• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Ход переселения, водворения и хозяйственного устройства переселенцев в Тургайской области

Ход переселения, водворения и хозяйственного устройства переселенцев в Тургайской области

Печать E-mail
Автор Administrator   
05.11.2018 г.

1907 год

 

П.Кокоулин

 

            До настоящего времени только два уезда Тургайской области привлекали к себе внимание гонимого с родины земельной нуждой крестьянина-земледельца Европейской России – Это Кустанайский и Актюбинский. Мирное завоевание их русским пахарем началось в семидесятых годах прошлого столетия и чрезвычайно усилилось с начала восьмидесятых, когда основан был город Кустанай. Один за другим тогда появилось одиннадцать поселков, основанных так называемыми самовольными переселенцами на арендованной у киргиз земле. В 1891 году город Кустанай насчитывал уже 18000 жителей и в 11 поселках того же уезда находилось 9270 душ обоего пола. После 1891 года – 2 голодных годов не только ослабел наплыв новых переселенцев, но поразъехалось в разные стороны не мало и тех, которые прибыли в восьмидесятых годах. По переписи 1897 года в Кустанае оказалось уже только 14045 душ обоего пола. Начавшиеся в 1898 году в Кустанайском уезде работы статистической экспедиции Щербины, а с 1899 года – образование переселенческих участков сопровождалось вновь усиленным ростом переселенческого движения в область. Летом 1900 года чиновники областного правления, производившие подворную перепись переселенцев Кустанайского и Актюбинского уездов нашли в первом в 11 поселках 20307 душ обоего пола и на 187 заимках – 13994 душ, в общем более, чем в три раза, по сравнению с 1891 годом; во втором – на 16 заимках, хуторах и поселках только 2590 душ. После 1900 года переселенческое движение в область с каждым годом сильнее и сильнее и к 1 октября 1905 года выразилось уже в очень солидных цифрах. В Кустанайском уезде к этому времени считалось устроенных на переселенческих участках 80020 душ обоего пола, в поселках Каменском, Белоярском и Семиозерном проживало не имевших наделов до 5 ½ тысяч душ; наконец, разбросанных по заимкам и поселкам, не зачисленных на участки было до 2 ½ тысяч душ, - итого 88 тысяч душ, то есть 2 ½ раза больше против 1900 года…

            Таким образом, в последнее пятилетие, после того, как начались работы по образованию переселенческих участков, в Тургайскую область прибыло переселенцев почти в три раза больше, чем в два предшествующих десятилетия.

            Только одному арендаторскому поселку Кустанайского уезда, возникшему раньше других (в 1878 году), именно Затобольскому, суждено было получить административное устройство еще в восьмидесятых годах, в остальных десяти – общества и волости были образованы в начале 1893 года. Тогда же началось и перечисление жителей их по местам нового водворения. Значительно дольше пришлось ожидать первым колонизаторам Тургайской области земельного устройства, между тем к половине девяностых годов земельные отношения их с туземным населением настолько обострились, что обнаружилось массовое стремление (279 дворов) к переселениям в другие места.

            После некоторых колебаний между альтернативой: с одной стороны, необходимости безотлагательного урегулирования земельных отношений между переселенцами и киргизами, с другой – опасения, как бы не нарушать при этом интересов киргиз, - правительство, наконец, решилось произвести подробное исследование естественноисторических условий жизни киргиз Степного края, их численности, быта и экономического положения. Таким путем предполагалось определить землепользования киргиз и в ней те излишки, которые, на основании примеч. к 120 статье Степного Положения 1891 года, могли бы изъяты из киргизского землепользования для колонизационных целей или других государственных нужд. Эта задача и была возложена на статистическую экспедицию, во главе которой находился известный земский статистик Щербина. В Кустанайском и Актюбинском уездах она работала в 1898 и 1899 годах.

