• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях

Память

Печать E-mail
Автор Administrator   
26.01.2020 г.

Стихи Евгения Букина

 

Из книги «Память». Кустанай 1957 год

 Евгений Букин

1968 год. Евгений Букин с сыном

 

***

Много песен

На этой земле

Было сложено

О ковыле…

 

Где в степи

Поднимался курган,

Там маячил

Ковыльный султан,

Отливая

Живым серебром,

Трепеща

Лебединым крылом

На полоске

Целинной земли

Не пшеница цвела –

Ковыли.

И чубами седыми

Как дым,

Виновато кивали

Живым, -

Кто пешком

Всю Россию прошел

И счастливой земли

Не нашел.

 

Горьких песен

На этой земле

Много сложено

О ковыле,

И с далеких

Забытых времен

Нёс недолю

В селения он.

Шелковистый,

Волнистый, седой,

Вслед кивавший

Бредущим с сумой, -

Он не красил

Девичьих венков

Под иконами

Темных углов.

 

Много песен

На этой земле

Горем сложено

О ковыле,

Где не счесть

Перелесков, озер.

Полит потом крестьянским

Простор…

 

И в счастливом

Целинном краю

Их теперь

По-иному поют.

Он не блещет

В степи серебром,

Он не машет

Лебяжьим крылом.

И, как память

О прежнем, былом,

Новоселка

Внесла его в дом.

И за ним, шелковистым,

Беда

Больше в дом не придет

Никогда.

 

***

Плещутся флаги на мокром ветру.

До митинга –

Полминуты.

Площадь кипит от людей,

И вдруг

Знакомые так почему-то

 

Резкие звуки военной трубы

Взмыли над низким вокзалом.

И сердце –

Сразу в железной горсти:

Как много видится в малом!

 

В этом,

Не раз поднимавшем «В ружье!»,

Зове последнего сбора

Первые марши под хлестным

                                              дождем,

Молньи старшинского взора.

 

Этим сигналом,

Пропетым трубой,

Кончилась служба солдата.

Как его встретят в семье

                                      трудовой

В новом совхозе ребята?

 

Стоял он в раздумьи,

Видя вдали

Волны пшеницы сквозь вечер.

Не слыша, как Родины руки

                                              легли

Ему

На твердые плечи.

 

***

Осталась давно позади.

Окраина городская.

Ночь и дождь впереди

Но гармонь

Не смолкает.

 

В песнях, летящих за борт,

Машины, ползущей еле,

То грусть зазвучит, то задор –

Поют

Ребята в шинелях.

 

И снова –

Который раз! –

Плечи подперли машину.

И снова –

Который час!

Месят солдаты глину.

 

Взвыл и заглох мотор,

Не вытянув верхнюю ноту.

Плюнул в лужу шофер,

Выругав непогоду.

 

И кто-то поверил на миг:

Сделано все,

Что можно,

Гуся одинокого крик

Мечется в небе тревожно.

 

Стынут кусты на ветру,

Грязища –

Не сделать шагу.

И темень бросает вдруг:

- Помните, хлопцы,

Присягу!

 

Сразу,

Как будто висок

Грани штыка коснулся,

Ратного знамени шелк

Словно с древка развернулся!

 

И вынесли

На руках

Увязшую в топь машину…

И вот она,

Степь в огнях,

Ведь он,

Совхоз целинный.

 

***

Смотрит на сцену седой парторг,

Дует на пальцы украдкой.

А сцена –

Целинной земли кусок,

Оттаявшей под палаткой.

Лезет за ворот артистам мороз,

Коптилки чадят в полумраке.

Но пьеса – идет

О том, как в совхоз

Приехал Павка Корчагин.

За стенкой беснуется снежный

                                               шквал,

Злее порывы, чаще.

Смело бросает в брезеннтовый зал

Павка –

Совсем настоящий:

- Так вот какая ты, целина!

В двадцатом

Похлеще видали! –

И веришь парнишке сегодня

                                                сполна:

Этот –

Корчагинский стали.

Он утром долбить котлован уйдет

На Павку чем-то похожий.

И за собою других поведет.

И быть по иному –

Не может.

 

***

Видавшая виды трехрядка,

Певучей души не жалей!

В степи кустанайской палатка

Стоит на целинной земле.

 

Пусть ветер бушует тревожно,

Простор исхлестало дождем –

Ты нас защищаешь надежно,

Зеленый брезентовый дом.

 

С тобою в степном бездорожьи,

Кто молод и кто уже сед,

Мы делим, как с другом хорошим,

Невзгоды и радости все.

