• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow История Дамбарской и Валерьяновской волостей в архивных документах (конец XIX– начало XX веков)

История Дамбарской и Валерьяновской волостей в архивных документах (конец XIX– начало XX веков)

Печать E-mail
Автор Administrator   
11.10.2018 г.

Работа Александра Шефер

 

А.А.Шефер

краевед-исследователь,

г.Марбург, Германия

 

 

История Дамбарской и Валерьяновской волостей в архивных документах (конец  XIX– начало XX веков)

Статья опубликована в сборнике «Туган Жер. История Костанайской области в краеведческих исследованиях и публицистике», который можно скачать в формате PDF на сайте Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья:  http://lisakovsk-museum.kz/ru/   

Раздел: О музее/Издания и  публикации/2018  

 

 

Данная работа оснoвана преимущественно на архивном, неопубликованном  ранее материале государственного архива Руспублики Казахстан. Все цитаты из архивных документов отмечены курсивом и в некоторых случаях написание названий местностей или имена кочевников отличаются  от используемых в современных краеведческих трудах терминов. Во многом это связано с тем, что топографы записывали эти названия и фамилии, особенно казахские,- на слух.

  Хотелось бы обратить внимание читателя на то, что в историографии до 1925 года для обозначения коренного населения Казахстана использовался термин «Киргиз-кайсак», или сокращенно «Киргиз». С 1925 года употреблялся термин «казак», что ещё больше привело к путанице с обозначением населения русского казачества и лишь с 1936 года в обиход вошла современная форма «казах». Поэтому в приведенных в данной работе цитатах из архивных источников первоначальное обозначение «киргиз» оставлено без изменений.

 

Развитие скотоводства в Дамбарской волости.

Для общего представления организации административного деления Дамбарской волости, занимавшей современную территорию Тарановского района, части Денисовского и других соседних районов, отмечу расположение будущих поселков на соответствующих единицах.

Так, административный аул №1 Дамбарской волости находился в западной части, где позже расположились поселки Прохоровский, Придорожный, Денисовский, Гришинский и др.

Административный аул №2 включал в себя, среди прочих, поселки Ново-Ильинский, Козыревский, Нелюбинский и др.

Адм. аул №3: Викторовский, Асенкритовский, Николаевский, Щербиновский и др.

Адм.аул №4: Валерьяновский, Степной, Карасорский, аул Байкана (позже- Кызыл-Жар),

Адм.аул №5: Увальный, Аксуатский, Богородский

На смежной территории №5 и №6 аулов- Луговской, Евгеньевский, Натальевский, 

На смежной территории №2 и №6 аулов- Барсуковский.

Адм.аул №6: Елизаветинский, Павловский.

 Одним из первых управителей Дамбарской волости был Бекмухаммед Карпыков. Православный миссионер уезда  писал в 1894 году: «Карпыков Бекмухаммед имеет громадное влияние на сородичей своих киргизов. Он около 20-25 лет состоял Дамбарским волостным управителем... состоит почётным блюстителем в Кустанайском 2-х- классном училище...“[1, c.302-303].  Наряду с семействами Асатовых и Яраспаевых, Карпыковы считались наиболее богатыми степняками на территории Верхнетоболья. При проектировании поселков, комиссия сделала исключение в интересах этих крупных скотовладельцев и воздержалась от использования правил раздела по установленным нормам, «где сосредоточивались исключительно состоятельные хозяйства Асатовых, Карпыковых и Яраспаевых, для которых оставление одной нормы было бы чрезвычайно стеснительно»,- сообщалось чиновниками.[3, c.12]

Интересна следующая деталь местной истории, подтверждающая степень влияния и известности Б.Карпыкова в Тургайской области: в 1883 году главный управляющий коннозаводством подарил двух из пяти жеребцов текинской породы управителю Дамбарской волости Б.Карпыкову и два- султану Даулет-Гирею Джантюрину. Четыре из этих пяти жеребцов были «пожалованы» императором Александром III., а один- графом И.И.Воронцовым-Дашковым- главноуправляющим государственным коннозаводством России. Эти ценные подарки являлись частью программы по улучшению пород лошадей в нашем крае. [5, C.18] Скот из Дамбарской волости поступал также на ярмарку Кустаная. Дело это становилось прибыльным, поэтому начала развиваться некая конкурентная борьба за место проведения торгов. 19 августа 1893 г. поступило ходатайство о открытии ярмарки в городе Кустанае, но город Троицк, боясь за свою ярмарку, подал жалобу, которая была вскоре отклонена.

Большой интерес россиян к коневодству в казахских степях проявился уже в 80-90-х годах XIX века, где проведение  регулярных выставок и ярмарок становилось традицией. Уже в июне 1892 года в ауле №8 Дамбарской волости в урочище Костомар состоялась выставка калмыцких и казахских лошадей, а также проведены скачки-байга. Организаторы с удовлетворением отмечали, что из всех  пяти таких выставок и скачек, проведенных в 1892 году в Кустанайском уезде, именно костомарская стала наиболее удачной: «Лучшая резвость на всех дистанциях показана в Костомаре, а менно:

на 5 верстах- 8 м.5 с.;

на 6 вер.-10 м.20 с.; 

на 12 вер.-19м. 20 с.;

нак 18 вер.- 29 м.»[6, c.38]

В этом же источнике упоминается о таких же выставках и ярмарках в 1899 и 1902 гг. в ауле №7, а также в 1903 году- в ауле №3 при урочище Джаксы-Аманкуль Дамбарской волости.

Степняки имели богатый опыт в разведении, содержании и пастьбе скота, который охотно перенимали европейские новоселы. Местные казахи отмечали, что «овцы лучше разводятся при кочевом образе жизни, питаясь круглый год подножным кормом, при кормлении же сеном делаются менее продуктивными, т.е. дают меньше шерсти и молока, и менее плодовиты- реже родятся двойни...».[8, c.92] «Летом лошади и овцы идут против ветра, этим они избавляются от насекомых. Пастухи в таких случаях идут впереди стада. Зимой наоборот. Рогатый же скот не обращает внимания на направление ветра, идет за кормом».[8, c.96] С  приставкой «сор» казахи называли озёра с горько-солёной водой, которые в большинстве летом пересыхали. Солонцеватые степи считались у казахов лучшими пастбищами для овец и верблюдов. Лошади предпочитали ковыльное пастбище. Косить сено начали наши кочевники довольно поздно. Казахи урочища Кара-сай, к примеру, (будущий п.Придорожный) начали косить траву (ковыль) для зимовок только с 1897 года. «Каждый косит где хочет и сколько может»,- отмечали российские топографы. 

Некоторые кочевники из других регионов стали оставлять на зиму своих лошадей в Дамбарской волости.[8, c.178-179,198] Но местные климатические условия ставили кочевников-пастухов порой в непредсказуемые катастрофические ситуации. К примеру, зимой 1891-92 гг. во время бурана в озере Кара-сор №2 административного аула утонуло около 700 лошадей, что явилось большой трагедией для степняков.[9, c.90] Помимо падежа скота, вопрос сильного распространения конокрадства в степи считался одним из самых насущных. Хотя чиновники пришли к заключению, что в тех местностях, где переселенцы были дружелюбны к кочевникам, там и случаев конокрадства было намного меньше.

Кроме сдачи земель в земледельческую аренду в волости стала распространяться и аренда земель с целью развития коневодства и скотоводства. Первое десятилетие ХХ века проживания здесь  переселенцев показало, что зачастую продажа скота приносила больше прибыли, нежели доходы от развития рискованного земледелия в этом регионе. Российское ведомство земледелия, начиная с 1913 года приступило к образованию специальных скотоводческих казенных участков, которые сдавались в аренду обеспеченным предпринимателям сроком до 36 лет. В списках таких лиц встречается и некий потомственный дворянин из Бузулукского уезда Самарской губернии Кошкаров Георгий Алексеевич, который 24 октября 1914 года заключил договор на аренду конноводческого участка в Дамбарской волости в пределах оврага Аще-Узек, в 33 верстах от Денисовского.

