• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях

Партизан Жиляев

Печать E-mail
Автор Administrator   
26.09.2016 г.

"Октябрь". 1926 год. №64

 

Большевистский переворот в Кустанае

В Ленинграде Октябрьская революция уже победила и укрепилась. Сформированные отряды Красной гвардии все глубже и глубже проникали по России. До Урала почти все стало советским. Но в Сибири царствовали меньшевики и буржуазия. Не придавая особенного значения Октябрьскому перевороту, считая его временным, сибиряки первое время продолжали отправлять на Ленинград (тогда Петроград) поезда с хлебом и продовольствием, но потом, убедившись, что власть Советов крепнет, стали всячески тормозить погрузку и отправку хлеба.

С целью ускорения отправки хлеба из Сибири для армии и уже начинавшего голодать населения Ленинграда, были организованы « аполитичные» продовольственные отряды матросов, которые и посылались в различные места Сибири.

Конечно, « аполитичность» этих матросских отрядов была бумажная. Каждый отряд, приезжая куда - либо, действовал первое время «аполитично» (« хлеб, мол, нам нужен, а не политика»), но, по мере укрепления отряда и подготовки почвы, устраивали переворот, прогоняли старую власть и организовывали ревкомы.

Из 50 матросов учебно - артиллерийского и минного отряда машинной школы был организован продовольственный отряд, командование которым поручили тов. Василию Чекмареву - матросу машинной школы.

Каждому матросу было выдано: винтовка с неограниченным числом патронов, наган с зарядами и несколько бомб.

В середине ноября 1917 года (ст.ст.) отряд выехал из Питера и по маршруту Москва - Тула - Сызрань - Самара - Уфа - Полетаево - Троицк прибыл в конце ноября к месту назначения, в Кустанай.

Дорога была спокойная. Если отряд где-нибудь и задерживали, то ненадолго. Стоило выйти пятку ребят - и давалось отправление.

Вид бравых, здоровых ребят, одетых в большие белые папахи и сибирские зимние шубы, от которых шел отвратительный кислый запах, делал дело лучше всяких мандатов.

Только в городе Троицке вышла небольшая задержка. В это время там был знаменитый впоследствии полковник Дутов, с отрядом хорошо вооруженных и преданных ему казаков.

Узнав, что едет отряд вооруженных матросов, устроил встречу - оцепил поезд и попросил разоружиться. Матросы отказались и заявили, что желают вести переговоры. Чекмарев, посоветовавшись с братвой, решил, «дабы не терять своего авторитета» , послать для переговоров делегацию, обещая придти в случае чего на окончательные переговоры.

Переговоры затевались для оттяжки времени и определения настроения частей Дутова. Большевистски настроенные казаки, а таких оказалось немало: передавали отряду все, что надо, о расположении частей, об их числе и о настроениях.

Забрав около 50 длинных мандатов, уполномоченные пошли к Дутову. Там делегатам предложили сдать временно наганы и провели в номер к полковнику.

Дутов - толстый, здоровый с типичным полковничьим лицом сидел за столом и читал «Правду». Когда они вошли, он отложил газету, встал, поклонился и предложил сесть.

Во избежание недоразумений Дутов предлагал отряду оставить оружие. Уполномоченные показали ему мандаты и еще раз подтвердили свою политичность. Прочитав мандаты, Дутов заявил, что ни мандатов, ни теперешнего правительства он не признает. И если он разрешает ехать безоружным, то только потому, что армии нужен хлеб, а большевиков все равно скоро не будет.

Уполномоченные показали Дутову еще с десяток мандатов от различных организаций, но на все он отвечал неизменным:

- Большевистских организаций не признаю.

Дело осложнялось. Но зазвенел телефон и из разговора стало видно, что все обстоит благополучно. Оказывается, матросы поодиночке выходили из вагона и завязали беседу с казаками.

Они устроили митинг, в результате которого казаки решили снять охрану. Бедному полковнику ничего не оставалось, как «разрешить» проезд, что он и сделал.

- Имейте в виду, - заявил Дутов, - что в случае попытки захвата власти, вы будете иметь дело со мной.