 

Отсюда мы к тракторам в дали

На смену спешим напрямик,

Здесь первую свадьбу сыграли,

Услышали первенца крик.

 

Играй же,  играй же, трехрядка,

Певучей души не жалей!

Когда-нибудь нашу палатку

Поставят в целинный музей.

 

***

Она пришла

Нежданно на рассвете,

В окошко постучав,

И агроном

Безбожно врет соседям

О том, что видел

Первого грача.

 

Совхоз дымит

Эскадрою в тумане,

Вот-вот готовой

Выбрать якоря

И в степь уйти

На полевые станы,

Где воду пьет,

К ручьям припав,

Заря.

 

***

Солнце

Только намеком в небе

И молчит до поры капель.

А на улицы

Птичий щебет

Щедро сыплет уже

Апрель.

 

До чего же любимо мною

Это время

Весны хмельной

С белым голубем над стрехою

С неумолчной в кюветах

Водой.

 

С одинокой

Хрупкой былинкой,

Дрожащей на голой стерне.

С чуть подсохшей

В поле тропинкой,

Приготовившей песню

Мне.

 

***

Сработан новый дом на совесть:

Взять печь ли, стены, пол.

И деловито хмурит брови

Совхозный новосел.

 

Все ходит,

Смотрит, озабочен –

Для виду, не всерьез:

Он знает –

Тут уж не подточит

Нигде комар свой нос.

 

И, вешним солнцем весь

                                    пронизан,

Глядит довольно он,

Как гнезда лепят

На карнизах,

Слетясь со всех сторон

Проворно ласточки.

 

И это

Давно известно нам

Есть счастья верная примета,

Коль верить старикам!

 

Но в степь весеннюю влюбленный

И в трудовые дни

Свои

Солдатские погоны

Он бережно хранит.

 

***

Словно зверь линяющий,

Зима

Прячется в весенних перелесках.

Тишина, одетая в туман…

Гладь реки

В кругах сазаньи всплесков.

 

Вот сова в гнездо –

Зари намек.

В небе журавли курлычут звонко.

И одной из тысячи дорог

Мчится с семенным зерном

                                            трехтонка.

 

Вот уж и бригада.

С ходу – стоп!

«ЗИЛ» буксует в проклятой

                                             низине.

Вытер рукавом парнишка лоб.

Взял топор и мигом из кабины.

Подбежал к березке и пригнул

Ствол кудрявой,

Трепетный и тонкий.

Только что ж он ватник с плеч

                                            рванул

И швырнул

Под грязный скат трехтонки?

 

Прозвенев певуче, как струна,

Ввысь рванулась белая березка…

Что ему напомнила она. –

Юная,

В сверкающих сережках?

 

***

Столько улыбок

Сегодня ярких,

Улицы смехом таким полны,

Словно мы получили подарки

Из рук пришедшей в совхоз

                                                весны.

 

Сразу забот у каждого стало

Главных и срочных

Невпроворот.

Глядя, как гуси летят устало,

Места прицепщик себе

Не найдет.

 

К встрече пернатых друзей

Готовясь,

Ладят юннаты домик резной.

С первой, товарищи, вас

                                       бороздой!

 

Слышится гул машин за Тоболом.

Над головой –

Жаворонка трель.

Здравствуй, сквозной, чудесный,

                                                веселый,

Несущий удачи и счастье, апрель!

 

***

Пугливый месяц в дремлющих

                                                  овсах,

Как стригунок – глупыш

                                          пасется.

Еще ведро

Не звякнуло в руках

Глазастой поварихи у колодца.

 

А день идет уже издалека

И с комарами нету сладу.

С нехитрым инструментом

Буквой «А»

Спешит учетчица в бригаду.

 

Она откроет тихо дверь сейчас,

И озарится светом будка.

И, рацию настроив, через час:

- Прием! Я, - скажет, -

«Незабудка»!

 

Влетают в графы цифры и слова,

Готова сводка.

Подпись. Точка.

И падает на руки голова –

Была нелегкой эта ночка…

 

Уж не осталось метких звезд

                                              в выси.

Петух сыграл задорную побудку,

И бригадир, прокашлявшись,

Басит:

- Прием! Прием! Я –

«Незабудка»!

 

***

Вишневой краскою закат

Дома окрасил густо –

Вот здесь,

Где год всего назад

Безмолвствовала пустошь,

Росинки с донника пила

Непуганая птица,

Порой косая тень орла

По озеру промчится.

 

Теперь сквозная даль дорог

Стремительно полями

Летит,

Врываясь в городок,

Сверкающий огнями.

