• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Учитель и война. Год 1943

Учитель и война. Год 1943

Печать E-mail
Автор Administrator   
03.01.2011 г.

Очерк доктора исторических наук, профессора Д.М.Легкого

 

В ходе Великой Отечественной войны происходил коренной перелом, победа в Сталинградской битве показала преимущество советского общественного строя, в том числе и народного образования. Необходимо было возвращать учебный процесс к довоенному состоянию. Показателем этого был следующий приказ: «Приказ Всесоюзного комитета по делам Высшей школы при СНК СССР за № 1 от 2 января 1943 г «Об отмене свободного посещения учебных занятий студентами высших учебных заведений». В соответствии с этим приказом, в вузах вновь устанавливалось «обязательное посещение студентами всех видов учебных заведений всех учебных занятий» [2, ф.916, оп.2, д.4].

В Кустанае 19 февраля 1943 г. государственная комиссия начала  проверку подготовки вуза к  новому учебному году, что отразилось в докладной записке «О состоянии Кустанайского учительского института», который оказался в трудном положении. Процитируем документ без купюр: Докладная записка «О состоянии Кустанайского Учительского Института по материалам приемной комиссии от 19/2-1943 года.

Кустанайский Учительский Институт находится в чрезвычайно тяжелом состоянии. Необходимы немедленная помощь, неотложные практические мероприятия, от которых сейчас зависят жизненные интересы Института, его дальнейшее существование. Вследствие  /до крайности/ тяжелого состояния, до которого доведен сейчас Институт, он потерял авторитет Государственного Учебного заведения среди всех учреждений и организаций города, не пользуется он авторитетом и даже среди учащихся-студентов.В течении первого полугодия этой зимы из Института ушли, бросив учебу 57 студентов. Если не принять меры это также (в лучшем случае) пагубно скажется в наборе следующего года. Между тем, Институт имеет все возможности быть одним из лучших среди ВУЗов нашей республики. Он обеспечен профессорско-преподавательским составом, имеет достаточное количество учебного оборудования и пособий. Но, имея эти возможности, Институт лишен самых элементарных условий для того, чтобы вести нормальную работу. 1. Здание. Институт своего здания не имеет, и трижды переселялся из одного помещения в другое. Сейчас учебный корпус и часть интерната размещены в двух зданиях Казахской СШ им. Джамбула. В этих же помещениях находится учебные классы школы, детсадик и помещение Кустанайского ГорОНО. Здание совершенно не приспособлено для работы Института, находится в замороженном и антисанитарном состоянии.Во всех помещениях – холод, полы не моются всю зиму, стены грязные и промерзшие. Занятия студенты преподаватели проводят в верхней одежде, в шапках и рукавицах. Часть студентов Института в таких же условиях проживает в проходной комнате в доме № 47 по улице Калинина, во второй части этого дома живут посторонние жильцы. Инвентарь Института разбросан в разных /случайно попавших к Институту местах Города, не имеющих даже огороженного двора.  Для собственной столовой и кухни у Института не осталось никакого оборудования и инвентаря. Нет ни продуктового склада, ни овощехранилища и даже прачечной. Вследствие отсутствия своего приспособленного помещения и частых переездов много инвентаря и оборудования, принадлежавшего Институту, пришло в негодность и выбыло как безвозмездно розданного и расхищенного /31295 руб./. 2.Отопление и освещение.

Институт не обеспечен топливом. На весь Институт /учебный корпус, интернат, столовую, кухню/ имеется только 2 электролампочки. Холод и отсутствие света срывают как вечерние, так и дневные занятия на всех факультетах» [2, ф.916, оп.2, д.4].

