Зарицкая Александра Сергеевна, управляла фермой совхоза «Аятский», который был создан в 1932 году. Так вот, Зарицкая сразу забрала всех взрослых немцев к себе на базы: женщин – доярками, мужчин – скотниками и телятниками. Народ очень работящий. Зима была суровой, снежной. Землянки заметало так, что утром сторож с базы приходил откапывать не только двери, но и трубы были заметаны. Откопанные выбирались из своих землянок и принимались откапывать соседей, без посторонней помощи просто было не выбраться. Шли расчищать прорубь от снега и льда, а затем все вместе гнали весь скот поить к проруби.

            Жили очень дружно, ссор не было, делились последним. Жили не сытно, но было молоко – спасение. Ни один ребенок не умер в ту самую страшную первую зиму. Дети языка не знали, вначале плакали, просили есть («затируха – ревель-суп»), потом дети все подружились, научились говорить по-русски, а мы по-немецки (знали считалки, песенки детские), понимали бытовую речь.

Весной 1942 года и летом немцы построили себе землянки и переехали жить туда. Семьи были следующие: Виль, Миллер, Вагнер, Балих, Ганзер (старик Ганзер умер первой зимой, не вынес морозов, болел, его похоронили только весной, а зимой просто засыпали снегом). Мужья Виль, Миллер были в трудармии, потом они вернулись.

С немцами жили дружно, люди очень хорошие, вежливые, чистоплотные, работящие, аккуратные, многие из них стали нам друзьями и просто хорошими знакомыми. Немцы из Казахстана не уехали и после снятия комендатуры, поэтому поддерживали с нами хорошие отношения всю жизнь, многие немцы из Германии сейчас вспоминают те тяжелые времена со слезами.

Чечены, ингуши появились в нашем поселке гораздо позже немцев. Они были заметно богаче. Приехали по теплу семьями (запомнила семьи Набиевых, Бузуртановых – ингуши, а Хасановы, Радуевы, Салмановы – чеченские семьи), мужчины все хорошо говорили по-русски, а их жены и дети – вначале вообще не общались с местным населением, и говорили только на своем языке.

            Расселяли их сразу уже не по нашим землянкам, а в клуб, они сразу стали строить себе времянки. Детей сразу в школу не пускали, только присмотрелись к местным, поняв, что угрозы нет, стали разрешать детям выходить из дома. С местными детьми, в том числе и с немецкими, вначале общались очень осторожно, но потом уже дружили по-настоящему. Вместе играли, бегали, учились. Был такой же случай, что взрослые ингуши, увидев, как играют дети Заричихи с их детьми, подарили мне, старшей дочери золотые литые серьги, но мать не приняла подарок, отдав его назад.

Трений не было, но гордый кавказский народ не признавал власти гуртоправа-женщины – Зарицкой А.С., но силой своего характера та заставила себя уважать и подчиняться. Семьи даже подружились позже. Мужчины-кавказцы сразу же устроились работать продавцами, шоферами (возили сено на базы, продукты, людей). После войны построили себе хорошие, красивые, добротные дома в селе Аятском, целую улицу. Самая красивая улица в селе была. В конце 1950 годов практически все чечены и ингуши постепенно уехали на Кавказ (налаживали связь с Родиной задолго до отъезда).

            Чечены-ингуши жили очень хорошо, лучше немцев. В праздники и выходные они очень хорошо танцевали, играли на музыкальных национальных инструментах (что-то похожее на губную гармошку). Пели очень красиво, собирали весь поселок посмотреть и послушать. Жили все дружно, не было ни краж, ни убийств (все началось после целины).

                  Записано 30 сентября 2005 года

ГУ «Денисовский историко-краеведческий музей»
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Казахстанские композиторы в Кустанае


Асекритов Генрих Федорович


Карасуский район

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.266 сек.