 

Сюда,

Где клуб в кругу берез,

Проделав путь неблизкий,

Шофер из области привез

Кино «Богдан Хмельницкий».

 

А тот совхоз,

Что вырос здесь,

Его же имя носит.

Вокруг, куда ни глянь, везде

Поклоны бьют колосья.

 

И, торжествуя,

Как живой,

На площади у сада

Богдан Хмельницкий с булавой

Стоит

Как перед Радой.

 

***

День ушел,

Помедлив на тропинке,

Уводящей путника всегда.

И в росе, повисшей на былинке,

Голубая вспыхнула звезда.

 

Но напрасно

С тихого покоса

Перепелки спать зовут девчат:

Развернул баян звонкоголосый

Демобилизованный солдат.

 

Ток притих.

Звенит за током колос.

Набирают силу голоса.

Очень любят песню новоселы,

Что поэт бригадный написал.

В ней метели жгучие в палатку

По ночам любовь и свадьбы

                                         по порядку,

В песне, словом, -

Жизнь совхоза вся.

Паровоз гудит на перегоне,

Озарен огнями ярко ток…

И об этом песню ту

В вагоне

Написал чубатый паренек.

 

***

Сизым кружевом повис

В небе алом дым.

От росы

Стал каждый лист

Матово-седым.

 

Скоро солнце у ворот

Приоткроет глаз.

Петухи

Трубят «развод»,

И который раз!

 

А они сидят вдвоем,

Видно по всему,

Что придет хозяйкой в дом

Девушка к нему.

 

***

Из зари,

Намеченной чуть-чуть,

Подравнявшись строго,

Вереницей гуси держат путь,

Вниз роняя гогот.

 

Ожил стан.

Над кухнею парок –

С каши, что бывало.

Положив винтовку между ног,

Ел ты

На привалах.

 

Степь поет!

А золото вокруг

Плещет слева, справа

И звенит,

Как бронза, на ветру

О парнишке слава.

 

***

Даль струит голубые краски.

В плен берет

Простор тишина.

Плутовкой-лисой без опаски

Ползет в борозде луна.

 

Дрема вяжет камыш зеленый

Сонно каркают в гнездах грачи.

Спит поселок родной.

И звоном

Полнят ночь лесные ключи.

 

***

Выйдешь в степь от хлебов

                                      золотую,

Вволю жаркого ветра хлебнешь,

А откуда она –

И в плечах чуешь силу такую,

Не поймешь!

 

Дня горячего ей не хватает,

Хоть у ночи часы занимай.

И ведешь по степи

В край из края

Вместе с песней послушный

                                            комбайн.

А когда вечер в гавань ночную

Бросит якорь, плеснув синевой,

Так и чудится:

Сказку степную

Шепчет звездный простор

                                         над тобой.

 

***

Когда на востоке ветер

Знамя зари развевал,

На мокрый,

Крылатый хедер

Колос последний упал.

 

Комбайнер

Уснул, как убитый,

Охапку соломы обняв.

И силы,

Взятые битвой,

Ему возвращала

Земля.

 

***

Тени ползут по-пластунски.

Перепел просит пить.

Болгарка

Поет по-русски

Песню в казахской степи.

 

Вожак журавле скликает,

С кочки озерной трубя…

Знаешь,

Златка родная,

Они сейчас от тебя,

 

На крыльях своих широких,

Покинув Хмельницкий совхоз,

Привет унесут

Далеким

Полям казанлыкских роз.

 

Труби ж,

Вожак журавлиный,

Стаю в полет поднимай,

Привет

Болгарским долинам

От хмельничан передай!

 

***

Над совхозами –

Флаги… флаги…

Бегут по степи поезда…

Чернеют, как нотные знаки,

Ласточки на проводах.

 

До них лишь дотронутся ветры,

Как тут же за синий пруд,

За сотни степных километров

Осенний звучит

Прелюд.

 

В нем грохот моторов и песня,

Труд и любовь по весне

И счастье,

Которому тесно

Сейчас на моей целине.

 

***

Как быть положено солдату –

В медалях и при скатке,

Пришел солдат в родную хату

Досрочно в отпуск краткий.

 

А раз досрочно – есть примета:

В полку нес службу свято

И был заслуженно за это

Отмечен труд солдата.

 

И в пору самую ему бы

Гармонь и должный отдых.

А он ремень с себя и

                                   к клубу –

На шум большой работы.

 

Где в пене стружек золотистых,

Совсем почти готовый,

Под небом солнечным и чистым

Дворец стоит сосновый.