В коридоре делегатам вернули наганы, и они отправились в дутовской повозке на станцию Троицк к своим, а к вечеру ушли в Кустанай.

Митинги, беседа с Дутовым, большевистское настроение частей показали продотряду, что он представляет собой большую, хорошо организованную силу, благодаря которой можно многое сделать. Отряд решил, пользуясь «аполитичностью» , устроить в Кустанае переворот, захватить власть и отправить все имеющиеся там запасы хлеба в Питер.

Подготовив почву, отряд матросов решил действовать. В первый день «рождества христова» матросы захватили все учреждения: телефонную станцию, телеграф, поставили везде охрану из верных солдат 246 пехотного полка и организовали ревком. Переворот прошел без единого выстрела: правители Кустаная праздновали праздник и не обращали внимания на выступления солдат и матросов.

Революционный комитет под председательством Чекмарева приступил к работе. Его состав был самый разнообразный: от матроса-большевика до контр-революционера Алектицкого-штабскапитана, посланного в ревком буржуазией для ослабления большевистского террора.

На первых порах население отнеслось к перевороту безразлично, но потом, под влиянием агитации буржуазии и соглашателей против захватчиков - большевиков, настроение изменилось далеко не в пользу переворота. Офицерство и эсеры повели борьбу с ревкомом: они агитировали против приказов, издаваемых РК, и организовали покушение на предревкома, тов. Чекмарева, ранив его из-за угла. Раненый Чекмарев должен был уехать из Кустаная, а вместе с ним уехал и отряд, захватив с собой два эшелона (около 100 тысяч пудов) хлеба.

Белые у власти

Душой кустанайского белого переворота были эсеры, которые имели связь с центром и работали по единому плану. Пользуясь полной свободой, эсеры организовались сами, помогли организоваться офицерам и к моменту захвата власти имели уже новое правительство. Первым делом эсеров был арест членов совета, при чем этот арест был произведен провокационным путем: было объявлено, что бывшим членам совета гарантируется полная свобода, и они должны явиться для сдачи дел.

Увидев знакомые подписи, члены совета явились и попали в тюрьму. Часть более заслуженных большевиков быта расстреляна «при попытке к бегству». Расправившись с б членами совета, эсеры принимаются за создание власти. Ими организуется «Комитет народной власти», но большинство прошло в комитет не эсеров, а богачей. Не трудно догадаться, что стал делать этот комитет...

Захватив власть, белые из офицерских отрядов выделили кадровые части и приступили к набору добровольцев и новобранцев.

Был объявлен призыв молодежи, не искушенной в политике и легче всего поддающейся обработке. Однако, набор добровольцев совершенно провалился, а мобилизация пошла туго, потому что не было причин воевать против большевиков, потому что никто не знал, зачем призывают воевать. Началось уклонение от призыва.

Колчаковцы решили послать для проведения мобилизации карательные отряды. Во всех уездах, в том числе и Кустанайском, появились «каратели», которые действовали очень свирепо. Порки жителей всего села, насилование женщин - обычное явление. Тогда же начались массовые расстрелы при чем расстрелам предшествовали издевательства над крестьянами.

Вот одно кошмарное письмо из станицы Усть - Чартийской товарища Ужгина, очевидца расправы:

«Поп подал есаулу Дубову бумаги - списки большевиков.

Есаул скомандовал:

- Смирно... На колени... Шапки долой... Толпа опустилась на колени.

- Вы должны выдать всех большевиков, - продолжал есаул, - списки у меня есть...

На середину вышел дед Онуфрий и сказал:

- Ни при чем тут мир. Только и охальников, что мои два сына...

Выслушал есаул и скомандовал: «Лопаты сюда, заставьте сыновей могилу рыть». Лопаты подали.

Человек пять дюжих солдат помогли двум сыновьям деда Онуфрия копать круглую яму глубиной в рост человека. Замкнутая конвоем толпа стыла в тихом ужасе. Женщины плакали невыразимыми слезами. Дед Онуфрий, стоя на коленях, стеклянным взглядом впился в небо, и нельзя было понять, молился он или кого-то проклинал.

- Ну, чего тянуть волынку. Живо в яму его. Голову не зарывать, чтоб казнился, старый подлец...