Площадь удобных земель этого участка составляла 13893, неудобной- 898,06 десятин. Этот предприниматель содержал лошадей чистокровной английской, англо-арабской, рысистой, верховой, так называемой культурно верховой  и обычной степной пород.  

В Джетыгаринской волости екатеринодарский купец 2-й гильдии Заболотный Михаил Иванович заключил 4 марта 1914 г. подобный договор на аренду земель.[7, c.36] Эти арендаторы, согласно договорам,  были обязаны в течение года построить соответствующие скотоводческие помещения и завести в ближайшие годы определённое количество племенного скота. 

В связи с начавшимся индустриальным развитием скотоводства в нашем крае, население стало чаще заниматься обработкой кожевенного сырья для продажи его на рынках. Наиболее известным предприятием в Верхнетоболье считался кожевенный завод братьев Писаревых в поселке Денисовка. Это малое частное предприятие имело в 1917 году лишь трех рабочих и 2 дубильных чана, но его продукция славилась и за пределами волости.[10, c.47] Подобные предприятия имелись в Надеждинском и Семиозерном поселках. Кроме того, известны случаи продажи в Россию конского волоса для изготовления мягкой мебели, ибо это сырье было практичным, т.к. не собирало пыль.

 

Заселение российских переселенцев и основание заимок.

В конце 19 века в Кустанайский уезд в поисках земли стали приезжать так называемые переселенцы- самовольцы. Они расселялись в степях, недалеко от казахских аулов, основывали свои заимки и арендовали у местных казахов земли для занятия земледелием и скотоводством. Местные власти порой даже и не знали о существовании в степях подобных заимок.

С официальным основанием переселенческих поселков эти заимки зачастую вливались в границы новых населенных пунктов. А некоторые из них получали даже названия от соответствующей заимки. Так, в Дамбарской волости заимка Барсукова влилась в названный его именем поселок Барсуковский. Находившийся рядом водоем также стали именовать как озеро «Барсукпай». Это название отмечено в работе  П.Хворостанского «Экономическое положение переселенцев Кустанайского уезда», изданной в г.Омске в 1911 году.

Заимка Сухорукова- влилась в поселок Павловский, заимка Чугунова- в поселок Натальевский, заимка Григория Кувшинова- в п.Евгеньевский, заимка Григорьева, так называемая «Мордовская» из 17 дворов- в п.Елизаветинский. [18, л.38-41]

В Дамбарской волости в 1900 году имелись уже 36 заимок, занимавших площадь в 642 ½ десятин земли. Согласно переписи, крестьяне-самовольцы этих заимок в количестве 747 душ обоего пола, содержали 179 лошадей,  597 голов крупного рогатого скота и 248 голов мелкого скота (овцы, козы).[21, л.35-36] Регистрация заимок осложнялась тем, что некоторые из них носили порой по два-три различных названия. При подготовке проектов новых поселков в 1900 году статистики  зарегистрировали некоторые поселения, а также проживавших в аулах переселенцев c указанием места их прежнего проживания. 

Малафей Мошков, родом из Астраханской губернии, поселился вблизи зимовки аксакала Сургаина №5 административного аула Дамбарской волости ещё в мае 1889 года и арендовал земли у казахов соседнего 6 административного аула.

Григорий Кувшинов (Ковшинов) из Кустаная проживал с 1896 года у озера Матай в ауле Эрежета Наурузбаева. Эта заимка влилась затем в основанный поселок Евгеньевский Павловской волости.

Заимка Дмитрия Погодина основана в марте 1897 года в 5 адм. ауле у зимовки аксакала Урузбаева.

Константин Суслов- рядовой запаса из Самарской губернии поселился в 1881 году в ауле №1 Альмухамеда Альташбекова в урочище Карасай. Добавлю лишь, что в одноименном урочище Карасай был основан позже поселок Придорожный.

Афанасий и Семен Чугунковы, а также Якуп Сидоров из Кустаная,  поселились в апреле 1885 года в урочище Узун-Карасу при реке Тобол №5 адм.аула, где находился аул будущего управителя волости Баймухамета Наурузбаева. (в районе п.Натальевский)

Во 2-м ауле при урочище Саз, проживал Андрей Губернацкий из Нижегородской губернии вблизи зимовки Касима. Этот переселенец отмечал, что он проживает у хозяина с апреля 1894 года бесплатно, а имеющиеся деревянную избу и двухпоставную ветряную мельницу использует с хозяином пополам.

В ауле Амантая Байканова 4 адм. аула у реки Тобол при урочище Байкан-сай (основатель будущего аула Кызыл-Жар) поселился Даниил Клеменков и его семья. В 1895 году кустанайский православный миссионер по пути в Бестюбинскую волость заезжал сюда и отметил в своем дневнике следующее: «21 июня посетил одинокую и далеко заброшенную в степи семью Даниила Корнеева Клименкова. Приезд мой семью эту бесконечно обрадовал, ибо здесь при смерти была больная «сибиркой» мать Даниила, старушка 60 лет, Иулиaния, которую и напутствовал Св.Тайнами. Помолился с ними при отправлении водосвятного молебна, снабдил их из своей маленькой аптечки нашатырем и направился далее...»[2, c.739]

Герасим Кошеваров, родом из Нижегородской губернии, обосновался во 2 адм. ауле Дамбарской волости. Как отмечал Г.Кошеваров, проживал он в казахской землянке с апреля 1900 г. на землях Бекмагамбета Беканбаева. Там же проживали крестьянин Владимир Сморкалов из Витебской губернии и кустанайский мещанин Владимир Кравцов.[19, л.205об.]  В 1899 году 160 семей переселенцев из Городовского уезда Витебской губернии основались стихийно ниже реки Аят, около Тобола (недалеко от  будущего поселка Алексеевского) и просили в 1900 году местные власти выделить им официальные участки на выбранном ими месте- в заимке Володина. С основанием новых поселений, заимка Володина из 37 дворов и мельница одного башкира, выстроенная на арендуемой у казахов земле, вошли в 1900 году в состав Алексеевского поселка, разграниченного топографом Качковским. На этом участке располагались также заимки Комарова и Калашникова.

Самовольцы-переселенцы всех этих заимок были вполне довольны своей жизнью и развившимися хорошими отношениями с казахами. Довольно сенсационные, редкие в краеведческом плане для нашего края выдержки из дневника черниговского агронома А.А.Свечина, посетившего в июле 1910 года несколько поселков Кустанайского уезда, среди которых- Денисовский, Туфановский, Львовский, Придорожный, Валерьяновский, Елизаветинский, говорят о многом: «18 июля. Утром я выехал в поселок Елизаветинский- богатый старожильческий. Бывшая заимка. Вспоминают, как жилось привольно, когда жили на аренде у киргиз. После образования участков, часть вновь образованных долей раздали новоселам- («проклятым хохлам»), которые хотят завести свой порядок. «Не знаете-ли, где вольные земли?»,- обратились ко мне с вопросом старожилы. Многие в этом году отправились искать счастье в Семиречье. Некоторые вернулись».[11, c.78]

 

Зеселение поселков Валерьяновской волости.

Заселение поселков будущей Валерьяновской волости проходило в последовательности с востока на запад- в Вернетоболье. По этому принципу поселок, располагавшийся ближе всего  к уездному центру Кустанаю, а это в данном случае- Увальный, стал заселяться первым с весны 1903 года. Крестьянский Начальник 3 участка в январском сообщении 1904 года Губернатору Тургайской области отмечал, что «до весны прошлого 1903 года, участки представляли собой свободные, никем не занятые земли, на которых не было никаких построек, кроме киргизских...».[22, л.181]

Уже осенью, 1 сентября 1903 г., у участка Увального в запасе остался лишь один свободный надел. Вторым по интенсивности заселения был Ново-Ильинский, у которого к этой дате оставалось 37 свободных наделов из 355, у Козыревского, в свою очередь,- 118 свободных наделов из имевшихся 343.[22, л.109] Валерьяновский и все остальные участки волости оставались к этому времени ещё не заселенными и полностью свободными. Крестьянский начальник, регулировавший заселение новых поселков, вынужден был вначале решить проблему так называемых «самовольцев», т.е. крестьян, прибывших в Кустанайский уезд еще в 80-90-е годы 19 века стихийно, без соответствующего разрешения властей. Продолжавшийся стихийный поток переселенцев вынудил военного губернатора 5 февраля 1904 года закрыть всю Тургайскую область для заселения, вплоть до  полного обустройства «самовольцев». Наплыв новоселов был вызван не в последнюю очередь «весьма значительным, редким в этом уезде  урожаем 1903 года». По решению властей, казахи стали массово отказывать русским переселенцам в сдаче земли в аренду. Чиновники пытались таким образом приостановить поток и решить вопрос самовольного переселения крестьян.