 

И о судьбе красивой края

Солдат запел задорно,

Крыльцо резьбою украшая

Невиданно узорной.

 

И как ведется по порядку,

Не грех, чего таиться:

Окончен труд – пройдись в присядку

По новым половицам.

 

Да так, чтоб сердце заходилось,

Хмелея после чарки,

Да так, чтоб удаль оценила

Невеста взглядом жарким!

 

А рожь колосьями литыми

У рощицы зеленой

Зовет гвардейца, шепчет имя

И в пояс бьет поклоны.

И так солдату перед делом,

Земному зову внемля.

Обнять по-русски захотелось

Сейчас вот эту землю,

 

Где он мальчишкой босоногим

Торил в лугах тропинки,

Где степь, как платье недотроги.

В ромашках по сарпинке!

 

И на току, вполне счастливый,

В фуражке на затылке,

Снопы тугие шлет служивый

На зубья молотилки.

 

С лица смахнет росинки пота

Перемигнется с Любой,

И сам себе: - Наддай, пехота!

Добавит, вскинув чубом.

 

- Наддай, наддай, полей

                                      царица!

А солнце выше к бору.

Как самородочки, лучится

Зерно на транспортерах.

 

А сон сморит, и полковое

Ему все снится знамя.

Зовет, колышется над строем,

Сверкая орденами.

 

И как положено солдату –

В медалях и при скатке,

Простился он с родною хатой,

Отбыв свой отпуск краткий.

 

С рассветом ранним за обозом

Под кумачовым флагом

Идет гвардеец из совхоза

Армейским полным шагом.

 

Вокруг моторов гул бессменный,

Раздолье полевое…

Идет, спешит наш гость военный

Под знамя полковое.

 

А рожь колосьями литыми

У рощицы зеленой

Зовет солдата, шепчет имя

И в пояс бьет поклоны.

 

***

Со сцены,

Волнуясь немного,

Он встретил любимой глаза,

И сразу куда-то далеко

Отпрянул гудящий зал.

 

И скрипка

Певуче запела,

В поля за собой повела,

Рисуя легко и умело

Картины родного села.

 

И эти чудесные звуки,

Зовущие строить, любить,

Рождали рабочие руки,

Привыкшие

Трактор водить.

 

***

Не за звездочку героя

Полюбил я звеньевую.

За победу трудовую

Я и сам ношу такую

Золотую.

А за взгляд приветливый,

Ясный ум и сметливый,

Да за песню звонкую

Брежу я девчонкою.

Вот она какая

Настя – звеньевая.

 

Под березою у клуба

Ей в любви своей признался.

Мне в ответ смеялись губы,

Говоря «Хороший, любый,

Ты мой любый».

Тропка в степь бескрайную,

Нашу урожайную,

Сердцу с детства милую

Повела  любимою

Настя, моя Настя,

Дорогое счастье.

 

В голубой ночи сверкали

Над селом огни и звезды.

Мы судьбу свою решали,

А сердца одним стучали,

Ох, стучали.

Будет, будет славная

Свадьба долгожданная,

Щедрою колхозною

Зимушкой морозною.

Вон она какая

Настя звеньевая.

 

***

Бродит песня по Заречью

Васильковые глаза,

Льется нежно ей за плечи

Шелковистая коса.

 

Позвенит в степи целинной,

Светлой радости полна,

То взгрустнет в кругу осинок,

Призадумавшись, она.

 

И пугая ночь за станом,

Будоража даль и высь,

Парень рвет меха баяна –

Песня, где ты? Отзовись!

 

***

Пахнет дымом березовым вкусно,

За околицей,

На мосту,

На жалейке играя искусно,

Собирает коров пастух.

 

Рядом речка туманом курится,

Сыплют золото тополя.

Вновь тоской

Журавлиной томится

На бесцветной заре земля.

 

Только светлым и радостным

                                               взором

Устремился пастух

Туда

Где великим становьем

                                     в просторах

За скирдою встала скирда.

 

***

На поля колхоза «Новый путь»

Утки на рассвете опустились

И перед отлетом отдохнуть

Да и потому,

Что здесь кормились.

 

Тут случалось видеть дудака

И гусей станица ночевала.

Чья-то

Нерадивая рука

Колоски на поле оставляла.

 

Только слышу –

Стая поднялась,

Посвист крыльев смолк

                                  в тумане белом.

Разве зверь? Лиса межой кралась?

Подхожу тропой заиндевелой.

 

Поле обошел и колоска

К радости большой нигде

                                   не встретил:

Чья-то бережливая рука

Не дала добру лететь на ветер.