Все эти проблемы легли на плечи нового директора. Когда в  связи с нерешённостью ряда проблем директор института О.Л. Белинская была освобождена от занимаемой должности, то «Приказом по Народному комиссариату просвещения КазССР» от 16 февраля 1943 г. очередным руководителем Кустанайского учительского института был назначен Сунцов Владимир Иванович. Свою работу он был вынужден начать с вызывающего заявления вышестоящему руководству Наркомпроса:

 Кустанайский Государственный Учительский институт находится в чрезвычайно тяжелом положении. Если ему не будет оказана немедленная помощь,  то институт стоит перед угрозой полного развала… Работаю в институте один месяц. Принял институт в катастрофическом положении… Директор института Сунцов

Главным оставался  вопрос о размещении учительского института, а вот здесь институту пришлось не раз, и не два пережить «великое переселение». Решением Исполнительного Комитета Кустанайского Горсовета депутатом трудящихся от 21 июля 1943 года было принято распоряжение - «О передаче помещения учительского Института Азово-Черноморскому Институту механизации сельского хозяйства».  Это было сделано «на основании указания ЦК КП/б/К и решения Исполкома Облсовета от _____1943 года». Прочерк означает, что партия приняла решение, а Советы депутатов трудящихся (то есть Советская власть) должна была его выполнять. Процитируем:

«Исполком Горсовета решил:Передать Азово-Черноморскому Институту механизации сельского хозяйства помещение площадью 440 кв. м. (пять больших комнат и четыре малых), занимаемое Учительским Институтом, находящееся на углу улиц Ленина и Калинина и двор, прилегающий к зданию со стороны улицы Тарана….Обязать Горжилуправление т. Мадиевскую ускорить переселение жильцов из здания, предоставленного Учительскому Институту, находящееся на улице Ташкентской в здание бывшего общежития Учительского Института по ул. Калинина 41.Контроль за выполнением настоящего решения возложить на Зам. Пред. Горисполкома т. Мудракова. Зам. пред. Горисполкома – Стоколос.Секретарь Горисполкома – Теплишева». [2, 916, оп.2, д.4].

Судя по публикуемым документам (Распоряжением Исполнительного Комитета Кустанайского Горсовета депутатом трудящихся от 21 июля и 29 сентября 1943 г.),  в Кустанае функционировал ещё один вуз, именуемый «Азово-Черноморским институтом по улице Ленина (бывшая школа имени Пушкина)», где были свои преподаватели, осуществлялся учебный процесс. Судя по документам, «студенты Кварц и Сухов поступили в учительский Институт из Азово-Черноморского сельхозинститута» [2, оп. 2, д. 20, л. 165]. Значит, был у нас в городе  и такой институт, образованный «в  1930 году как  Азово-Черноморский институт инженеров-механиков сельского хозяйства, который стал первым высшим учебным заведением агро-инженерного профиля в РСФСР»,  с  апреля 1938 г. он стал  Азово-Черноморским институтом  механизации сельского хозяйства и под этим названием был эвакуирован в Кустанай.  Таким же образом в Кустанай, как выясняется по одному из послевоенных отчётов,  был «эвакуирован Новороссийский институт цитрусовых культур, который был помещён в учебном здании института, а затем было предоставлено другое учебное здание» [2, оп. 2. д. 27]. Раз выделили учебные  помещения, значит, у нас в городе действовал  ещё один вуз, теперь уже сельского профиля.   Вот где у нас истоки высшего сельскохозяйственного образования в городе и области. Здесь требуются дополнительные научные изыскания. С переездом учительского института в новое здание   немало трудностей вновь возникло в организации учебного процесса: вводились новые дисциплины, а учебные семестры сокращались до минимума. Документы свидетельствуют: «Учебный день был увеличен с 7-8 до 9-10 часов и этим обеспечивалось выполнение учебного плана».  В 1943 году была создана военно-физкультурная кафедра, после чего качество военной подготовки в институте заметно повысилось. Студенты овладевали теоретическими знаниями  основ современной военной техники, в том числе некоторыми навыками оборонного характера (техническая литература, производились расчеты, военная топография). Были образованы физкультурные и оборонные кружки: «Стрелкового спорта (58 чел.), штыкового боя (32 чел.), ручных пулемётчиков (34 чел.), гранотомётчиков (32 чел.), ГСО 1 ступени» (43 чел.).. по общему плану, составленному на период каникул» [2, оп. 2, д. 22].  Вплоть до конца войны студенты очного и заочного отделений, получив определённые военные навыки, уходили на фронт. В первые годы войны в нашем городе  только  в нашем учительском институте (не считая эвакуированных вузов аграрного профиля)  работали 11 (одиннадцать) эвакуированных профессоров и доцентов ряда вузов Белорусской ССР, Украинской ССР, Российской Советской Федеративной Социалистической Республики  из Минска, Киева, Харькова, Витебска, Новороссийска,  Ростовской области.  Таким образом, имена первых докторов и кандидатов наук в городе Кустанае и области в целом, среди профессорско-преподавательского  состава появились уже в первые годы работы Кустанайского учительского института в годы Великой Отечественной войны. Приведём «Штатный список научных работников по Кустанайскому учительскому институту  за 1943 г.»: 