Крестьянский начальник, не зная, как правильно поступить в этой ситуации, просил вышестоящее руководство письмом от 10 февраля 1904 года, разъяснить решение вопроса с крестьянами, имевшими право на заселение. По рекомендации военного губернатора Тургайской области, участки Валерьяновский, Степной, Прохоровский, Придорожный, Яковлевский, Спиридоновский, Антоновский были оставлены для распределения здесь в первую очередь самовольных переселенцев, в том числе, как ни странно,- из заимок Белоярской и Каменской в урочище «Каменный лог», в 110 верстах от Кустаная из Кинь-Аральской волости. Эти заимки росли так быстро, что и усилия уездного руководства по сдерживанию их роста не приносили оcобых ограничительных результатов. Самовольные крестьяне той самой Каменской заимки, которых планировалось частично переселить в  поселки Верхнетоболья, уже задолго до этого, 20 июня 1900 года дали властям следующую расписку: «Мы, нижеподписавшиеся в заимке Каменная в числе 212 семей дали настоящую подписку в том, что в виду отказа со стороны киргиз Кинь-Аральской волости в сдаче земли на урочище Каменный лог, мы более посева в будущем 1901 году производить не будем».[19, л.68-69]

После того, как переселенцы-самовольцы были зарегистрированы и распределены, власти смогли сосредоточиться на переселенцах- ходоках, которые приезжали для предварительного осмотра земель.

Регистрация потока ходоков-переселенцев для их дальнейшего направления на места проживания в Кустанайский уезд производилась в большинстве в Челябинском и отчасти в Сызранском переселенческих пунктах, где ходокам и переселенцам необходимо было в канцелярии переселенческого чиновника официально отметить цель своей поездки. Выдачей же официальных разрешений на заселение занималась Оренбургская казенная палата. За период с 1897 -1907 годы только через Челябинский пункт в Тургайскую область были направлены 13433 семьи, что составляло 76614 человек.[37, л.597] Анализируя поток, руководство Кустанайского уезда констатировало, что основная часть переселенцев приезжала из отсталых губерний Малороссии и, соответственно, с очень низким стартовым капиталом.

Переселенцы выбирали для строительства дома место пониже и поровнее, вспоминали на своём привычном говоре: «Глядели, чтобы не так для двора, как для огорода было способнее».

Новые поселки получали в ходе проектных работ номера, которые использовались и в последующие годы. В архивных материалах  Валерьяновского волостного управителя сохранился забавный документ за 1912 год, где вступивший в должность новый священник Увальненского прихода Константин Аксенов  направляет в волостное правление прошение, указать, как называются поселки №№ 25 и 27, на что правление волости вскоре ответило: «№25-Ново-Ильинский, №27-Валерьяновский».

Какими темпами шло дальнейшее распределение земельных участков переселенцам, можно проследить из следующей ведомости о числе земельных душевых долей, отправленной для статистической отчетности в Челябинский переселенческий пункт по состоянию на апрель 1904 года: [33, л.7]

(в скобках указано количество свободных долей на 20 июля 1904 г.) [20, л.378]

Название участка

Число душевых долей на участке

Число занятых душевых долей на участке

Число свободных душевых долей на участке

Валерьяновский

366

43

323 (323)

Козыревский

343

160

183 (4)

Ново-Ильинский

355

340

15 (6)

Увальный

358

342

16 (11)

Степной

277

-

277 (277)

Придорожный

259

-

259 (259)

Прохоровский

314

-

314 (314)

 

Как видно, эти цифры подтверждают, что три последних поселка- Степной, Придорожный и Прохоровский к этому времени, т.е. к апрелю и июлю 1904 года ещё не заселялись. Однако, данные о количестве выданной земли переселенцам в других поселках ещё не говорят о том, что эти новоселы здесь уже проживали. Часть ходоков получала официальное разрешение на владение этой землей, а затем уезжала на некоторое время на родину за своими семьями или по другим причинам и возвращалась в назначенный поселок только к весне следующего года. Интересный документ, подписанный чиновником особых поручений Челябинского Переселенческого Управления от 14 апреля 1906 года можно привести как подтверждение этому: «Предъявитель сего фельдфебель из крестьян Екатеринославской губернии Мариупольского уезда Майорской волости села Приют Захарий Лукьянович Говоренко в 1903 году был ходоком в Кустанайском уезде Асенкритовской волости на участке Викторовский, где за ним  были зачислены три земельных доли. С открытием военных действий на Дальнем Востоке, Говоренко был призван по мобилизации в действующую армию, откуда только в начале этого года вернулся на родину и в настоящее время с семьей переселяется на вышеуказанный участок. А потому в случае, если упомянутые доли заняты другими, то покорнейше прошу не отказать в предоставлении ему земельного надела на одном из свободных участков». [35, л.118]

Кроме того, имелись случаи отказа от выданных участков. Несмотря на это обстоятельство, заселение поселков всё же шло очень быстро. В докладной записке Крестьянского Начальника от 2 января 1906 года сообщается о наличии последних свободных земельных душевых долей в поселке Придорожном-43 надела и в п.Степном-29 наделов, которые за короткое время также были распределены. [36, л.1]

 

Составление плана поселков.

 Территория для будущего волостного центра-  поселка Валерьяновского, тогда ещё- Дамбарской волости, была ограничена Тургайской временной партией по заготовлению переселенческих участков в 1901 году. Первый же, предварительный план был составлен ещё осенью 1900 года топографом С.П.Банновым. 8 мая 1902 г. областной инженер Наранович в письменной форме просит 2-е отделение Тургайского Областного правления предоставить ему сведения о вновь образованных поселках для составления подробных планов расположения дворовых мест.[20, л.247] Списки поселков были затем представлены, в которых значились и семь участков-будущих поселков Валерьяновской волости. Впоследствии был составлен план Валерьяновского, который, как оказалось позже, не совсем отвечал правилам Строительной части согласно действующего тогда закона от 17  апреля 1874 г. В новый,  измененный план требовалось внести места для строительства гостинного двора, лавок, ярмарок и торгов, для домов волостного и сельского управления, школы, кузницы, а также выбрать подходящее место для кладбища согласно ст.624 т. XIII изд. 1892 года Устава Медицинской помощи. Второй, переработанный план, разработанный в Строительном отделении Тургайского областного правления, был принят на заседании этого же отделения 31 мая 1903 года, а затем отправлен Губернатору Тургайской области для утверждения.[23, л.9-10]

Валерьяновский поселок стал заселяться с 1905 года. Среди первых   переселенцев этого года были семьи Е.П.Бевзенко, И.В.Дзюня, И.Е.Козорез, С.С.Мокрицкого, Ф.Я.Протченко, А.А.Юрчик и др. 

В 1910 году решением Временной комиссии, состоявшейся 26 сентября в г.Кустанае, к Валерьяновскому участку была добавлена южная часть  территории из урочища Аят-Чепты-Куль в размере 1875 десятин в границах по смежности с участком Чуптыкульским, поселком Викторовский и участком Куйшибайским. Это решение обсуждалось накануне на сходе жителей Валерьяновского поселка 3 августа 1910 года. На собрании присутствовали 75 человек, имевших право голоса из состава общего числа домохозяев в количестве 105 в присутствии местного сельского старосты Кузьмы Залужняк. [29, л.163]

Ново-Ильинский  №25

Поселок при его планировке в 1900 году получил название Ново-Ильинский. Это подтверждается как архивными документами, так и установленной печатью сельского старосты тех лет. Поэтому в данной работе используется первоначальное корректное название поселка: Ново-Ильинский. Уже в годы советской власти в официальных документах стала всё чаще применяться несколько измененная форма- Ново-Ильиновский, используемая в обиходе местными жителями. В конечном счете такое написание поселка закрепилось практически без официальных на то распоряжений властей.