 

***

Осень в косы зеленой березки

Утром желтые ленты вплела.

Где скрипели когда-то повозки,

Автострада

Под шины легла.

 

Может где-то вот здесь недалеко

Шли дружины бойцов Ермака…

А сейчас

Над железной дорогой

Семафора маячит рука.

 

Даль степная бежит под колеса,

Хлебным ветром,

Столбами гудя.

В перелесках мелькают совхозы,

Чуть означалась сквозь сетку

                                              дождя.

 

Все знакомо и дорого здесь мне,

Как большая и трудная жизнь.

Пусть не будут слова эти песней,

Но они

От любви родились

 

К этим кручам над ясным

                                           Тоболом,

К этой древней

Богатой земле,

Где, как яхты, шатры новоселов

На приколах стоят у полей,

 

Где в озерах, что неба синее,

Как девчонка алеет заря…

Пусть родился

В другой стороне я –

Это родина,

Гордость моя.

 

***

Грибами пахнет бабье лето,

Как челн,

Ущербную луну

Беззлобно ветер до рассвета

С волны швыряет на волну.

 

Тобол ворчит сердито, глухо.

И вновь бесшумно,

Словно тень,

Вжимаясь в землю впалым

                                       брюхом,

Ползет волчица в темноте.

 

Тропинка

К логову змеится,

Ведет полынью резкий след.

Вдруг с буровой

В глаза волчицы,

Как выстрел, бьет электросвет.

 

Вся –

Страх, матерая, седая,

Пружины мускулов спустив,

На север кинулась, -

Сверкая

Ревут машины в пути.

Там поезд встал трехглазым чудом.

Южней –

Огней совхозных цепь.

Ее преследуют повсюду

Чужою ставшая ей степь!

 

***

Где обнюхивает сторожко

Ветерок кусты, теребя,

На берег Тобола дорожка

Из бригады ведет тебя.

 

Захлебнулась гармонь от счастья

Точит сок на каблук трава.

Твой чубатый с душою настежь

О любви говорит слова.

 

И в реке отраженной снова,

Четко врезанную в закат,

Я вижу тебя, и без слова

Понимаю радостный взгляд.

 

Месяц, схожий с ломтиком дыни

Трав степных аромат густой,

Огоньки в загустевшей сини –

Вот он край

Покоренный

Твой.

 

Из Омара Шипина

Вновь молодо сердце и думы

                                               крылаты,

На новые песни щедры!

Летите, как светлые волны Аята,

Певучие звуки домбры.

 

Давно в волосах моих поздняя

                                                 осень, -

Давно они снега белей,

Но я океана такого колосьев

Не видел еще на земле!

 

Здесь беркут могучий

                                чернеющий точкой.

Поля не оглянет с высот.

Лишь радостной песни

                                      горячая строчка.

Обнимет их, славя народ.

 

Кто ставил в краю необжитом

                                               палатки,

Ни стуж не боясь, ни ветров.

Мечтал, подпевая бригадно

                                            трехрядке,

У пляшущих пьяно костров.

Кто сделал ковыльную степь

                                           молодою,

Признанья акына – тому,

Пред теми склоняюсь седой

                                           головою.

Тем руки рабочие жму!

 

Пусть плещется радость, как в день

                                                  первомайский!

Ты слышишь, родная страна:

Тебе рапортует с полей

                                       кустанайских

Покорная нам целина,

 

Чей голос греми эшелонами

                                                   Хлеба

Пути преграждая войне.

И в мире светлее становится небо,

И люди сильнее втройне!

 

Летите ж, как светлые волны

                                                 Аята,

Певучие звуки домбры:

Вновь молодо сердце и думы

                                             крылаты.

На новые песни щедры!

 

***

Мечется белое знамя.

Колеса визжат. Занос.

Где он тут «Красное знамя» -

Канувший в ночь колхоз?

 

Где у развилки березка,

В полнеба над станицей свет?

Втоптана в снег папироска,

Некому дать совет.

 

Не видно примет знакомых –

Белый бушует пожар.

Сейчас бы на печку дома.

На стол бы сейчас самовар.

 

Сейчас бы…

Из рук лопату

Рвет ошалело пурга.

Сейчас бы…

Ватник под скатом.

«Газ» выжимает нога.

 

Метр.

Еще десяток.

Еще километр вперед.

Пламенем снежный объятый

Ткнулся в сугробы капот.

 

Ярче снежные вспышки.

Степь стоголосо гудит.

