• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Федор Петрович Кияткин

Федор Петрович Кияткин

Печать E-mail
Автор Administrator   
01.06.2011 г.

Из "Саги о Кияткиных". Материал прислала Полина Хуртина

 

Из четырех поколений многочисленной разветвленной семьи кустанайских Кияткиных выделялся Федор Петрович Кияткин. Он был наиболее одаренный, энергичный, предприимчивый и прогрессивный капиталист. Родился он в 1861 году, получил начальную грамотность в церковноприходской школе и пополнил ее на военной службе, где он дослужился до младшего унтер-офицера. Выделившись от отца после военной службы, Федор Петрович начал быстро богатеть. Построил прособирку, потом мельницу с двигателями и вальцами. А чтобы приблизить потребителя к производству открыл мучной магазин, имел за городом на берегу Тобола дачу с фруктовым садом, участвовал в строительстве купеческой железной дороги Троицк-Кустанай, был сначала членом, потом председателем отделения Русско-Азиатского банка. Он был и общественным деятелем – членом городской думы, участвовал в совещаниях, водил знакомства с высокопоставленными лицами из местной власти. Кияткины считали его и преобразователем своего рода. Он из простых богатых мужиков вывел Кияткиных в знатных промышленников города Кустаная.

            Разбогател Федор Петрович быстро частично за счет умело поставленного предприятия и энергии, а частично за счет попавшего к нему золота Ивана Сергеевича и Сергея Даниловича, то есть деда и прадеда. История этого золота вкратце такова.

            Сергей Данилович и позже Иван Сергеевич несколько десятилетий продавали мед, воск, пшеницу и другие продукты своего сельского хозяйства, получая ассигнации. Медные монеты ассигнаций обыкновенно мелкой купюры имели большой вес и объем. Их накопилось много и Иван Сергеевич в 1850 году решил их отвезти в банк для обмена на золото (в город Самару, в казну). Предание говорит, что ассигнациями было нагружено 7 телег. Насколько это было верно, трудно сказать. Но известно, что полученное в обмен золото было помещено в один большой чугунный котел, общий вес которого составил не менее 4-5 пудов, в несколько десятков тысяч рублей золотом. Чугунный котел с золотом Иван Сергеевич закопал в саду. Но золоту не пришлось долго лежать в земле. Старшие дочери Ивана Сергеевича Ирина и Мария решили это золото украсть. Откопавши в саду наполненный золотом чугунный котел, они не могли его сдвинуть с места, и решили пригласить на помощь младшего брата Петра Ивановича, обладавшего большой физической силой и простоватого по молодости и неопытности. Ласками и обещаниями они его уговорили перенести закрытый котел с золотом в дом к зятю Игнатию. По их указанию Петр принес золото в избу Игнатия и с грохотом бросил на пол. Проснувшийся Игнатий остался недоволен нарушением его покоя и сказал: «Зачем вы мне принесли этих вервей? Сейчас же уходите и уносите все с собой!»

            И снова Петру пришлось кряхтеть над котлом и отнести его по указанию сестер в другое место в саду и закопать. Взявши часть из перепрятанного золота, сестры уехали в Самару, купили магазин с товарами и дом. Так как они сами были набитыми дуррами в вопросах деловой жизни, то пригласили к себе на работу умного доверенного по фамилии Федоров. Федоров стал вести их дела – торговать, а они начали замаливать грехи, изредка посещая свой магазин. Через год их магазин сгорел, а Федоров на соседней улице построил собственный магазин и пустил в работу конфетную фабрику. Приняв сахар за божье наказание, сестры удалялись в святую обитель-монастырь, замаливать свои грехи. Оставшееся золото лежало спрятанным в саду в Аделяково.

            Лет через тридцать монастырь монашкам надоел, а грехи замолены, они с остатками золота приехали в Кустанай к любимому брату Петру Ивановичу. Федор Петрович, как самый сообразительный племянник подсмотрел и пронюхал, что у теток-монахинь еще есть золото. Лежит оно в добротном сундуке без движения многие годы, а его владелицы доживают последние десятилетия целого века. Федор Петрович решил, что теткам два века не жить, а золото любит жить вечно, обращаться быстро. Прикинувшись ласковым племянником, он вошел в доверие к монахиням. Устроив в новом доме отдельную келью на втором этаже, переманил их жить к себе. Все это было сделано тихо, мирно, без подозрений со стороны отца и братьев. Время шло, монахини доживали столетие, не умирали. Бездельное золото тревожило предприимчивую натуру Федора Петровича. И вот в один из больших праздников православия монашки с почетом на фаэтоне в пару породистых жеребцов были отправлены в монастырскую обитель (женский Иверский монастырь) молиться, а тем временем деловитый племянник, как хозяин дома, без труда проник в келью и сундук. Неизвестно и трудно предусмотреть содержание и форму, состоявшегося между племянником и тетушками разговора, так как сор из избы не был вынесен.