Ново-Ильинский появился на территории между Увальным и Козыревским  почти случайно. Топографы планировали  в 1900 году населенный пункт на правобережье реки Тобол в районе современного поселка Октябрьский. В результате подготовительных работ местные аксакалы вначале согласились с планом, но затем, внимательно обдумав, решили изменить своё мнение и во главе с аксакалом Б.Наурузбаевым пожаловались на то, что оставленные им по проекту пастбищные земли между Увальным и Козыревским станут слишком тесными для пастьбы скота. Комиссия приняла эти претензии к сведению и решила оставить весь правый берег Тобола кочевникам, а запланированный поселок основать между двумя указанными населенными пунктами.[12, c.222-223]

С первой половины 1903 года распоряжениями Оренбургской казенной палаты в поселок стали зачисляться первые  переселенцы из различных частей Российской империи. В этом отношении Ново-Ильинский выделялся на фоне других поселков Кустанайского уезда, где новоселы были выходцами из довольно узкого круга 5-6 уездов, в основном Малороссии. В данном же поселке, к примеру, в числе первых были зачислены из Самарской губернии Николаевского уезда села Ликовки семьи Петра Фроловича Ивашкина и Ивана Агеевича Ракчеева. Из Таврической губернии- Семен Дмитриевич Бабешко; из Херсонской губернии- Роман Онуфриевич Данич, Ефим Гордеевич Фурсов и Емельян Гаврилович Фуртун; из Бессарабской- Даниил Петрович Юрченко; из Подольской- Дионисий Григорьевич Дяченко; из Уфимской- Филимон Иванович Иванов; из Оренбургской- Федор Филиппович Доркин; из Херсонской- Федор Иванович Юров и Семен Иванович Сатин; из Кустаная- мещанин Федор Дмитриевич Погодин.[24, д.1]

Ново-Ильинский основывался с запасом в 355 душевых земельных наделов, по 15 десятин на душу мужского пола. По состоянию на 4 октября 1904 года здесь было уже занято 340 наделов,- оставалось лишь 15 свободных долей, т.е. можно сказать, что к этому времени поселок уже почти определился.[34, л.7-8] А к 1906 году уже были известны окончательные данные о составе жителей: основную часть переселенцев, несмотря на упомянутую выше «разношерстность» составили выходцы из Херсонской и Уфимской губерний, к которым добавились представители из мещан Оренбуржья, Кустаная и области войска Донского. В связи с возвратом некоторых переселенцев на родину, на их место причислялись новые,- как-то в 1907, 1913 гг. из Енисейской губернии.

Тяжело было переселенцам привыкнуть к степной местности, да к тому же в зоне рискованного земледелия, когда хорошего урожая приходилось ждать несколько лет. Немало из них возвращались назад или же решались переселиться в лесные местности Сибири. В официальном формуляре, который заполняли переселенцы, решившие покинуть новое место жительства, среди прочего отмечались такие причины, как тоска по родине; не понравился край; удаленность от населенных пунктов; бездорожье; малосильность семьи; смерть главы семьи; болезнь семьи и другое. Недовольство организованностью на местах отразилось в письме переселенцев-малороссов Кустанайского уезда депутату Государственной думы Т.Белоусову в 1910 году: «Як посылалы нас сюда, так обещалы нам давать и лису для постройкы, и по 160 рублей на семью помоществования, а теперь ныма цего нычего. Щё було дома, так продалы, та пока доихалы сюда, той потратылы, а тэперь де нам щё брать? Щё мы-то будэм робыть? Чы нам пастись на ций степы, так ий снигом занысло, а копытив у нас нымае...»[13, c.40]

Приведу для наглядности несколько архивных выписок.

В 1904 году от Кустанайского уездного начальника М.Кочергина в Челябинский переселенческий пункт поступила телеграмма следующего содержания: «Жена Бессарабского переселенца Марфа Ривняк 6 июня тайно выехала из Кустаная через Челябинск на Родину, захватив принадлежащее мужу имущество, оставив его с оcтальными детьми, где он провел посев хлеба. Благоволите предложить Марфе вернуться к мужу», а уже 14 июня 1904 года в Кустанай пришел ответ: «Марфа Ривняк наотрез отказалась вернуться к мужу. Отправляется со старшим и младшим сыновьями на родину. Имущество имеет лишь своё бельё и сорок рублей».[32, л.233-234]

Из сохранившихся дел Валерьяновской волостной управы встречается заметка за 1911 г. о том, что из Ново-Ильинского поселка были исключены выехавшие семьи Павла Землянского и Арсения Ивановича Синеокого.[24, д.1]

7 июня 1913 г. житель Ливановского поселка Коломенской волости Савва Сазанович Чепкий пишет расписку в том, что отказывается от зачисленных за ним 2-х земельных наделов и обязуется вернуть 10 рублей, полученные им от Красного Креста. Причина опять та же- желание  вернуться на Родину, в Подольскую губернию.[38, л.36]

 

Основание поселков в 1910 году.

Подготовкой к созданию ряда новых поселков в Дамбарской волости в 1910 году, среди которых- три для Валерьяновской волости (Аксуатский нижний, Аксуатский верхний и Макбалкульский), занимался прозводитель работ Переселенческого Управления Российской империи, надворный советник Михаил Федорович Крейдик. Его комиссией была проведена инспекция площадей. На основании данных переписи казахских хозяйств 1909 года, был вновь проведен пересчет земель, необходимых для содержания одной cтатистически средней семьи. На землях казахских хозяйственных общин №№ 178-179, на территории которых уже располагались поселки Козыревский, Ново-Ильинский и Увальный, было решено запланировать два поселка под названием Аксуатский нижний и Аксуатский верхний- от казахского «белая вода». Эти названия использовались комиссией уже в ходе проектных работ летом 1910 года.

31 августа 1910 года производитель работ М.Ф. Крейдик пригласил представителей аксакальств близлежащих аулов и аульного старшину 5 административного аула Дамбарской волости для обсуждения проектов, в ходе которых аксакалы подтвердили планы создания двух переселенческих поселков Аксуатских и подписали составленный акт, который был затем представлен для утверждения комиссией в городе Кустанае.

Нелегко было аксакалам согласиться с отторжением земель. Два основных озера этих общин Дунгулюк-сор и Коржун-Куль являлись местами, вокруг которых состредоточивались основные зимовки казахов. Хотя уже до этого проекта 1910 года, часть земель с тяжелыми суглинистыми почвами у озера Дунгулюк-сор использовались переселенцами. Крестьяне из Увального брали эти земли у местных кочевников в аренду и распахивали их. Сообщалось, что все казахи пяти аулов, числящихся в  общине 178 принадлежали к роду «Беимбет». Раздельных границ эти аулы не имели, все пастбища и пашни были общими и лишь только луговые покосы делились казахами на паи и косились подворно. Местом летней кочевки являлось озеро Джеты-Куль, где местные кочевники находились с 1 июня по 15 августа. Имелись случаи, когда и переселенцы решались выезжать вместе с казахами на эти летовки. Такой случай зафиксирован в архивном материале за 1911 год, где отмечено, что житель Козыревского поселка Иван Семенович Чеботарев «всё лето  проживает с семейством у киргиз».[25, л.77об.] Земледельцы этого региона, как отметили исследователи, в первый год сеяли просо, затем два-три года пшеницу, на 4-й год- овес, и в конце отставляли землю отдыхать лет на 6-7. 