            По данным ее исследования, в Кустанайском уезде числилось 9154769 десятин, из коих 3837682 десятин по установленным экспедицией нормам, подлежали оставлению в пользовании Кустанайских киргиз и до 150 десятин в пользовании вкочевывающих из других уездов. Несмотря на то, что Щербина установил очень высокие нормы: от 144 до 360 десятин на кибитку, то есть в 3-8 раз более высшей нормы, допускаемой для переселенцев, тем не менее, в видах осторожности и более прочного обеспечения кочевников землей, Министерство земледелия признало нужным оставить им сверх нормы еще 25%, так что в конечном расчете в распоряжении киргиз предположено пока оставить 4947103 десятины. Исключив из общей площади еще около 650 тысяч десятин, находящихся в распоряжении города, коннозаводства, лесного ведомства, под дорогами и прочим, получим 3557666 десятин свободных для колонизации. Из этого числа в течение 1899-1902 годов запроектировано под переселенческие участки около 800000 десятин, следовательно, еще остается свободных излишков до 2700 тысяч десятин…

            Таким образом, земельный фонд Тургайской области достигает в настоящее время 4 миллиона десятин. К сожалению, благодаря почвенным условиям, безводности и прочее нет никакой надежды использовать его целиком.

            В распоряжении киргиз, можно полагать, останется из него более 2 миллионов.

            За четыре года работ, с 1899 по 1902, в Кустанайском уезде Тургайская партия дала 88 участков на 51 ½ тысяч душ мужского пола. Из этого числа 6 участков на 2552 десятин не были утверждены Областным правлением. Предстоит вторичное проектирование их… Работы 1905 года еще не подсчитаны и большей частью не рассмотрены комиссией. Допустим, далее, что из остающихся 4 миллионов десятин излишков под участки будет взято 2 миллиона, - это самое большее и что 30% из не будет зачислено в неудобную землю, получим 1400000 десятин удобной земли, то есть максимум на 140 тысяч душ мужского пола, считая только по 10 десятин на душу. В общем трудно надеяться, чтобы Тургайская область дала для колонизационных целей земли более, чем на 200 тысяч душ мужского пола, если не произойдет существенных изменений в землепользовании киргиз и, если не разовьются в области другие промыслы, кроме земледельческого и скотоводческого.

            Проживающие на старых десяти (при образовании наделов два поселка были соединены в один) поселках в том же 1899 году, в котором партия омежевала им наделы, получили право распоряжения своей землей. Далеко не так быстро пошло водворение и устройство переселенцев на участках, нарезавшихся в последующие годы. Правительство предполагало сначала заготовить достаточное количество участков, устроить на них тех, кто уже переселился в область, но не получил наделов на старых поселках и, затем, открыть Тургайскую область для переселений на общем основании. Усиливавшийся с каждым годом наплыв новых самовольных переселенцев не позволил выполнить намеченный план упорядочения переселенческого дела в области. По мере ограничения вновь образуемых участков от земель, оставшихся в пользовании киргиз, переселенцы, вопреки распоряжениям местных властей, занимали их, распахивали землю и устраивали жилища. Наконец, 5 октября 1902 года последовало распоряжение Министерства Внутренних Дел об устройстве на участках всех поселившихся на них крестьян-земледельцев, ведущих хозяйство обычного крестьянского типа. Хотя с этим распоряжением совпало введение в Тургайской области института крестьянских начальников (с 1 октября), тем не менее исполнение его затянулось, вследствие чего открытие области для переселения откладывалось все дальше и дальше. Новые переселенцы не переставали прибывать и для них постоянно делались отступления от общего правила, установленного распоряжением 5 октября 1902 года, после того, как они фактически прочно оседали на участках.

            В общем, в течение 1903-1904 годов практиковался такой порядок водворения переселенцев. Крестьянский начальник представлял губернатору список переселенцев, самовольно устроившихся на том или другом участке, с указанием семейного и имущественного их положения. Если это был первый по поселку список, то крестьянский начальник одновременно ходатайствовал об образовании сельского общества. Губернатор делал на списке надпись, что он разрешает водворить тех, кто прочно устроился, а прочие «Могут быть выдворены в том лишь случае, если в течение года они окажутся способными к ведению самостоятельного хозяйства и приобретут для этого достаточное домообзаводство».

            Затем список докладывался общему присутствию областного правления, которое постановляло: утвердить представление крестьянского начальника об образовании общества «и вместе с тем препроводить посемейные списки и документы водворенных» в Оренбургскую казенную палату на предмет причисления поименованных в них переселенцев к поселкам. Таким порядком в течение 1903-1904 годов было водворено на переселенческих участках Кустанайского уезда и причислено до 40000 душ обоего пола. И все-таки к 1905 году сверх этого проживало на участках еще до 35 тысяч населения, не получившего права водворения. На большинство и этих переселенцев были, правда, составлены крестьянскими начальниками списки и частью направлены в областное правление, но в начале 1905 года они еще оставались не разрешенными.