Кажется,

Сердце парнишки

Вместе с мотором сгорит.

 

Кажется,

Звонкие нервы

Не выдержат, как провода

Но ты же был всюду первым.

Но ты же бывший солдат!

 

Тревожная снова работа.

Ветром захлестнутый рот.

Мокнет рубаха от пота.

Но снова только  -

Вперед.

 

С последней далекой глубинки

С целинным спеша зерном.

Здесь уже без заминки

Узнаешь ты каждый дом.

 

Вон флаг заалел над складом

Вот стрелки. Ниточки рельс…

Не даром ты был солдатом!

Спасибо, товарищ,

За рейс!

 

***

Напрасно новогодний ветер рьяно

Ее свернуть с дороги норовит:

Она доставит

К сроку телеграммы –

В них пожеланья счастья и любви.

 

Не грустно ей,

Хоть трудно пробираться

Сквозь темноту сугробами сейчас.

Едва успеет

В двери постучаться –

Умолкнет песня,

Стихнет перепляс.

 

Досады нет

На пламя злобной вьюги,

Что обжигает девичье лицо.

В окошко стукнет –

И встречать подруги

Гурьбою выбегают на крыльцо.

 

В квартире свет,

Тепло и волны смеха.

И тамада,

Поднявшись в полный рост:

- За нужного народу

Человека! -

От всей души

Провозглашает тост.

 

А ей сейчас бы

В вальсе закружиться, -

Ведь почтарю

Всего семнадцать лет.

Но заскрипели в сенцах половицы

И за спиной

Растаял в окнах свет

 

Пусть жгучий ветер

Крутит вихри снега,

Наташа слышит,

Как на все село:

- За нужного народу

                                человека! –

Звучат слова.

И ей идти тепло.

 

***

Прогремел эшелон,

И дымок,

Растаял на поднятой целине.

Сержант милиции

Чешет висок,

Хмурясь мальчишки

Стоят в стороне.

 

Обида гложет

Сердца сорванцов:

До Сарбая было –

Рукой подать.

Да все обернулось

Горьким концом –

Жди теперь

Отца или мать.

 

Я думаю снова

(Бесчетный раз!),

Что могло

С Отчизною быть,

Если бы не с детства

Каждый из нас

Подвиг рвался

Свершить!

 

***

Оно –

Идея, мысль, проект,

Лежащий в папке малой,

И в нем заря,

Конечно, нет.

Кума не полоскала.

 

Но вижу –

Море на ветру

Волной грохочет синей,

И степь

На сотни верст вокруг

Осталась лишь

В помине.

 

Гроза внезапно пронеслась,

И каждый лист обласкан.

А туча –

Туча родилась

На море Кустанайском!

 

Мне скептик скажет,

Мол, проект,

Его составить проще…

Но он увидит.

Как рассвет

В волне

Кумач полощет!

 

***

Ребята в бригаде моей –

Народ молодой, горячий.

И вот по распутью степей

Идем на участок, значит.

 

Подходим.

И вот тебе раз:

Где снег был вчера, -

Сверкая,

В лощине, как помню сейчас,

Вода бурлит снеговая.

 

А вышла

На той стороне.

От злости хоть плач.

Обидно:

В обход, если двинуться к ней –

Лощине

Конца не видно.

 

А время не ждет –

Летит.

Мчится на крыльях точно.

А мы обязались

В тот день

Скважину сдать

Досрочно.

 

И тут-то сердца словно кто

Нам нитью связал незримой:

Мы

Разом шагнули в поток

Чувством одним одержимы!

 

Чего говорить –

Молодежь!

Черпает силы в народе,

А с ним

Океаны пройдешь.

Не то что

Военный Одер.

 

***

Будто огромный город

Дышит в ночной степи.

Лязг самосвалов.

Грохот

Всюду,

Куда ни ступи.

 

Ввысь экскаваторы стрелы

Тянут,

Блестя росой.

Прожекторы светом белым

Бьют с установок в забой.

 

И хочется в силу легких,

Ветру подставив рот,

Крикнуть в просто широкий:

Руда

Сарбая идет!

 

***

Ковш не в землю вгрызается –

В камень.

В небо врезались вихрей столбы.

Бьет прицельно в висок лучами

Раскаленное солнце…

Пыль…

 

Экскаваторщик потный,

Чумазый,

Видно,

Парень крепко устал,

Грузит.

Грузит гигантские «МАЗы».

Над Тоболом

Все выше отвал.

 

Я хочу,

Чтоб ветрам всем открытый,

Где пошла «на гора» руда,

Он поднялся,

В бронзу отлитый,

Как в Берлине солдат,

Навсегда.