Наиболее всего в ходе передела земель были затронуты местные аулы Джунуса Джаимбаева и Токтаума Кобжасарова. Любопытно, что согласно архивным документам эти аксакалы довольно скромно согласились с проектом М.Крейдика и больших возражений не высказали. Т.Кобжасаров сообщил лишь, что многие аульчане в связи с бедностью не в состоянии самостоятельно произвести требуемый снос своих жилищ и переехать на новые места. На основании этого он просил Управление произвести эти работы за счет казны. И действительно, последующая кустанайская комиссия решила выделить затронутым казахам суммы, согласно оценке Производителя работ, среди которых, к примеру, Смагулу Каспаеву 5 административного аула- 125 рублей. 

Второй значимый вопрос, затронутый местными казахами,- сохранение их кладбищ. Одним из самых почитаемых кладбищ, продолжавшим служить местом захоронений, кочевники отметили Худайсугур и Тышканбай-мола на урочище Кара-сай, где был заложен поселок Аксуатский нижний.[29, л.112]

26 сентября 1910 года в г.Кустанае состоялось заседание временной комиссии, которая рассмотрела проекты новых поселков и утвердила их без изменений. В состав данной комиссии под председательством помощника Заведующего переселенческим делом Анатолия Матвеевича Сахарова, входили следующие лица: Крестьянский начальник 3-го участка Петр Васильевич Сутягин; Кустанайский Уездный начальник Михаил Васильевич Кочергин; лесной ревизор Сергей Константинович Федосеев; заведующий 2-м подрайоном Кустанайского уезда Алексей Иванович Шамышейский; производитель работ Михаил Федорович Крейдик; уполномоченный от местных казахов Омар Дощанов.  В ходе заседания был обсужден доклад производителя работ М.Ф.Крейдика, в котором комиссии были представлены проекты передела земель с приложением актов, составленных 21, 27 и 31 августа 1910 г. Затем были заслушаны вызванные повесткой на заседание комиссии представители аксакальства административных аулов, которые официально подтвердили свою добровольную уступку земель.

Согласно подписанному акту от 26 сентября 1910 г., в Кустанайском уезде Дамбарской волости были основаны следующие переселенческие участки: Алабайтальский, Балыктинский, Каратомарский, Жайсанжалтырский, Китебайский, Джетыкульский, Мажбайский, Аксуатский верхний, Аксуатский нижний, Каиндысайский, Аятский, Куйшебайский, Чептыкульский, Макбалкульский, Джасыбайский, Карачилинский, Каиндыкский.[29, л.133-134]

Этим же постановлением комиссия переименовала участок Китебайский- в Опановский. Поэтому- 26 сентября 1910 года, на мой взгляд, можно с полным правом считать датой основания поселков, находящихся на этих участках.

Обратимся коротко к утвержденному комиссией описанию трех заложенных участков, включенных  затем в состав Валерьяновской волости, а именно- Аксуатского нижнего, внесенного в дела Переселенческого Управления под номером 306; Аксуатского верхнего №307 (вскоре переименованного в Богородский) и Макбалкульского №301- будущего Екатерининского. Обращу сразу внимание читателя, что в краеведческих исследованиях зачастую путают одноименные поселки Аксуатские, а именно вышеназванные новые поселки Валерьяновской волости и Аксуатский №107 Шевченковской волости Верхнетоболья, основанный уже в 1907 году.

 

Аксуатский верхний №307 (будущий Богородский).

Основан на территории казахской хозяйственной общины №179. Площадь удобной земли нового поселка составила 3926 десятин, неудобной- 1429,5 десятин и церковно- школьной 120. Таким образом, поселок имел в запасе 327 душевых долей, по 12 десятин земли на душу мужского пола. Комиссия отметила в проекте, что ближайший молитвенный дом к запланированному поселку находился в 3 верстах- в поселке Ново-Ильинском, а расстояние до волостного центра- п. Валерьяновского составляло 15 верст.

В акте производителя работ М.Крейдика территория будущего поселка описывалась следующим образом: «Участок расположен при реке Тобол с пресной хорошей водой. Земли на юге участка более пригодны для земледелия, в северной же части более удобные распаханы киргизами. Почвы преимущественно темно-супесчаные и чередуются с землями малоудобными. Распашки по всему участку сравнительно небольшими площадями. Покосов всего 370 десятин по большей части по лиманам. Пашень и залежей 1050 десятин. Степи пахотной всего 2000 дес. Кроме реки Тобол в южной части участка в долине под названием Курун-сай имеются колодцы с пресной водой».[29, л.101]

Уже в следующем 1911 году здесь поселились первые переселенцы. Это подтверждается в документах 1914 года, где поселок отмечен уже под названием Богородский.  В этих документах жители поселка жалуются на некоторую стесненность, суженность участка, что препятствует свободной пастьбе скота. 11 июля 1914 года уполномоченные Богородского сельского общества Илья Отрощенко и Никита Титов обращаются с данной проблемой в Тургайское областное правление: «Мы переселились  в Тургайскую область и были зачислены на участок №307 Богородский, бывший Аксуатский верхний ещё в 1911 году. В то время участок не был обмежеван, а был лишь «обвешан кочками». Выехавший казенный землемер обмежевал нам участок очень узкий по реке Тоболу так, что нам невозможно прожить на таком узком участке. Верхняя сторона от поселка до киргизской межи очень близко, так, что невозможно нам прогонять скотину в реку Тобол для водопоя. А нижняя сторона от поселка до самой межи Верхнеаксуатской- очень крутой и каменистый берег и невозможно его никак раскопать, чтобы поить скотину. Вокруг киргизские пашни и они продают землю другим поселкам под посевы. В степи у нас озер нет и мы вынуждены дважды в день гнать свою скотину поить на Тобол.

Из-за близости киргизских земель выходят потравы и проходится уплачивать большие убытки за потраву киргизам. Это очень затрудняет развитие хозяйства и приходится нам свою скотину завсегда держать возле колушок на привязи. Просим областное правление прирезать к участку земли и расширить по реке Тоболу».[27, л.11]

 

16 июля 1914 в Валерьяновское волостное правление на данное прошение поступил ответ от заведующего переселенческим делом в Тургайско-Уральском районе: «Объявите жителям поселка Богородского, что их ходатайства о прирезке земли будут рассмотрены при составлении плана работ в будущем 1915 году».[27, л.6] Нужно отметить довольно хорошо организованную бюрократическую систему тех лет, ибо все письма, касавшиеся устройства поселков, поступали в волостное правление с условием, что жители будут официально ознакомлены с их содержанием. И действительно, 14 августа 1914 г. в Богородском состоялся сход жителей, на котором присутствовали 64 человека из 90 имеющих право голоса: «В присутствии нашего сельского старосты Стефана Гурина слушали предписание господина заведующего Переселенческим делом от 16 июля 1914 года о том, что наше ходатайство о прирезке земли бедет рассмотрено в будущем году при составлении плана работ. Подписуемся: за неграмотных 39 человек и за себя расписались 25 человек».[27, л.7] Текст данного акта был отправлен в Областное правление.

 

Аксуатский нижний № 306

Основан на смежной территории хозяйственных аулов №№178 и 179. Площадь удобных земель составляла 2696 десятин, неудобной 1045,5 десятин, церковно-школьной 120. Емкость участка рассчитана была на 269 земельных долей, по 10 десятин на душу мужского пола. Ближайший молитвенный дом в 4 верстах- в поселке Увальном, расстояние до Валерьяновского волостного правления- 17 верст. Среди ходоков этого поселка, зачисленных затем одними из первых были Иван Еду (староста поселка), Петр Макан, Григорий Кучер, Федосий Латыш. И эти переселенцы, параллельно с жителями соседнего Богородского, подали в 1914 году жалобу в Тургайское областное правление на суженность участка и отсутствие дороги для нормального водопоя скота у реки.