В рыхлой земле, пахнущей могилой, утонуло сухое сгорбленное тело деда Онуфрия.

Утонув в земле, дед Онуфрий широкими открытыми глазами с почерневшего и искаженного судорогами лица смотрел на стоявших поодаль сыновей, на светлый, блестящий от солнца крест священника и на играющие блики в погонах есаула.

- А этих молодцов сейчас же расстрелять на глазах у всех.

Немая толпа баб и мужиков колышется дрожью. Словно она слышит уже трескучий выстрел и молчаливо ждет минуты, когда свинцовый дождь падет и на ее голову.

В стороне от замкнутого круга, саженях в трех от него, сыновей деда Онуфрия поставили лицом на восток. Священник трижды осенил их крестным знамением, и раздалась команда:

- Взво - од... пли...

Угасли две жизни. В глазах деда Онуфрия застыли уродливыми фигурами два трупа. Он силился что - то сказать и мучительно стонал. И в этом сдавленном стоне слышался протест свежевскопанной земли.

Есаул Дубов, впившись глазами в исписанные листы бумаги, громко вызывает по фамилии занесенных в списки большевиков. Кольцо арестованных разрывается, и к трупам сыновей деда Онуфрия идут с поникшими головами, с ужасом на лице, отдельные группы мужиков и баб. Десятка два обезумевших людей покорно ложатся на землю под крестное благословение священника. Короткий выстрел по лежачим умирает звенящим эхом в перелеске, скрывающем ближайший к Раскатихе холм.

Тут же, почти рядом с трупами и стонущими от судорожных мучений в другой группе мужиков и баб казацкая нагайка справляет свою победную тризну. Кажется, что вся толпа рыдает звериным воем, и вместе с нею плачет мертвыми глазами деда Онуфрия политая кровью и усталая от людских страданий родная кормилица - земля» .

Жиляевское восстание

Террор, неуверенность крестьян в завтрашнем дне, разорение хозяйства, все это приводило к одному - к восстанию, к бунтам против белых. В самом деле, что должен был делать крестьянин, если приезжали каратели и начинали грабить, пороть и насиловать женщин?

Положение же кустанайских крестьян, в виду их зажиточности, было особенно плохим, ибо белые совершенно разорили их хозяйства.

- Большевики только хлеб брали, а белые все берут. Скоро ли их, чертей, не будет? - рассуждали крестьяне.

Отсутствие законности помогало укрепляться антиколчаковскому настроению среди крестьянства.

В конце марта создалось такое положение, при котором восстания нужно было ожидать каждый день. Нужен был лишь предлог, который нашелся скоро. В пос. Боровое начальник милиции белых Головин вел себя возмутительно и был ненавидим населением. 1 апреля он послал отряд своих милиционеров в пос. Долбушкинский для ареста подпольщиков. Но милиционеры, явившись в поселок, напились допьяна и начали бесчинствовать, стрелять из наганов и ругаться. Члены подпольной ячейки, во главе с Жиляевым, напали на милиционеров и перебили их. Отсюда и началось восстание, получившее название Жиляевского.

Белые, узнав о восстании, послали навстречу партизанам отряд. Первая встреча повстанцев с белыми произошла в пос. Жуковском и Владимирском. После длительного боя казаки были разбиты. Партизаны взяли их на хитрость: они послали невооруженных людей в обоз и велели отступать, а вооруженное большинство повстанцев скрылось за домами и прекратило стрельбу. Казаки, думая, что красные разбиты, вошли в поселок и были расстреляны в упор. Маневр партизан был настолько ловкий, что даже командиры попали в плен и были убиты. В бою партизаны понесли незначительные потери, между тем как у белых погиб весь отряд.

Обрадованные первой победой партизаны с особым рвением пошли на Кустанай. К этому времени к Жиляеву примкнуло изрядное количество бывших дезертиров, и его отряд возрос до пятисот человек.