 

***

Здесь дороги длинны,

Как невольничьи песни,

Что несли караваны

Верблюжьей тропой,

Когда крик журавлей

Замирал в поднебесье,

Было нечем дышать

Полонянкам весной.

 

Здесь озера светлы,

Словно думы о счастье,

Что рождала о недоле

Слепая мечта,

Когда байский пастух

В буревое ненастье

Кутал в рваный чапан

Рубцы от кнута.

 

Здесь высокий простор,

Неоглядный, открытый.

Припади – и услышишь

Ты клич боевой,

Когда в высверках сабель,

В громе копытном

Мчалась гневная степь

За Имановым бой.

Здесь я слушал домбру

И счастливые песни,

Пил душистый кумыс,

Защищен от беды,

И словам становилось

В груди моей тесно

От приветливых юрт

Аксакалов седых.

 

Степь, Тургайская степь

С мавзолеями ханов!

Ты ушла безвозвратно,

Омывшись грозой.

И сегодня, подняв

Руки башенных кранов,

Смотришь в ясное завтра

Глазами озер.

 

***

Число мне это

Памятно не вьюгой,

Которая весь день

Мела с утра, -

Ровесник мой

Могилу рыл для друга

С кем мерзлый хлеб

Делил еще вчера.

 

Над холмиком

Качалась тень березки,

В ночи белесой

Древний Псков пылал.

Трубач

В бреду тифозном

На повозке

Однополчан

В атаку поднимал.

 

Ложился снег

На крупповские пушки…

Вот здесь же,

Как история сама,

Когда-то хоронила у опушки

Ливонцев

Наша

Русская зима.

 

***

На розовой мрамор,

В парке,

Где братская речь слышна,

Из стали уральской марки

Мортира вознесена.

 

Гвардейская

Полковая,

Нацеленная – в войну.

А рядом волны Дуная

Баюкают тишину.

 

Густеют вечера краски.

Сюда молодая мать

С дочуркой,

Полная ласки,

Любит придти помечтать.

 

И места –

Дороже нету,

Нету защиты верней,

Чем скромный памятник этот –

Оружье

Отчизны моей.

 

***

Будапештским

Разбитым предместьем,

Где от взрывов дрожал небосвод.

Шел с гвардейской дивизией

                                               вместе

Венгерский художник вперед.

 

И когда начиналась атака,

Он склонялся, седой,

Над бумагой.

 

И возмездье

За кровь и насилье

В полный рост,

Из дыма, огня

Шло на Запад солдатом России,

Похожим лицом

На меня.

 

***

Над его головой

У Дуная

Не реял прострелянный шелк,

От жесткой земли отрывая

Смертельно уставший

Полк.

 

Но от мысли, что вот оно,

Рядом,

В брезентовом

Грубом чехле,

Сердце так

Стучит у солдата,

Что слышно на всей

Земле.

 

Он недавно совсем на заводе

У пресса

В кузнечном стоял,

В знамени силу в походе

Впервые

Вчера узнал.

 

Он запомнил минуты привала

И марш бесконечный в песках,

И как, не взлетев,

Умирала

Песня

На черных губах.

И тогда

Над колонною знамя

Ветер взметнул впереди…

 

Почетный знак

За экзамен

«Отличный сапер»

На груди.

Стоит

У гвардейской святыни

Недвижим солдат-часовой,

Уже приобщенный отныне

К славе ее

Фронтовой.

 

***

Под ветром крылатой свободы,

На крутой океанской волне

В десять лет мы ходили в походы

Только было это

Во сне.

 

А потом,

Забывая Майн Рида.

С грозным криком «Но пасаран!»

Вел Чапай нас на помощь

                                      Мадриду.

Только это была

Игра.

 

И не помнится нам почему-то,

Где расстались мы с детством

                                           своим.

Но осталась живою минута.

Стал в которую каждый другим.

 

Гордо шли мы тогда из райкомов:

Комсомольский у сердца билет!

Удивлялись внезапно у дома

До чего же красив рассвет.

 

И со школьной скамьи

В восемнадцать,

Не успев до конца домечтать

В бой повел нас Корчагин сражаться

 

За родную

Советскую власть.

 

Где носили нас ветры свободы, -

Скажут Польша и братский Китай,

Новый Венгрии пашни, заводы

Все расскажет болгарский край.

Где на помощь Египту ребята,

Играя спешат с Кошевым…

 

Ведь играли и мы когда-то

В детстве с Чапаем своим!