Территория поселка описывалась следующим образом: «Участок раположен при реке Тобол с хорошей пресной водой. Местность слегка волнистая, почти ровная, поблизости реки, пересекаемая оврагом под названием Кара-сай. Версты 3 с половиной от реки тянется возвышенность шириною с версту, занятая исключительно неудобными землями. На юге от этой возвышенности почти до самого озера Донгулюк-сор почва суглинистая, вполне пригодная для земледелия с растительным покровом из ковыля с примесью других злаков. В этом месте степь пригодна для сенокошения. Почвы поблизости реки Тобола супесчаные легкие и почти все распаханы».[29, л. 102]

Заинтересованным местным казахам был представлен проект поселка и дано время для обдумывания и подготовки возможных претензий. 21 августа 1910 года казахи 5 административного аула добровольно уступили земли для поселка Аксуатский и соседнего Мажибайского участка, на что был составлен соответствующий акт. В этих документах были обозначены границы будущего Аксуатского: «Участок расположен по реке Тобол ничиная от кургана, что у реки; граница идет на юго-восток, пересекает овраг Кара-сай мерою всего 1 верста и 215 сажень; отсюда на северо-восток по прямой линии мерою 4 в.; далее по смежности с землями киргиз 177 общины, на юго-восток мерою 5 в. 100 саж.; от этого пункта сначала на юго-запад к озеру Донгулюк-сор по прямой линии мерою 4 в. 175 саж.; а потом от него на северо-запад к кургану, что у оврага Кара-сай мерою 5 в. 160 саж. Отсюда к Тоболу левее на 140 сажень от сопки и наконец, по течению реки к первоначальному пункту». [29, л.106-107]

 

Макбалкульский №301 (будущий Екатериновский)

Участок основан на территории казахского хозяйственного аула №157 Дамбарской волости, занимавшего довольно большие территории. На юге этот хозяйственный аул начинался от границ к Валерьяновскому участку и доходил до северной границы близ Николаевской станицы Оренбургской губернии, а с юго-западной стороны тянулся узкой полосой почти до самой реки Джилкуар. Восточная граница соприкасалась  с Викторовским участком. Через территорию указанной большой №157 обшины проходили два важных почтовых тракта. Первый- с запада на восток, сообщением из Орска в Кустанай и обратно, а второй с юга на север, проходивший через Валерьяновский участок, затем  непосредственно мимо озера Макбал-куль (в советские годы использовалось название озера- Макпалколь) в направлении через станицу Николаевка оренбуржья в город Троицк.

В отличие от других участков, Макбалкульский не имел так называемых призимовочных аулов с постоянными жилищами. В материалах состоявшейся в 1909 году переписи казахского населения отмечено, что территория хоз.аула №157 Макбалкульского и Чептыкульского являлась «летовочной» общиной, т.е. местом для летней пастьбы скота кочевников Дамбарской и соседней Аятской волостей. Возможно этот факт и является причиной того, что этот регион так мало исследован, к тому же в связи с практическим отсутствием документов. Площадь пастбищных летовок этой территории составляла 106460 десятин. После основания поселков Макбалкульский и соседнего- Чептыкульский,  их территории относились частично к Асенкритовской и Валерьяновской волостям.

Проект участка Макбалкульский подготовил Производитель работ Михаил Фёдорович Крейдик. Прежде чем заниматься составлением плана, гидротехники проводили буровые работы с целью выяснения наличия пресной воды на территории будущего поселка, а затем передавали эти результаты Производителю работ. На схематической карте будущего поселка, составленной гидротехником А.Коммисаровым, отмечены 19 буровых точек с указанием результатов анализа воды с рукописной пометкой-рекомендацией гидротехника, что поселок можно создать на 450 душ. К примеру, в самой лучшей скважине №1 глубиной в 3 сажени, указано, что вода появилась на глубине 1,6 саж., а уровень воды в ней составил 1,5 сажени.[29, л.74] Для сравнения можно указать, что рекордной по глубине бурения в Кустанайском уезде того периода оказалась скважина в поселке Воскресенском, составившая глубину в 82,4 сажени.

27 августа 1910 года в присутствии старшин 3 и 8 административных аулов Дамбарской волости и представителей от хозяйственных аулов был составлен акт для будущего поселка Макбалкульского. Площадь удобной земли этого участка составила 1939 десятин, неудобной 2161 десятину. Участок состоял из 161 душевой доли при норме надела по 12 десятин на душу мужского пола. Ближайший молитвенный дом в поселке Викторовском- в 20 верстах, до волостного правления Асенкритовского- 25 верст.

Описание Макбалкульского: «Участок расположен при озере Макбал-куль на колодцах с пресной водой. Местность слегка волнистая с незначительным уклоном на юго-запад. Почвы участка только в северной части пригодны для земледелия и принадлежат в разряду суглинистых с растительным покровом из ковыля, в южной же части солонцеватого характера и удобны как к выгону, так и  земледелию. Покосы по лиманам и более низким местам до 300 десятин. Распаханных земель в участке не имеется».[29, л.121]

И в этом случае были по возможности обозначены его границы: «Макбалкульский, площадью всего ок. 4100 дес. расположен при озере Макбал-куль и начиная от него граница идет на север к сопке по прямой линии мерою около 4 верст 220 сажень; отсюда на северо-восток к сопке без названия мерою в 4 в. 40 саж.; далее снова на северо-восток по прямой линии мерою 3 в. 150 саж.; от этой сопки граница идет на юго-восток  сначала к кургану, выставленному близ Дуганак-кулу, а потом правее на 980 сажень от Бас-чупты-куля по прямой линии мерою 7 в. 125 саж. и отсюда, по границе с землями киргиз 4 аула до озера Макбалы-куль и наконец, пересекая последнее, к первоначальному пункту».[28, л.124-124об.]

Упомянутая комиссия в городе Кустанае утвердила затем план Макбалкульского 26 сентября 1910 года: «Принять участок в границах, указанных в акте предъявления от 27 августа 1910 г.» с примечанием к акту: «Данное Определение 26 сентября 1910 года нам, заинтересованным киргизам, объявлено, а также и месячный срок обжалования, в чем и расписуемся».

Несколько позже, 12 февраля 1912 года на основании решения Переселенческого управления к Макбалкульскому участку №301 был присоединен соседний, граничащий с ним так называемый Чуптыкульский участок №302 с измененим нормы надела в 11 десятин на душу мужского пола. [4, c.33] Участок был отнесен к Валерьяновской волости.

Первое изменение названия этого поселка отмечено в Адрес-календаре Тургайской области за 1916 год, где уже бывший Макбалкульский числится к Валерьяновской волости под названием Екатеринославский. Однако в метрической книге Козыревского причта за тот же 1916 год, этот поселок записан священником Павлом Соседовым уже в современной форме- Екатерининский, когда священник 30 октября 1916 г. зарегистрировал  брак жителя Валерьяновского поселка Карпа Григорьевича Куриленко с  крестьянкой Екатерининского поселка Харитиной Михайловной Пивовар.[39, ф.678]

 

Основание поселков в 1911 году.

Успешно завершив закладку поселков в Вернетоболье в 1910 году, производителю работ от Переселенческого Управления М.Ф.Крейдику предстояла в наступившем новом 1911 году дальнейшая работа в этом регионе- основание новых переселенческих поселков. На этот раз основание поселков было связано с планами перевода части казахского населения  от кочевого к оседлому образу жизни. Карта Верхнетоболья к этому времени с периода первого этапа основания населенных пунктов 1900 года, претерпела некоторые изменения. В связи с миграцией казахского населения прежние общинные группы были заменены на обновленное общинно-аульное деление. Если в 1900 году так называемый XV естественно-исторический район, занимавший территорию Валерьяновской волости, делился на 10 общин, то в 1911 году этот район составлял 12 общинно-аульных групп из 1, 2, 4 и 5 административных аулов Дамбарской казахской кочевой волости. На территории по обоим берегам реки Тобол, где планировалось основать новые населенные пункты, уже располагались поселки Валерьяновский и Степной. Это были земли из двух общин- №174 (западная часть, включая Валерьяновский в сторону Придорожного поселка)  и община №176 (восточная часть в сторону Козыревского и Степного). Казахи 174 общины принадлежали к роду Кипчак, отделению Джуке. 176 общину заселяли представители рода Жаппас отделения Сумурун.[30, л.10-14] Почти все аулы этой территории  перекочевывали ежегодно с 25 мая на летовки в  соседнюю северную кочевую общину №157 к озеру Макбал-куль (у будущего Екатерининского) и только аул Жумабая Джуванышева (в архивном деле-Жубанышев) недалеко от Степного поселка, отправлялся к озеру Джеты-куль, куда откочевывали также и аулы, находившиеся около Аксуатского и Богородского. В первых числах августа они возвращались назад для уборки хлебов. Топографы отмечали в схематическом плане Валерьяновской волости «выдающиеся возвышенности этой местности- горы Бес-Дамбар и Урта-Дамбар».[30, л.10-14] Посмотрев карту военных топографов того времени с указанием урочищ и заимок, можно действительно обнаружить, к примеру, указанную возвышенность в пределах между поселками Екатерининский и Валерьяновский, обозначенной названием «горы Урта-Дамбар».  