Узнав о поражении отрядов, белые взволновались. Наспех стали готовить оборону Кустаная. За городом, за казенной оградой монастыря, белые поставили батарею, а в поселок Затобольский согнали много казаков. Однако тыл белые не защитили. Партизаны 5 апреля, в 4 часа утра, подошли к городу, и начался бой. Хорошо вооруженные белые, несомненно, отбили бы партизан, если бы Жиляев не послал сотню кавалерии в тыл. Сотня конных партизан без боя заняла вокзал и главную часть города. Среди белых началась паника, не поддающаяся описанию. Были такие случаи, когда белые отряды стреляли друг в друга. К часу дня город был занят партизанами.

Жиляев отступает

Партизаны не смогли удержаться в Кустанае, находясь в глубоком тылу у Колчака. Отрезанные на сотни верст от частей Красной армии, имея вооружение только на 1/3 всех повстанцев, партизаны не могли устоять против наступления, которое повели белые.

Понемногу белые теснили повстанцев, и вскоре бой происходил уже на окраинах города. Но здесь борьба приняла еще более жестокий характер, ибо в защите города принимало участие все население.

Революционный подъем наблюдался и у женщин. Они приносили в окопы еду, разносили патроны и даже стреляли по белым.

Выделялась жена Жиляева. Кто она, мало кто знает. Говорят - казачка. При обороне Кустаная она командовала конным отрядом. Первые дни она от Жиляева не отходила ни на шаг. Когда же белые напали на город, Жиляева с отрядом оказалась в самом тяжелом месте у вокзала, куда прибыло около сотни казаков. И надо отметить, если бы не она, много бы понесли потерь повстанцы.

С гиком и ревом понесся партизанский отряд навстречу казакам. Впереди на красивом коне скачет Жиляева, украсив свою грудь большим красным бантом. С шашкой наголо она, дико размахивая руками, врезалась в казачью сотню и стала рубить.

Ни один кавалерист не рубил так ловко, как она. Но главное - она воодушевляла. Зараженные ее примером повстанцы дрались, как львы, и в короткое время казачья сотня была смята, уничтожена.

Весь день видели Жиляеву на самых опасных участках фронта.

На ночь бой немного стих, но не прекратился, а к утру опять началась форменная сечь. Повстанцы дрались с ожесточением. Об отступлении никто и не думал. В цепях повстанцы лежали таким образом: один с винтовкой и двое с пиками или шашкой.

Как только убивали того, кто имел винтовку, его заменяли другие. К белым ежечасно подходили подкрепления. Город отстреливался из трех батарей. Стало ясно, что придется отступить...

10 апреля, в 5 часов вечера, Кустанай был занят белыми. Началась расправа с «большевиками» . В первый момент расстреливались все мужчины, появлявшиеся на улице. Затем начались налеты на квартиры жителей. Отцов семей расстреливали на глазах семьи, публично насиловали женщин, вешали на воротах и убивали прикладами.

Волосы вставали дыбом от виденного. Были случаи внезапного поседения.

В Кустанае стоял башкирский полк.

В восстании он не принимал участия, но так как башкирам - солдатам в дни восстания выдавался продотделом партизан хороший паек, то они симпатизировали Жиляеву и запомнили его фамилию –

«енерал Жиляй» .

Видя, что партизаны имеют в петлицах тулупа или на шапке красные банты, башкиры в знак солидарности и себя украсили красными бантами. Когда белые зашли в город, башкиры не сняли бантов, этого было достаточно, чтобы их расстреляли. О расстреле башкир очевидцы передают следующее:

«На вокзал к поручику приводят группу человек в 200 башкир.

- Кто твой начальник? - орет на ближайшего башкира офицер.

- Енерал Жиляй, - отвечают за него все башкиры.

- Расстрелять эту сволочь, - отдает приказ офицер» .

Башкиров отводят к откосу и расстреливают из пулеметов.

С захваченными повстанцами белые расправлялись на местах - их или вешали или расстреливали.

Вот, напр., приказы, которые расклеивались по Кустанаю.

«Я лично убедился, что в восстании большевистских банд в городе Кустанае и поселков его уезда принимали фактическое участие не только мужчины, но и женщины, позволяя себе производить стрельбу из - за углов, окон, с крыш и чердаков по нашим доблестным защитникам родины. До сего времени эти преступницы в большей степени оставались в стороне, не получив должного возмездия за предательство по отношению к родине.