 

***

Нет,

Не солдат в рубцах, седине –

В школе пхеньянской сейчас

Мальчик,

Прижавшись спиной к стене

Вел о войне рассказ.

 

Плечо,

Как птицы больное крыло

Вверх костыль приподнял,

Нет в памяти –

Рядом

Пылало село.

Танков гул нарастал.

 

Смело, мой мальчик,

Убийц обличи,

Хоть больно тебе, родной,

Видеть,

Как маму твою палачи

В ночь увели с собой.

Мы не дадим,

Не позволим в огне

Сжечь,

Словно сад в цвету.

Заживо в ров закопать войне

Детство,

Твою мечту!

 

***

Свет погас…

Чукотка в дымке синей,

Бьет волна тяжелая в припай…

Новый город, выросший

                                  в пустыне…

Первый в горной местности

                                  комбайн;

 

По экрану мчатся эшелоны,

Дым стеля по скошенной траве, -

К новостройкам улицей

                                           «зеленой»

Их ведет советский человек.

 

Я его упрямого, простого,

Крепкого, как мирный наш

                                           металл.

И в забое, света полном, снова

За комбайном угольным узнал.

 

Вот ему Варшава рукоплещет,

Гордая свободою своей,

Поднимая в небо строек плечи

Силой независимых людей.

 

А в краю экзотики восточной,

Где бы строить счастье выше гор.

Янки, разгулявшись –

                                         дома точно,

Прошивают пулями забор.

И в порту под флагом полосатым

Набивают трюмы корабли

Каучуком, хлопком и сандалом

Этой обездоленной земли.

 

Но в другое верю. Это будет:

Прогремит однажды бури гром!

И в кино-журнале больше люди

Не увидят кадр «За рубежом».

 

***

Суслики степь застолбили,

Куда ни взгляни – везде.

Желтое облако пыли

Тащит машина весь день.

И только когда дорога

Солончаками идет,

Оно совсем на немного,

Окутав полынь, отстает.

Пот горьковато-соленый

Щиплет  глаза и грудь.

Былинки нигде зеленой.

Жарища – не продохнуть.

И тут над жарой полыхая

Зеленым пожаром ввысь,

Встает полоса лесная,

Стелется бархат травы.

И сразу светлее лица,

Радостней каждого взгляд.

Это, друзья, не снится,

Это родная земля.

И как же теперь отрадно,

Полным заветных дум,

В этой степи неоглядной

Слышать зеленый шум.

Видеть, как бесконечно

Тянутся кленов ряды,

С которыми гордо в вечность

Идешь, человек, и ты.

 

***

И не в клубе, и не в школе, -

Застелив газетой стол,

Звеньевую прямо в поле

Принимали в комсомол.

Раскраснелась от волненья,

Теребит конец косы…

 

Ранний вечер стелет тени

От кленовой полосы.

 

Что ж ты, Оля, слова молвить

Не решаешься –

Ответь?

Почему ты сводишь брови,

Если сердце хочет петь!

Иль стесняешься признаться,

Что в походах не была,

Потому что лишь семнадцать

Ты на свете прожила?

 

И душевно каждый тронут

Биографией простой.

В степь смотрел,

Как руки клены

Поднимали над собой.

 

***

Синее мерцание озер.

Луг пропах цветущей медуницей.

Над землею

Трепетный костер

Плавно машет крыльями жар-птицы.

 

Шевельнулась в заводи звезда

Стригунок всхрапнул,

Косясь, пугливо,

Зазвенела каплями вода

С губ его,

Срываясь торопливо.

 

С высоты безбрежный

                                 Млечный путь

Сыплет пыль алмазную в покосы.

К огоньку поближе

Отдохнуть

Конюх подошел седоволосый.

 

Он слегка костер поворошил –

Сразу искры густо зароились

И от них как будто

Камыши

Утренним туманом задымились.

Последнее обновление ( 27.01.2020 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Лескин Василий Николаевич


Совхоз "Степной"


Серова Наталья Анатольевна

Последние комментарии

05 April, 2020 @18:17 :
Before beginning to e book your European trip, do ... by Гость

05 April, 2020 @18:03 :
Some truly nice stuff on this web site, I it. F ... by Гость

05 April, 2020 @17:47 :
A lot of people only possibly be involved in an or ... by Гость

05 April, 2020 @17:15 :
very beautiful image. ... by Гость

05 April, 2020 @17:13 :
Because it could sometimes put a startup firm in a ... by Гость

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

карточка для переводов  5427 6200 0561 3533

Arman Kozybayev

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.268 сек.