Фамилия, имя, отчествоГодДисциплинаДолжность,степеньНацион.Образование
1.Белякова Любовь А.40БотаникаАсис-тРус.Моск. Гос. инс-т
2. Быстролётов Николай Вас.42Рус. Яз.Ст. пр.Рус.Ленингр. Ун-т
3.Иванова Валентина К.40Рус. ЯзПр.Рус.Ленингр. Ун-т
4.Ким Павел39ФизикПр.Кор.Моск. Гос. Пед Ин-т
5.Куликовский Павел Григорьевич41Матем.Зав. каф., проф., канд. тех. наукУкр.Киевск. Ун-т, Ленингр. технолог. инст.
6.Михайлюк Алексей Иванович40ХимияСт. пр.Укр.Харьк. ИНО
7.Матлин Хаим Кусиелевич41Псих-яДоцент, канд. пед. наукЕвр.Белор. Гос. Пед. Ин-т
8.Никонов Леонид Ник.41БотаникаЗав. каф., проф.Рус.Ново-Алекс.-й Ин-т с/х
9.Подвоская Мария Александровна42ЗоологияСт. пр.Пол. Томск. Ун-т
10.Перчик  Серафима Марковна42О. М.Л.Зав. каф.Евр.Киевск. Ун-т
11.Резник Яков Борисович41Педагог.Проф., зав. каф. Доктор пед. наукЕвр.Киевск. Ун-т
12.Кан Мария Мефодьевна41Геогр.Ст. пр.Кор.Московс. Гос. инст.
13.Резник Липа Борисович41Литерат.Ст. пр.Евр.Укр. Акад. Наук
14.Спиноза Розалия Самойловна41Литерат.Ст. пр.Евр.Киев. Ун-т
15.Сташевский Ф.К.40Географ.Пр.ПолякТомский гос. ун-т
16.Шайхимова Мария42Каз. яз.Пр.Каз.Уральс. Гос. пед. Ин-т
17.Франкфурт Ушер Йонович41Рус. Яз.ДоцентЕвр.Воронеж. Пед. Ун.
18.Эйдлин Григорий Борисович41Матем.Пр.Евр.Киев. Г. Ун.
19.Кошлякова Зоя Григорьевна42Физ-раПр.Рус.Ст-ка Куст. Учит. Инст.
20.Неделько Иван Маркович43Воен. делоСт. пр.Укр.-

ГАКО. Ф. 916. Оп. 2. Д. 90.

 В годовом отчёте будет отмечено: «Профессорско-преподавательским составом в первом полугодии обеспечен был хорошо. В составе педколлектива работали 24 человека, из которых профессоров – 3, доцентов – 5. Все преподаватели имеют соответствующую квалификацию, большой опыт и стаж вузовской работы». [2, ф.916, оп.2, д.22]. Благодаря эвакуированным профессорам и доцентам значительно повысился уровень проведения научно-исследовательской работы. Это было закономерно, так как занятия проводили и руководили научными студенческими кружками (по каждой кафедре) выпускники одиннадцати (11! – Д.Л.) ведущих вузов СССР – государственных университетов и государственных педагогических институтов. Среди них  целый ряд знаменитых (ещё с дореволюционных времён) университетов – Московский, Ленинградский, Киевский, Воронежский, Томский;   педагогических институтов – Белорусский, Харьковский, Уральский, Московский и Ново-Алексеевсий сельскохозяйственный институт, Ленинградский технологический институт. И в этот ряд встала лучшая  выпускница Кустанайского учительского института (см. таблицу). Вот кто заложил фундамент будущей славы правопреемников первого в Кустанайской области учительского института. Что бы не быть голословным, сделаем по принципу – «пусть говорят документы», в данном случае «Годовой отчёт Кустанайского учительского института за 1943 год»: «Основы Марксизма-Ленинизма читались опытными и хорошо подготовленными педагогами-доцентами т.т. Перчик и Перельштейн. Их лекции отличались высоким уровнем изложения и по содержанию и по форме. Оба преподавателя являлись не штатскими лекторами Обкома партии и систематически с большой популярностью читали лекции в городе и в районах нашей области. Следует так же отметить лекторскую и педагогическую деятельность проф. педагогики Резник, доц. психологии Матлина, доц. геогр. Бляхмана , которые в продолжении года  дали 73 лекции. Отмечались так же своим качеством лекции по русскому языку ст. преподавателя Быстролетова, ст. преподавателя математики Эйдлина. В числе лучших преподавателей хорошо владеют своим материалом и и методикой его изложения доц. Сташевский, ст. преподаватель Ханин». [2, ф.916, оп.2, д.22].