            В общих чертах 1905 год застал переселенческое дело в Тургайской области в таком виде. Переселенческое население возросло до 80000 душ, но устройство его на участках подвигалось медленно, в Актюбинском уезде и не начиналось. Для новых переселений область все еще почиталась закрытой. Для обеспечения продовольственной помощи этого нового населения имелось лишь 10 хлебозапасных магазинов на старых арендаторских поселках с запасом хлеба около 15000 пудов. В прочих поселках с запасом хлеба около 15000 пудов. В прочих поселках устройство магазинов большею частью только намечалось. Сельскохозяйственные орудия и машины продавались только в частных складах, по ценам неустойчивым и более высоким, чем можно было продавать. Повсеместно в поселках ощущалась острая нужда в лесном материале для построек. Своего леса на переселенческих участках Тургайской области, можно сказать, вовсе не имеется: только 33 поселка Кустанайского уезда имеют свой кустарник и лес и общая площадь того и другого не превышает 4044 десятин. Приходится покупать дерево на всякую мелочь: на рамы, столы, лавки и прочее, а ездить на зим за 50-100 и более верст. К сожалению, порядок отпуска леса не всегда отвечал интересам крестьян (часто делянками и с торгов), чем пользовались частные лесоторговцы и еще более прижимали переселенцев. Некоторые поселки испытывали нужду в водных источниках, что объясняется тем, что при реках и речках находится меньше половины всех, поселков Тургайской области, остальные расположены при водных и высохших озерах и при сухих урочищах. Местная медицинская помощь, организованная по закону 8 июня 1898 года, естественно, не могла удовлетворять предъявленным к ней жизнью требованиям. С 1898 года одно крестьянское население Кустанайского уезда возросло на 60000 и Актюбинского на 8000 душ. Сельскохозяйственная жизнь населения находилась вне какого бы то ни было воздействия науки и знания; агрономической помощи и даже простых пособий на хозяйственное устройство переселенческое население не знало.

            Оставлять и впредь в таком же положении переселенческое дело в Тургайской области было невозможно, поэтому в марте и апреле 1905 года Переселенческое управление командировало туда своих чиновников, возложив на четырех лиц заботы об административном, земельном и хозяйственном устройстве переселенцев, на особое лицо – специальное ведение хозяйственных операций, на отдельного врача – постановку дополнительной (к местной) медицинской помощи населению и на одного чиновника общее заведывание всей переселенческой организацией. В то же время Тургайская область была открыта для переселенцев Полтавской, Черниговской и Саратовской губерний, переселяющихся с содействием правительства по закону 6 июня 1904 года. Специального кредита по смете 1904 года на переселенческие нужды Тургайской области не было отпущено. Пришлось частью воспользоваться остатком от 1904 года, частью урезать кредиты, ассигнованные по смете 1905 года на нужды других губерний и областей Азиатской России.

            Само собой понятно, что чиновники, командированные на водворение, должны были заняться прежде всего тем же, чем занимались и крестьянские начальники, именно – устройством на участках уже поселившихся там переселенцев. Затем предполагалось оставшиеся свободными доли предоставить ожидавшимся из Полтавской, Черниговской и Саратовской губерний воспособляемым переселенцам. К июлю почти все прежде прибывшие (до 1 марта) были переписаны и водворены, составлялись списки и упрощенным порядком, минуя губернатора с его согласия, направлялись в Оренбургскую казенную палату. В обоих уездах к этому времени было устроено всего с прежним 81535 душ обоего пола. Неустроенными оставались переселенцы пяти участков. К концу 1905 года не закончено водворение только в поселках: Акбулакском Актюбинского уезда и Архангельском и Дмитриевском Кустанайского уезда. В первом не хватает земельных долей на всех поселившихся на участке, в двух последних – проекты участков не утверждены Тургайским областным правлением.

