• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях

Мишень

Печать E-mail
Автор Administrator   
25.05.2020 г.

Пётр Маурер

 

 

    За  окном вагона проплывали привлекающие взгляд пейзажи. Размеренно,  монотонно  стучали  колёса.  Все  пассажиры  уже  разобрались  со  своими  местами  и  каждый  по-своему  собирался  коротать  время.   Вот и я достал из сумки свой христианский журнал. Тогда такую литературу  уже  можно было купить  в  любом  киоске.  Особенность моего журнала было в том,  что  один  столбик на  странице  был  написан  по-немецки,  а рядом  другой  по-русски.  На  это и обратил  внимание мой попутчик,  сидевший напротив.  Уже седовласый человек, лет под 70,  заговорил со мной

    - Вы  по-немецки читаете?  ...

После  обмена  несколькими  непринужденными  словами, он  начал рассказ, который, спустя теперь уже более чем 20 лет,  я  неожиданно для себя, вспомнил сегодня, в апреле 2020-го, так, как-будто мы только вчера ехали в одном плацкартном вагоне.  
      - В детстве, перед войной,  у меня тоже был друг немец.  Мы были ровесниками и дружили крепко.  Жили мы тогда в небольшой украинской  станице. Отец моего друга был врачом, уважаемым человеком.  И хозяйка была доброй и общительной женщиной. Она часто угощала выпечкой, по только ей известным рецептам. Добротный дом их стоял  подальше к центру станицы. Имелась бревенчатая баня,  и это был единственный двор, в огороде которого стояла настоящая, из деревянных досок уборная.  Именно на двери этой уборной, мы нарисовали мелом большое пятно и обвели его несколькими окружностями.  Получилась мишень. Но прежде уже смастерили лук и стрелы. Забавное было занятие, азартное соревнование.

    А наша изба стояла  на самом краю. Зато ближе всех к речке!  Летом мы часто ходили на  рыбалку.  У нас были настоящие рыболовные крючки и леска. Я не задавался вопросом, почему этого нет у всех,  но сегодня думаю, что всё прислали врачу из Германии, а может купил в городе, куда ездил за медикаментами.  На рыбалку мы выходили очень рано, сразу с первыми петухами.  Обычно я поджидал своего друга уже на краю нашего огорода, а потом бежали протоптанной тропой к насиженному месту.  Однажды моё ожидание затянулось на столько, что решил пойти ему навстречу. Так я дошёл до самого их дома.  Калитка стояла нараспашку.  Странно. Я поднялся на крыльцо, тронул дверную ручку. Дверь легко распахнулась. Сквозь утренний полумрак сразу бросилось в глаза, что от былого порядка не осталось следа. Запнулся через какую-то вазу, которая с грохотом покатилась по полу. В испуге я выскочил опять на улицу.  Теперь с надрывным скрипом открылась калитка со двора дома  напротив. Бабий голос прогремел как гром в утренней тишине: "Нэмае дохтора дома. Никого нэмае. Ночью всех забрали на чёрной машине."  Больше я никогда не видел и не слышал о них.

    А потом была война, оккупация.  Лет 10-11 было мне в ту пору. В памяти всё смешалось, какой был точно год и  почему мы теперь жили в докторской бане.    На улице лежал снег, было уже зябко.  Все добротные дома и большие помещения были заняты немцами. То ли они находились на отдыхе, то ли на переформировании, но квартировали одни и те же солдаты уже несколько дней. А линия фронта была  где-то не так далеко. В хорошую погоду были слышны раскаты орудий и по ночам зарево на горизонте. Рано утром только забрезжил рассвет, я сидел перед маленьким окошком в бане  и вспоминал моего друга немца из недалёкого детства.  Из соседнего дома вышёл солдат и мелкими шажками затрусил в сторону туалета.  Закрыл за собой дверь на которой всё ещё красовалась наша мишень.  Через минуту на пороге докторского дома появился ещё один солдат с какими-то особыми нашивками на погонах.  Не утруждая себя долгой дорогой до туалета он расстегнул брюки и оросил жёлтой мочой снег прямо перед банной дверью. Оправившись он вынул из кабуры пистолет. Прицелился и выстрелил два раза в нарисованную мелом  мишень на уборной. Сделав ещё несколько гимнастических движений руками, два раза присев пустился обратно к дому. Было уже совсем светло, когда на пороге дома опять послышался стук сапогов. Солдат ёжась от утренней прохлады быстро проследовал в сторону уборной на огороде. Там был труп.
    Шум, крики, плачь слышались по всей станице. На площать сгоняли всех жителей от мала до велика. Из длинной шеренги одностаничников уже начали выдёргивать мужчин и женщин. Плач и бабий вой усилился. Мама крепко прижала меня к себе: "Они ищут того кто убил солдата в нашей уборной. Если ни кто не сознается, то расстреляют каждого десятого".
" Мама, я же знаю. Я видел ",  -  хорошо, что меня вовремя ввели в курс происходящего.  Мама окликнула переводчика и уже вскоре офицер приказал  распустить всех согнанных людей по домам.  Теперь было приказано построиться всем немецким солдатам.  Втроём мы медленно двигались вдоль шеренги. Переводчик непрерывно повторял: "Смотри хорошо."  Офицер слегка подталкивал меня чем-то в спину.  "Его здесь нет. Он из этого дома выходил", - я показал на бывший докторский дом. Офицер тут же что-то сказал и два солдата побежали к дому.  Уже скоро они привели солдата, который  не вышёл на построение под предлогом плохого самочувствия. Куда только девалась его хворь, когда я тут же его опознал? Его лицо исказилось яростью, глаза налились кровью. Он схватился за пистолет и ринулся в мою сторону. Офицер сам преградил ему путь.

    Теперь меня ни на минуту не покидало чувство смертельного страха от возможной мести. На весь день я забился в самый дальний угол.  При одной только мысли, чтобы выглянуть в окно, я цепенел от страха. Перед глазами постоянно стояла искажённая яростью физиономия.  Хорошо переводчик передал маме, что этого солдата в наказание отправили на передовую. Я  боялся его возвращения.    Каждый день старался встречать транспорт с ранеными, которых привозили в бывшую школу, где разместили лазарет. Пристально  всматривался в их лица. Всё же я узнал его ещё раз. Его не довезли до лазарета живым. Он был мёртв.

    Мой попутчик замолк, повернулся к окну. Я тоже.

    Рассказ вовсе не героический.  В "Бессмертный полк" от сюда некого поставить в строй.  И всё же пусть и эта страница истории возвеличит значение Победы во имя Мира, чтобы больше не было войны между народами

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Есетов Жумабай


Пешковская средняя школа. Примерно 1959 год


Хохлов Михаил Филиппович

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

карточка для переводов  5169 4971 4364 7844

Arman Kozybayev

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.265 сек.