Профессор Куликовский Павел Григорьевич имеющий два диплома,  с дореволюционным классическим образованием (закончил Киевский университет со стажировкой в Австро-Венгрии и Германии) и другим советским дипломом (Ленинградский технологический институт) еженедельно вёл научные  семинары с преподавателями учительского института. Был организован кружок по изучению иностранного (немецкого) языка, благо, было кому вести.  Профессор Резник Яков Борисович (Киевский университет) как замдиректор по научно-учебной деятельности не только проводил организацию научной работы, но и на личном примере показывал возможности научного поиска. Так, в годовом отчёте школьного отдела обкома партии буднично было отмечено: «Были выполнены следующие работы:1. Профессор Резник «Методика воспитательной работы в школе». Работа напечатана в Москве.2. Канд. пед наук Матлин «Мысли и чувства школьников в дни Отечественной войны». Работа выполнена по заданию Московского института психологии».3. Канд. географ. наук Сташевский «Экономико-географический очерк Кустанайской области», работа одобрена Учёным Советом Герценовского пед. Института в Москве как справочник для учителей географии»[3, ф.72-П, оп.10, д.67, л. 145]. Руководство института, располагая таким внушительным научным потенциалом, предлагало использовать их опыт и знания на республиканском уровне. Так, отмечая в годовом отчёте, что «для заочного обучения в Институте отсутствует учебная литература», то для её решения предлагалось весьма простое, и выполнимое тогда решение. Процитируем: «Сейчас есть возможность печатать (через множительную аппаратуру) целый ряд лекций профессоров. Особенно по общефакультетским  дисциплинам для рассылки их заочникам. Еще лучше было бы если это прошло через НКП (типографским способом) для всех заочников республики». [2, ф.916, оп.2, д.24].