Считаю совершенно неприменимым и слишком почетным расстреляние и повешение такого рода преступниц, а посему предупреждаю, что в отношении означенных лиц будут применяться мною исключительно розги, вплоть до засечения виновных. Более чем уверен, что это домашнее средство произведет надлежащее действие на эту слабоумную среду, которая по праву своего назначения исключительно займется горшками, кухней и воспитанием детей будущего, более лучшего поколения, а не политикой, абсолютно чуждой ее пониманию.

Подлинный подписал начальник гарнизона, подполковник Томашевский. С подлинным верно: Старший адъютант, подпоручик Шевченко» ...

После неимоверно трудного отступления, после того, как один из отрядов Жиляева был предательски разоружен и расстрелян, восставшими киргизами, Жиляев, наконец, достиг Челкара, где находились части Красной армии Туркфронта. Партизанский отряд был преобразован в Кустанайский полк.

Жиляевщина

На этом кончилась славная история восстания. Вслед за ней открылась тяжелая и грустная история – «жиляевщина».

Еще в начале восстания Жиляев показал себя, как властолюбивый человек, желающий командовать. Потом это качество в нем развилось еще сильнее. Уже в Кустанае он не считался с Реввоенсоветом и делал так, как хотел.

С первых дней его появления в Челкаре, он понял, что ему придется подчиниться фронту и Реввоенсовету, и что дни его командования и властвования прошли.

Но Жиляев - партизан, он настолько уже глубоко заражен этим духом, что не считает возможным сдать позиции. Он цепляется за власть. Он идет на провокацию и даже на измену. Отсюда начался период, впоследствии получивший название «жиляевщины» .

Однажды, числа 20 августа (ст. ст.), было донесено в Реввоенсовет фронта, что с правого фланга что - то неблагополучно. Начштаба Астраханцев поручил Жиляеву взять 60 человек и отправиться в разведку, что последний и сделал. Воротившись с разведки, Жиляев не счел нужным отдать отчет Астраханцеву, а лег спать. Астраханцев велел разбудить его и потребовал отчета. Жиляев отказался дать его. Начштаба, с согласия политбюро, снова арестовал Жиляева с женой и посадил на станции Аральское Море в вагон.

Во время маневра паровоз зацепил вагон с арестованными, чтобы переставить на другой путь. Жиляева супруга - казачка закричала в окно: «Товарищи. Нас везут в Ташкент, чтобы расстрелять. Спасите».

Некоторые из приверженцев Жиляева бросились на выручку. Выломали дверь и выпустили Жиляевых.

Жиляев, схватив шашку, бросился со своей шайкой в штаб.

Первым быт убит политком штаба, а затем ранен тов. Астраханцев. который, сидя за работой, не успел опомниться и разобрать, в чем дело. Прихвостни Жиляева стали громить все, что попадало под руки. Они сделали обыск и, найдя шесть мундиров черного сукна, которые держались для артистов театра, обвинили штаб в измене: «мол, костюмы держались на случай неудачи, чтоб перебежать к белым».

Жиляев этим хотел вызвать возмущение и захватить штаб, но партизаны ему не помогли, и он был опять арестован вместе с женой и со всей братией, помогавшей ему в этом гнусном бунте.

Бунтовщиков набралось более полсотни, все они были погружены на судно «Киргиз» и на якоре были поставлены в море, от пристани верстах в пяти. Следствие тянулось недолго. В скорости был назначен суд.

СУД состоял из представителей каждой части, а также представителей Асхабадского и Семире - ченского фронтов.

После допроса некоторых свидетелей, Жиляев, его жена, Володин, Стефановский и Гуренко были приговорены к расстрелу.

Через несколько дней приговор был приведен в исполнение.  Так кончил Жиляев. Остальные жиляевцы впоследствии были помилованы. Кустанайскому же полку, который после Жиляева сражался с белыми лучше всех частей, был выдан ВЦИК'ом орден Красного Знамени.

И.Грушин

 

Последнее обновление ( 26.09.2016 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Совхоз "Воронежский"


1980 год


Перед стартом эстафеты 1980 года

Для Вас, костанайцы

Новый сайт КОСТАНАЙ.ТВ

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

       Новый костанайский сайт

Время генерации страницы: 0.549 сек.