Основной водный источник- река Тобол. В общинах имелись озера Дунгулюк, Тарна-куль, Макбала, Бас-Чептыкуль и многие другие, не имевшие названий, которые в летнее время пересыхали за исключением  озера Макбала. Из-за недостатка воды в указанных местах, население в этих регионах во время покоса и уборки хлебов пользовалось колодцами, глубина которых достигала 3-4 аршин: «при урочищах Сарыблак и Дунгулюк (будущие Даниловский и Лысаковский) имеется масса колодцев с пресной водой. Кроме того, есть колодцы по берегам озер Ак-Томар, Калдар, Джарык, Кигирим. Необходимы гидротехнические изыскания».

Так как землями левобережья реки в большей части пользовались крестьяне п.Валерьяновского, топографы состредоточились на исследовании и анализе участков правобережья. Комиссия пришла к следующим заключениям: «часть, начиная от границ п.Придорожного до северной границы п.Степного  распахивать можно только местами. Почвы сыроватые, неглубокие, местами с галькой. По всей территории участка встречаются солонцы». Не нужно забывать, что 1911 год оказался очень неурожайным, что привело затем к голоду среди части населения. Палящее летнее солнце 1911 года лишило всего, как подтверждает следующая цитата из отчета: «Приходилось видеть такую картину- низины покрыты глубокими трещинами, хотя в прошлом году с тех же лиманов киргизы снимали массу сена».

На основании собранных данных, производитель работ М.Крейдик пришел к заключению: «Считаю, что наиболее подходящия местность для нарезки новых участков- на правой стороне реки Тобол. Там запроектировано 2 участка общей площадью 6992 десятины.

1.- из земель 174 общины, расположен по смежности с п.Придорожным при урочище Сары-блак.

2.- Дунгулюкский, расположен при урочище Дунгулюк, смежной с землями крестьян п.Степного, общей площадью 3136,5 десятин, в том числе 982,0 дес. изъяты из земель 174-й общины и 2154,5 дес. из земель 176-й».[30, л.10-14]

Параллельно шли подготовительные работы по основанию ещё одного будущего поселка Валерьяновской волости- Карасорского. Озеро Карасор, у которого и запланировали этот поселок, а также прилегающие территории, относились в административном отношении к соседнему XVII естественно-историческому подрайону 4-го административного аула и 192-й общинно-земельной группе (общине), расположенной на западе Дамбарской волости. М.Крейдик отмечал: «Предъявленный киргизам 4 аула участок Карасорский, расположен при озере Кара-сор на правом берегу речки Кара-су, общей площадью 7171 десятин, в том числе из упомянутой общины 4208,75 дес., и из смежной летовки 2962,25 дес. Пашень всего 103 дес., покосов- незначительно, недостаток в последних может быть пополнен степным сенокошением. Пункт населения предложен на правом берегу речки Кара-су на юг от дороги, идущей в п.Степной».[30, л.28-30]

Согласно переписи казахских аулов, в указанной небольшой 192-й карасорской общине находился один аул Утебая Карина из 8 семей в составе 29 человек в урочище Кара-су. М.Крейдик вызвал затем повесткой всех заинтересованных степняков 14 августа 1911 года на 10 часов утра в аул Байканова на урочище Сары-блак для обсуждения проекта изъятия земель. Нам сегодня не составит большого труда представить, какие оживленные дебаты могло вызвать это собрание. Ведь людям опять предстояло частичное переселение и уменьшение их пастбищных территорий. На основании решений собрания в ауле Байкана были составлены акты для предъявления их на подтверждение временной  комиссией в Кустанае, а протоколы вручены «заинтересованным киргизам переселенческих участков Сары-блак (будущий Даниловский), Дунгулюк (будущий Лысаковский) и Карасор».

Двумя днями позже- 16 августа, аксакалы написали письменное прошение, в котором изъявили согласие уступить свои земли под участки и просили «о перечислении их всех в 194-ю общину к киргизам того же 4 административного аула». В 194-й общине, расположенной восточнее от Карасорского у большого озера Тентексор, находились аулы Каускана Джумабаева в урочище Чийли (14 семей, 54 человека), Жуке Мужакова- урочище Джаксы-сай (6 семей, 17 человек) и Малдабека Досбаева- урочище Сабынкуль (13 семей, 50 человек).[14, c.82]

И все-же, некоторые аксакалы не были согласны с планами и просили передвинуть северную границу запроектированных участков дальше к югу на 4 версты. Производитель работ М.Крейдик настоял все-же на своем решении. Казахская газета «Ай-Кап» №6 за июнь 1911 года обратила внимание на проблематику этого периода и пассивность некоторых местных аксакалов: «В Кустанайском уезде Дамбарской волости идут землеустроительные работы. Все лучшие земли отбираются, надо переходить на оседлость и закрепить за казахами хотя бы часть земель. Однако мысль даже не приходит, по-прежнему продолжается группировочная борьба, борьба за должности».[15, c.18]

19 сентября 1911 года состоялось заседание Временной Комиссии в городе Кустанае, где были представлены планы трех новых поселков Валерьяновской волости, а также участков Милославского, Шуптыкульского, Алакульского, Чагалыкульского и др., проектированных тем же производителем работ М.Крейдиком. Все проекты были приняты без изменений с нормой надела по 10 десятин на душу мужского пола. Этим же постановлением участок Сарыблакский (в других источниках- Сарабулакский) переименован в Даниловский №341, а участок Дунгулюкский (в других источниках- Дунгурлюкский) переименован в Лысаковский №342. Хотелось бы добавить к сведению некоторых историков-краеведов, использующих название этого населенного пункта через «И», т.е Лисаковский, что правильным написанием является все-таки форма через «Ы»- Лысаковский, что подтверждает упомянутый акт о переименовании участка, а также используемая впоследствии сельским старостой этого поселка официально установленная печать с оттиском:   «Лысаковскаго сельск. управл. Кустанайск. уезд». И в этих случаях можно согласиться с тем, что датой основания поселков Даниловский №341, Лысаковский №342 и Карасорский №343 можно считать 19 сентября 1911 года, хотя заселяться они стали лишь в следующем году.

Из решения кустанайской комиссии: «Участок Сарыблакский (Даниловский), общей площадью 3855 десятин принять в границах: начиная от столба, поставленного в юго-восточном углу участка Придорожного, по меже последнего, пересекая овраг Сары-блак мерою 935 сажень от ближайшего межевого знака; далее на северо-восток по прямой линии мерою 5 верст 25 сажень; отсюда на юго-восток по направлению к Ак-Томару около 7 верст 185 сажень; от этого пункта на юго-запад к кургану, что южнее на 60 сажень. От урочища Кичирим, мерою 3 версты 460 сажень; и наконец от него к первоначальному пункту около 820 сажень с изменением лишь северной границы, оставив в пользовании киргиз 275 десятин».

Второй участок Дунгулюкский (Лысаковский), общей площадью 3136,5 десятин в следующих границах: «Начиная от столба участка Степного на юго-запад к могиле Карангур длиною в 3 версты 260 сажень; отсюда к южному углу Сарыблакского участка мерою 400 сажень; далее по смежности с последним по прямой линии длиной 7 верст 195 сажень; затем на юго-восток к кургану мерою 3 версты 305 сажень; с этого пункта к границе участка Степного и по меже последнего к первоначальному пункту».

