• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow "Я слишком мало понимала, что такое большевики и меньшевики..."

"Я слишком мало понимала, что такое большевики и меньшевики..."

Печать E-mail
Автор Administrator   
08.12.2017 г.

1928 год

 

            В 1917 году я слишком мало понимала, что такое большевики и меньшевики, но ввиду того, что муж мой назывался большевиком, я стала больше прислушиваться и понимать, что такое большевики и что такое советская власть. В 1918 году проживая в поселке Татьяновском, так как муж мой был ярый большевик начинал работать со своими товарищами, как то вести агитационную работу, а также и подпольную, собирали свои закрытые собрания, вели записи своих большевиков, а также имели связь с другими населенными пунктами, как то Каргалы, Михайловка, Воробьевка, Боровое и другие где имели связь с другими товарищами, где я все знала когда не было мужа где-либо по делам, то его товарищи несколько не стеснялись меня говорили все то что им было нужно, иногда я им передавала где проводится собрание, или что-то другое. В 1918 году мужа моего стали сильно преследовать полиция, а также и некоторых его товарищей, где мне пришлось тщательно присматриваться к этим вопросам, не раз были обыски и не раз допрашивали меня кто где находится, я как женщина старалась больше узнать где кто и когда приехал и передавать своим большевикам. Муж мой начал скрываться и приезжал или приходил больше ночью, задавал мне задания узнать где и кто приехал, все это я выполняла, были большевистские книжки, которые они мне давали читать, а также прятать, а также где то доставали оружие: штуки 3 винтовки и кинжал, где я иногда прятала под своей постелью и спала на них. Я знала когда приезжал к ним Жиляев из Борового но на собрании я не была потому что мне не разрешал муж. Ко дню восстания все население почти было организовано где уже работа почти шла открыто, собираясь на восстание был созван отряд, где с флагом в руках мне также открыто приходилось провожать их, ввиду того что там было мой муж в то время у меня было пять человек детей, в том числе был грудной ребенок, после разгрома муж мой уехал в Сибирь и я осталась на произвол судьбы со своими детьми. В конце марта прибыл карательный отряд в поселок Татьяновский, мне пришлось переменить несколько квартир, у меня был разбит сундук, вытащена обувь, которая была приготовлена для детей и у меня также побили всею посуду, найдя меня на одной квартире стали допрашивать где большевики и мой муж. Я отвечала – я ничего не знаю, они на меня наставляли винтовку и намахивались шашкой и запугивали всякими словами. Благодаря моим маленьким детям, которые кричали вокруг меня, не помню, по какому случаю они ушли от меня и я была почти без сознания, с подкошенными ногами я со своими детьми пошла к родственникам моего мужа, которые не приняли меня близко к дому, говорили, что через вас нас сожгут я долго скиталась на улице ни родственники, ни знакомые меня не пущали. Один гражданин, который сейчас проживает в поселке Татьяновском Ефрем Чирков который сжалился надо мной и детьми и взял меня переночевать после таких пережитков. Мне запретили выезжать никуда из поселка, не давали мне никакого удостоверения. В мае месяце, после вторичного прихода Жиляева, меня опять стали преследовать. Личности моей белые не знали, а соседи и знакомые отказывались от меня, говорили, что мы ее знать не знаем, что за женщина. Однажды 23 или 24 мая 1919 года мне сказали, что тебе будет допрос и наверно изобьют плетьми я бросила свою квартиру и ушла к одной вдове со своими детьми, не подавая виду ей чтоб она меня не прогнала. Вот по улице идет отряд в числе 15 человек вооруженных и с ними наш родственник Степан Шушлебин, я когда увидела то сразу поняла в чем дело. И вот они его спрашивали кто встречался или где сидели и говорили это она или нет, и угрожали ему за неправду, когда обойдя все мои квартиры и всех соседей, которые от меня отказались и когда ушли другой улицей и я тогда вышла и пошла домой. Многие очень жалели обо мне, дезертиры наши организовалися более 30 человек, где жили в камышах на обочине, нам опять пришлось позаботиться о них, доставить пищу, а также передать где что делается. Отряд белых стоял все лето и мне приходилось выезжать по чужому удостоверению, а также везти сообщение с некоторыми знакомыми казаками. Выезды мои проходили удачно глухими дорогами с тех пор муж мой дал обещание уехать в Красную Армию. В октябре 1919 года он уехал в Сибирь, где служил военкомом в 35-м конном полку, откуда не вернулся. В 1920 году я вступила в партию, в конце 1920 года и вначале 1921 года я была членом Татьяновского сельского совета, когда проходила разверстка, то кулачество враждебно ко мне относилось. В феврале 1921 года я поступила в детский дом воспитательницей и проработав до 23 сентября 1923 года я заболела ревматизмом. Весь 1924 год я проболела, а в 1925 году получала пенсию как инвалид 3-й группы. В 1926 году я поступила кухаркой в Боровскую советскую больницу и по возможности стала выполнять общественные работы и с 10 января 1927 года работала в трудовой сессии.

            Анкету заполнить про участие в революции я не знала как потому что репрессиям не подвергалась и я не знаю можно ли такое какое либо участие заполнить или нет я не знаю.

Член ВКП(б) №0935984

А.Негодяева

22 февраля 1928 года

 

ГАКО П-8 Оп.1 Д.91

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Колхоз имени Чапаева


Лобода Петр Григорьевич. Завод химволокна


Кустанай. Проводы на вокзале. 80-е годы

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.242 сек.