            С весны же началось движение и из названных трех губерний. К сожалению, сделанный в 1905 году опыт переселений в Тургайскую область с содействием правительства не дал ожидаемых результатов. Из Черниговской губернии не приехало ни одного человека. Из Саратовской – ранней весной приезжало человек 50 для посева и устройства землянок, но почти все они вернулись обратно. Они ошибочно истолковали обещанное им содействие правительства в том смысле, что им тотчас по приезде в город Оренбург, одним без семейств, будет выдано здесь на каждого домохозяина по 250 рублей. Между тем это пособие обещано было выдать лишь после того, как они ликвидируют свои имущественные дела на родине и будут иметь своих по 400 рублей на хозяйство. Переселенческое управление полагало, что для прочного домообзаводства в Тургайской области требуется не менее 400 рублей и недостающую для этой нормы сумму обещало саратовцам восполнить, при условии выдачи, однако, не более 250 рублей на двор. Так как никто из прибывших не подошел под эти условия, то денег они не получили и большей частью вернулись обратно.

            Значительно большее число ходоков приезжало из Полтавской губернии.4 июня прибыла первая партия ходоков в числе 21 человека, вслед за ней – другая партия в 8 человек, затем – в 87 человек, потом – мелкие группы и одиночки. Полное незнакомство ходоков с картой Тургайской области и условиями местности и преувеличенные надежды на новый край, обусловливаемые обещанным содействием правительства переселению, имели последствием то, что первая партия еще в Оренбурге разочаровалась в своих надеждах и неохотно направилась в Актюбинский уезд. Неприятной неожиданностью для них было прежде всего то, что все свободные участки Тургайской области и даже целый Актюбинский уезд – безлесны. Затем их смутила необходимость делать большие расстояния в степи пешком или на лошадях для осмотра участков. По маршруту ходокам, снабженным в Оренбурге справочной книжкой о Тургайской области и картой, надлежало оставить железную дорогу на станции Акбулак и направляться вправо на Саздинской и Вершинный участки, находящиеся от станции в 25-35 верстах; потом пройти на Удачны участок (верст 60 от Вершинного) и т.д. Доехав до Акбулака, 13 ходоков осмотрели находящийся тут же переселенческий участок Акбулакский, нашли его песчаным и глинистым и, решив, что так же безотрадна вся степь, поехали обратно…

            В Кустанайский уезд проникла только одна партия человек в 8, осматривала там свободные участки в верховьях реки Тобола, нашла их недостаточно доброкачественными и слишком удаленными от железной дороги и возвратилась домой.

            Есть основание полагать, что, кроме неосведомленности, были и другие причины заведомо отрицательного отношения полтавских ходоков к Тургайской области. Они в один голос утверждали, что в 1905 году в Полтавской губернии ожидался отличный урожай, нужно было спешить на уборку хлеба; некоторые проговаривались, что есть надежда на даровой раздел частновладельческой земли. На вопрос, зачем же они в таком случае ехали так далеко, ходоки отвечали, что начальство посылало, хотя о принудительной посылке, конечно, не могло быть и речи.

            К осени выяснилось, что до весны 1906 года нельзя ожидать более или менее значительного наплыва переселенцев, едущих с содействием правительства; между тем приток новых самовольных переселенцев не прекращался и свободные места на участках позволяли устраивать их. Поэтому Переселенческое управление предложило местной организации открыть прием на участки всех переселенцев обычного типа, не считаясь с тем, имеют или не имеют они надлежащие разрешения из мест выхода, явились ли они с семьями или в качестве ходоков и обращая внимание лишь на степень нужды их в земле. Чтобы наилучше гарантировать водворение на казенных участках только действительно в том нуждающихся, устройство вновь прибывающих самовольно переселенцев поставлено, по прежнему, в зависимость от согласия местного губернатора.