Третий участок Карасорский «начиная от устья Карасу на юго-запад, пересекая само озеро Кара-сары, к пункту, отстоящему от устья Шийлисая около 420 сажень; далее по прямой линии мерою 5 верст 110 сажень; отсюда через урочище Кузе-Куйгент на северо-запад мерою 10 верст 110 сажень; затем на северо-восток, пересекая караванную дорогу- 3 версты 345 сажень; далее- сначала на юго-восток в 4 версты 400 сажень...»[31, c.75] К сожалению, на этом месте архивный документ обрывается.

Приведенные описания границ, вероятно, лучше всего смогут себе обзорно представить в первую очередь бывшие жители этих поселков. Но и для незнакомца они дают массу информации, к примеру, о существовании караванной дороги мимо Карасорского и Придорожного.

Через Дамбарскую кочевую и Валерьяновскую переселенческую волости  проходили прогонные пути скота для его продажи на крупных ярмарках. Уже с середины XIX века крупные скотовладельцы Дамбарской волости отправляли скот на Кустанайскую и Троицкую ярмарки. При основании переселенческих посёлков, топографы должны были учитывать эти устоявшиеся традиционные прогонные площади, оставляя свободным от проектирования и строительства путь между переселенческими участками шириной 100 сажень для этих целей. Будущий управитель Дамбарской волости Б. Наурузбаев уже летом 1901 года указывал на существование четырёх прогонных путей через указанную волость: это Сибирская дорога от брода Кошкарбая, находившегося у реки Тобол ближе к г.Кустанаю, мимо Алексеевского и Елизаветинского поселков в западном направлении по реке Аят на Оренбург, Киндерлинская, Балыктинская и Иргизская дороги. Две последние- в направлении казачьих станиц Николаевской и Веринской Оренбургской губернии. Самыми значительными из них Б.Наурузбаев  отметил вторую и третью дороги, через которые прогонялось от 10 до 20 тысяч голов скота в год.[12, c.141] Киндерлинская дорога проходила через Иргиз, затем- через Павловскую и Елизаветинскую волости Кустанайского уезда в Троицк. Здесь можно добавить, что местные кочевники жаловались в 1900 году топографу Качковскому, установившему предварительные границы, что проектируемый поселок Елизаветинский затрудняет устоявшийся прогон скота. Именно Елизаветинский оказался на пересечении двух трактов- Сибирского и Киндерлинского.[12, c.213]  Сотрудники Лисаковского музея истории и культуры Верхнего Притоболья в этнографической экспедиции в поселок Набережный 6 октября 2016 года выяснили у старожилов, что караванная дорога мимо Елизаветинки функционировала вплоть до 50-х годов ХХ века, когда сопровождавшие скот в пути табунщики останавливались с ночлегом в домах местных жителей. 

19 сентября 1911 г. поселкам Прохоровский и Придорожный было добавлено соответственно 904 и 735 десятин новой земли. И в этом случае комиссия учла проходивший мимо скотопрогоный путь: «Караванную дорогу, проходящую через площади запроектированной прирезки, вымежевать, считая шириной 100 сажень».[31, л.75a]

В газете «Кустанайское степное хозяйство» за 1914 год о похищении ребёнка кочевниками в поселке Придорожный, указывалось на функционирующий караванный тракт Сыр-Дарьи мимо Придорожного, идущий из города Тургай в Троицк.[16] В 1925 году Кустанайский губернский исполнительный комитет принял постановление, в котором имеется цитата, подтверждающая существование прогонных путей мимо п.Придорожного и в годы советской власти: «...из Кустанайского уезда на г.Троицк скот должен проходить по Тургайско-Троицкому тракту на п.Придорожный Валерьяновской волости Денисовского уезда, где должен быть предъявлен ветеринарному осмотру Денисовского ветеринарного участка. Дальнейший путь следования- на станицу Николаевская».[17, c. 103]

Утвержденные данные по новым поселкам, образованным в 1911 году[26, л.1-12]

 

Даниловский

Лысаковский

Карасорский

№ Участка по карте

341

342

343

Год образования участка

1911

1911

1911

Площадь церковно-школьной земли

120

120

120

Пахотной и сенокосной земли

2891,3

2740,7

4075

Прочей удобной земли

69,3

64

470

Всего угодий

2960,6

2804,7

4545

Неудобной

503,7

242,1

2879

Общая площадь

3464,2

3046,8

7424

Емкость участка/

всего долей

296

280

454

Душевая норма надела в десятинах

10

10

10

 

 

 

Список использованной литературы:

1. Оренбургские епархиальные ведомости. 1894 г. №9 Неофициальная часть. «Православный миссионер в киргизских аулах Тургайской области». http://primo.nlr.ru/primo_library/libweb/action/search.do 

2. Оренбургские епархиальные ведомости. №23 от 1 декабря 1895 г.

3. Отчет по Тургайско-Уральскому району за 1906 г. http://myaktobe.kz/

4. Отчет Тургайско-Уральского района за 1912 год http://myaktobe.kz/

5. Памятная книжка Тургайской области за 1899 г. http://myaktobe.kz/

6. Россия. Главное Управление государственного коннозаводства. 1892 г.  www.rsl.ru Электронный фонд Российской государственной библиотеки.

7. Коневодство и скотоводство на казенных землях Азиатской России. Справочник. Петроград, 1917 г. www.rsl.ru

8. Материалы по киргизскому землепользованию, собранные и разработанные экспедицией по исследованию степных областей. Тургайская обл. Кустанайский уезд т.5 Воронеж, 1903 г. http://kazneb.kz 

Казахстанская национальная электронная библиотека.

9. Добромыслов  А.И. «Скотоводство в Тургайской области» Оренбург, 1895 г. www.orenlib.ru Оренбургская областная научная библиотека. 

10. Шарц З.А. Кожевенная перепись 1-го сентября 1917 г. Оренбург, 1918 г. www.kazneb.kz

11. Свечин А.А. «Отчет о командировке в Сибирь для ознакомления с постановкой переселенческого дела. С.-Петербург, 1910 г. www.kazneb.kz

12. Отчет ревизора землеустройства Смирнова по командировке летом 1901 года в Тургайскую область. С.-Петербург, 1902 г. http://kazneb.kz

13.Т.Белоусов «Страничка из жизни переселенцев». Сибирские вопросы, 1910 г. №2  www.prlib.ru Президентская библиотека имени Б.Ельцина.

14. Материалы по киргизскому землепользованию, собранные и разработанные статистической партией Тургайско-Уральского переселенческого района. Оренбург, 1912 г. http://kazneb.kz

15. Асфендияров С.Д. «Национально-освободительное восстание 1916 года в Казахстане». http://myaktobe.kz/

16. «Кустанайское степное хозяйство» №17, 1914 г. Статья «Похищение девочки» www.kostanay1879.ru

Сайт Армана Козыбаева «Костанай и костанайцы»

17. Обязательные постановления Кустанайского губернского Исполкома на 1925 г. www.kazneb.kz  

18. ЦГА РК ф.25.оп.1.том1.д.2689  (Центральный государственный архив Республики Казахстан, г.Алматы)

19. ЦГА РК ф.25.оп.1.д.1669

20. ЦГА РК ф.25.оп.1.д.2682

21. ЦГА РК ф.25.оп.1.д.1689

22. ЦГА РК ф.25.оп.1.д.2689

23. ЦГА РК ф.25.оп.1.д.4862

24. ЦГА РК ф.570 оп.1.д.1.  Фонд: «Валерьяновский волостной управитель».

25. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.134

26. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.140

27. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.364

28. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.636

29. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.653

30. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.660

31. ЦГА РК ф.29.оп.1.д.661

32. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.252 (Объединенный государственный архив Челябинской области, г.Челябинск)

33. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.359

34. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.394

35. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.414

36. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.434

37. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.512

38. ОГАЧО ф.и13.оп.1.д.920

39. ГАКО ф.678 оп.3 (Государственный архив Костанайской области, г.Костанай)

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Веселое настроение


Магазин "Спутник" 1963 год


ТОО Карабатыр 1998 год

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.245 сек.