            После этого события Мария вскоре умерла, а Ирина, к началу жизни второго столетия, впавши в «старческое детство», пугала своими неожиданными ночными появлениями в белом до полу саване рабочих мельницы. А встретив своего правнучатого племянника, она без конца спрашивала: - Чей ты сын? … Филькин! Какой большой… Чей ты сын?» и т.д. пока тот не убегал от нее. Умерла она после революции, в 1921 году в глубокой старости, в семье Федора Петровича.

            Жизнь м характер Федора Петровича выпукло отражены в случайной по существу тронной речи, произнесенной за чайным столом перед родственниками в 1916 году в его доме. Среди родственников старших поколений самый молодой, молчаливый внучатый племянник сидел в темном конце длинного стола. Федор Петрович сказал: Я начинаю стареть. Лучшая пора моих трудовых лет проходит. Детей у меня нет. Заботиться о их судьбе и стремиться к их обеспечению мне не нужно. Мукомольное дело мое разрослось и вести мне одному трудно. Поэтому я свое промышленное заведение продал. В том, что я буду богат, я еще в молодости не сомневался. Будучи на военной службе я себе сказал: «Не может быть, чтобы я был не богат. Я буду богат!» и стал богат. Теперь я свой капитал вложил в банк, в паи предприятий. Я сам работаю в правлении и продолжаю участвовать в промышленности, кредиту предприятия».

            Будучи передовым, развитым промышленником-финансистом, Федор Петрович жил просто, как все кустанайцы: в субботу парился в своей бане, после обеда отдыхал, держал дойных коров и кур, имел хороший выезд лошадей, имел породистых жеребцов и катался на них, главным образом зимой в санках на льду Тобола и по улицам города. Но ему было некогда и его лошади не были лучшими, призов не брали, да и не ради этого он их держал и катался на них.

            Во время революции Федор Петрович сохранил изрядную сумму золота, и чтобы его не отобрали во время обысков, спрятал золото где-то во дворе. Его дом национализировали, хозяина выселили, золото осталось в земле. Нужно полагать, что золота было много, так как Федор Петрович говорил пишущему внучатому  племяннику, что «если бы удалось достать, то его бы хватило дожить до смерти и мне и тебе». Но достать золото ему не удалось.

            Последний раз, пишущий, видел Федора Петровича в 1931 году в Туймазе, недалеко от Уфы. Будучи глубоким стариком, он работал простым плотником на постройке МТС и жаловался, что многие работают недобросовестно, плохо, непрочно зарубают лапу угла сруба. Нам, молодым, в наставление говорил, что работать нужно всегда честно, добросовестно. Чувствовал он себя здоровым, имел хороший аппетит и сон. Вспоминал, что когда он был буржуем, то вследствие несварения желудка, по совету врачей, питался только белыми сухарями. А теперь ест ржаной хлеб, картошку и все переваривает хорошо, заявляя «меня большевики вылечили». Спокойно жить вдали от Кустаная Федор Петрович не мог, его тянули невидимые золотые нити в Кустанай и он все спрашивал: «Неужели не дадут маленькую частную собственность и не возвратят мне дом?» Позже он вернулся в Кустанай, поступил ночным сторожем в ресторан дома крестьянина, занимавший бывший его дом и по ночам охранял дом и золото в земле. И, вероятно много раз щупал ногами землю, прикрывавшую недоступный клад. Составлял бесконечные варианты извлечения золота, но не один осуществить не удалось. Летом 1941 года, когда уже началась война, Федор Петрович поехал на бахчи, поев зеленных арбузов без хлеба, заболел дизентерией и 29 августа умер.

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Цой Николай Иосифович


На празднике


Возложение к памятнику Ленина 22 апреля

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.216 сек.