            Весной 1905 года в некоторых поселках обнаружилась цинга и недостача семенного хлеба. Хотя удобный момент (до марта) для закупки хлеба был упущен, тем не менее оставить без внимания резко сказавшуюся среди переселенцев нужду в хлебе безусловно было невозможно. Переселенческая организация немедленно приступила к закупке хлеба и раздаче его нуждающимся. Было куплено 43147 п. 15 фунтов на 20 ½ тысяч рублей и роздано 2391 семейству с условием возврата осенью 1905 года по 1 п. 5 ф. за пуд, при чем 20794 п. 35 ф. было назначено на удовлетворение продовольственных нужд, остальное – на осеменение полей. Для обеспечения продовольственной помощи населения в будущем предположено устроить казенные хлебные запасы на первое время в городе Кустанае и в Федоровском и Валерьяновском поселках Кустанайского уезда. В городе Кустанае строится уже каменный магазин на 80000 пуд. (стены возведены) и закуплено хлеба 43137 пудов 36 фунтов на сумму 13827 рублей 65 копеек.

            К июню получились выписанные переселенческой организацией сельскохозяйственные машины  и орудия и открыты были казенные склады в городе Кустанае и поселке Федоровском, а в августе скуплен склад Эльворти в городе Троицке, обслуживающем северо-западный уголь Кустанайского уезда. Несмотря на то, что весенний сезон был упущен и выписанные товары, вследствие затруднений на железных дорогах, получались с задержками и запозданиями, валовая продажа названных трех складов к 1 октября выразилась в сумме 58222 рубля. Продано 110 жаток, 16 сенокосилок, 56 молотилок, 19 веялок  и прочее. В ценах на орудия и машины между частными и переселенческими складами была значительная разница. В то время, как в последних лобогрейки продавались по 160-165 рублей, в частных они стоили 175-185 рублей; сенокосилки 195-200 рублей, в частных 215-230 рублей, плуги 4-х пудовые 23 рубля, в частных складах 27029 рублей.

            При всем желании придти на помощь переселенцам в деле снабжения их недорогим лесным материалом переселенческая организация не в силах была осуществить это немедленно. Переговоры с лесным ведомством о покупке большой партии горелого леса (1904 год) (тысяч на 35 рублей) в Аманкарагайском бору закончилась удовлетворительным разрешением вопроса лишь к осени, в самый разгар полевых работ, когда почти невозможно было найти рабочие руки для вырубки и разработки леса. Последняя началась только в октябре и только в половине декабря предполагалось начать продажу леса переселенцам. Так же точно и незначительная гарь (на 3000 рубка) в Аракарагайском бору предложена была к покупке лишь к осени, так что продажа из нее опять не могла быть организована раньше декабря. Весной с большой поспешностью лесное ведомство нашло возможным продать в Аракарагайском бору только 18 делянок сырорастущего соснового леса на сумму 7 тысяч рублей. Значительнейшая часть этого леса по необходимости предназначена на собственные постройки организации.  В результате, если переселенцы не снабжены лесом в 1905 году, зато начало этому большому и весьма нужному в крае делу все-таки положено.

            На благоустройство искусственных водных источников в Тургайской области Переселенческое управление могло отпустить только 3000 рублей. На эти деньги строится 8 колодцев, в среднем четырнадцатисаженной глубины, в Лихачевском (бывшем Суюндукском) поселке Кустанайского уезда. Такие сооружения переселенцам оказались не под силу: собственные попытки их выкопать колодцы не доводились до конца. Работы переселенческой организации еще не закончены, но, по приблизительным расчетам, они обойдутся не менее, как в 2 ½ тысячу рублей.

            Для усиления медицинской помощи населению переселенческая организация открыла в Актюбинске врачебный пункт, предназначенный, прочем, и для нужд передвигающихся переселенцев, в городе Кустанае и поселке Федоровском Кустанайского уезда и наметила врачебный пункт в поселке Валерьяновском того же уезда, открыв его пока в поселке Николаевском Верхнеуральского уезда, впредь до устройства собственных помещений в поселке Валерьяновском. В поселке Федоровском вчерне возведены уже все постройки для пункта, в городах Оренбурге и Актюбинске устроены бараки для нужд проезжающих переселенцев.

            Таким образом, распределение прибывающих в Тургайскую область переселенцев по участкам теперь можно считать вполне упорядоченным. Положено начало продовольственной организации, урегулированию цен на сельскохозяйственные орудия и машины и снабжению переселенцев лесным материалом. Сделан почин в устройстве искусственных водохранилищ и довольно широко уже развита медицинская помощь. Остается одно и, к сожалению, самое главное, - агрономическая помощь населению в широком смысле слова. За отсутствием специальных кредитов переселенческая организация не могла сделать в этом отношении ничего существенного, если не считать небольшого количества проданных семян и трех-четырех опытов посева кормовых трав да выдачи ссуд на хозяйственное устройство из кредита в 20000 рублей.

            Сельскохозяйственные условия жизни Тургайских переселенцев необходимо признать в общем благоприятными. По прибытии на место здешний переселенец немедленно может запрягать волов, пахать и сеять сколько сил хватит. Он не озабочен расчисткой из под леса и корчеванием своей пашни и покоса, что отнимает так много сил и времени у переселенцев, оседающих в таежных местностях. Тургайскому переселенцу нет надобности проводить дороги, устраивать мосты и гати; его не беспокоит гнус Сибирской тайги. Его дерновые землянки так просты, что среднее семейство работает над ним не более двух-трех недель, при чем в работе могут принимать участие и женщины и дети. Только лесные материалы требуют не малой затраты денег и времени на поездку за ними. У заимочников Кустанайского уезда в 1900 году приходилось на двор в среднем: 9,8 десятин пашни, 2 рабочих лошади, 8,2 голов рогатого скота и 11,7 мелкого скота. Насколько успешно устраиваются переселенцы на участках, сейчас нельзя дать полной характеристики, так как собранные в 1904 году статистические материалы еще не разработаны, тем не менее, как быстро переселенцы могут развивать свое хозяйство, показывает следующий случай. Весной 1904 года на участке Озерном Кустанайского уезда находилось 161 семейство; четвертая часть их появилась на участке в 1903 году, остальные – в первых месяцах 1904 года. Весной 1904 года поселок имел уже 1223 ½ десятин посева, то есть в среднем по 7,6 десятин на двор.

            Однако, во-первых, высокий уровень благосостояния одних, не исключает глубокой бедности и нужды у других. Собранные весной 1905 года переселенческими чиновниками краткие сведения о хозяйственном положении переселенцев, устроившихся на участках в 1903-1905 годах, дали выводы далеко не утешительные: 1370 семейство (10,8% общего числа водворенных за все годы) не имели ни одной рабочей скотины, 1606 семейство (12,7%) имели только по одной голове рабочего скота, 1987 семейств (15,7%) не имели коровы и 3275 (25,7%) не имели плуга. Во-вторых, и самое главное, светлые надежды на будущее подтачиваются серьезными основаниями в прочной доброкачественности местных почв. По данным статистической экспедиции Щербины и по мнению заведующего Тургайско-Уральским районом Л.Н.Цабеля, почвы Кустанайского и Актюбинского уездов, особенно в северной и западной частях, отличаются высокой мощностью; другие же местные деятели почти единогласно утверждают, что здешние почвы – слабы, скоро истощаются, и что вполне возможно, что лет через 15 наступит в области серьезный сельскохозяйственный кризис. Между тем население к подобному кризису совершенно не подготовлено. Первый же серьезный недород хлеба поставит местных земледельцев в безвыходное положение, так как побочными промыслами оно не занимается, местных заработков не имеет. Одних запасов хлеба на случай неурожаев, конечно, недостаточно. Население должно приспособиться переносить неурожаи без крайнего истощения, переходя от земледелия к другим промыслам. Возможно, что оно найдет со временем большую поддержку в овцеводстве, или свиноводстве, или в маслоделии (как в соседней Тобольской губернии), или в обработке сырых продуктов ит.п. Но к этому времени его нужно подготовить и естественнее всего взяться за это дело местной переселенческой организации. Научное изучение местных почвенных и климатических условий, организация опытов над посевами новых в крае культур, распространение  в населении новых пород скота и улучшение семян и т.п., одним словом широкая работа агрономической помощи населению – вот задача, которая должна занять в будущем первое место в ряду мероприятий частью уже осуществляемых местной переселенческой организацией. Без этой чисто культурной работы в интересах будущего поколения все переселенческое дело в Тургайской области следует считать построенным на песке, все затраты на хозяйственное устройство переселенцев – имеющими серьезное значение для настоящего момента и очень проблематичное для будущего.

 

Санкт-Петербург. 1907

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Скориненко Иван Федорович


Мертин Готлиб Иванович


Меньшиков Михаил Дмитриевич

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.230 сек.