В разгар войны были приняты один за другим ряд документов, направленных на улучшение социального положения студентов, включая льготы для казахской молодёжи. На основании приказа Всесоюзного комитета по делам Высшей школы при СНК СССР за № 5 от 5 января 1943 г. было принято решение : «Об освобождении в Казахской ССР от платы за обучение в высших учебных заведениях и  обеспечении учащихся казахов, уйгур, узбеков и татар». Принятие такого назревшего, исторического решения, способствовало  получению высшего образования казахской молодёжью. Вплоть до окончания войны директору приходили разъяснительные документы по этому вопросу, «что на основании постановления от 5.01.43 г. за № 5, татары, обучающиеся в вузах Казахской ССР от оплаты за обучение освобождаются». См. «Высшая школа» за 1945 г. стр. 70» [2, 916, оп.2, д.4].  Судя  по документам, в учительском институте студенты получали «госстипендии», и подобные приказы стали ежегодными [см.: 1,  кн. 1].Создание советской казахской интеллигенции оставалось приоритетной задачей не только для народного образования, все общественные организации, в первую очередь партийные, отвечали за это, как говорится, головой. Поэтому огромную помощь институту в наборе студентов, представителей казахской молодёжи оказывал Обком КП(б)К и райкомы партии на местах. Конечно, это осуществлялось по разнарядке, но не с ограничением количества абитуриентов, а с конкретным требованием, указанием по всем райкомам партии, что «Ваш район должен послать на курсы не менее 5 человек». Агитация в профориентационной работе проводилась чисто командными методами, но это было для пользы дела и в интересах простых людей, именно казахской молодёжи. Процитируем:«При Кустанайском Государственном Учительском Институте организуется 4-хмесячные курсы для подготовки в Институт. Все слушатели обеспечиваются стипендией столовой и интернатом. Окончившие курсы зачисляются студентами Института,  обеспечиваются стипендией столовой и интернатом. Подготовка кадров педагогов казахской национальности является важнейшей политической задачей. Обком КПбК предлагает вам обеспечить подбор кандидатов из казашек имеющих восьми классовое образование или кончающих в этом году 8 класс средней школы. Ваш район должен послать на курсы не менее 5 человек. Занятия  начинаются 15 мая. Телеграфируйте не позже 5-го мая о выделении кандидатов на курсы. Агитпроп Обкомпарт: Касымов. 17/4-43 г. г. Кустанай, Обком КП(б)К / АПО/» [2, ф.916, оп.2, д.4].Вопрос встал ребром, когда в начале нового учебного года выяснилось, что в учительский институт  «на 15 сентября 1943 г. подано заявлений 130 человек, из них казахов только 10 человек». По оценке обкома партии, «на ход набора отрицательно сказывается отсутствие общежития, так Институт имеет общежитие только на 25 чел.». Буквально через месяц принимается «Решение Исполнительного Комитета Кустанайского Горсовета депутатов трудящихся от 2/11-43 г.». Его название и содержание  весьма показательно:«О помещении для общежития студентов-казахов Учительского Института». Исполком Горсовета решил: Отвести под общежитие студентов Учительского Института (подготовительного отделения казахов на 50 чел.) Дом колхозника. Перевести Дом колхозника и экспедицию боровской кумысолечебницы на верхний этаж дома инвалидов. Председатель Горисполкома – А. Летуновский. Секретарь Горисполкома – Скуридина. Зав. общ. отд. – Клюнникова. [2, 916, оп.2, д.4].

В отчётах указывалось общее количество студентов, и очного и заочного отделений, что получалось весьма внушительно, мол, в 1943 г. «всего на всех трех факультетах на день отчета состоят 339 студентов: на физмате – 96, на естественно-географическом – 140 и на литфаке – 93». При этом отмечалось, что «всего на заочном секторе Института числится 229 человек, из них казахов – 12, что составляет 14%».  Практически в каждом военном отчёте указывается национальный состав студенчества. Так, в 1943 г. «в  числе 339 студентов числится 25 человек казахов и  других восточных нацменьшинств», с добавлением, что  «кроме того, обучается 20 человек казашек на годичных подготовительных курсах». [2, ф.916, оп.2, д.24]. Суровая необходимость заставила вышестоящие инстанции вернуться к той идее, что предлагал бывший директор института И.П. Найдёнов, призванный на фронт.

Вначале это было решено на местном уровне.

«Решение Исполнительного комитета Кустанайского областного Совета депутатов трудящихся № 30 от 13 мая 1943 г. «Об организации 4-х месячных курсов по подготовке в вузе девушек-казашек». Исполком постановил: Разрешить Облоно организовать 4-х месячных курсов для  подготовки  в вузы для  девушек-казашек с контингентом  - 30 человек при Кустанайском учительском институте. Зам. председателя Исполкома Облсовета -  Дементьев» [2, ф.916, оп.2, д.4]

После долгих мытарств, институт стал иметь «свое подсобное хозяйство, расположенное в 27 км от города», что позволило улучшить снабжение института. В отчётах будет указано, что было «выделено 200 га земли, 50 га из которых пригодно для посева, около 100 га для сенокоса … в  подхозе также заложена база  развития животноводства». [Ф. 72-П, Оп.10, Д.67]. Преподаватели и студенты прилагали все усилия, что бы чем-то помочь фронту, в том числе посылками с продуктами, тёплыми вещами.

Спецпитание на студентов  не распространялось, но то что было им положено, включая социальное обеспечение, бытовые условия, власти обязаны были обеспечить. Так, например, 22 декабря 1943 г. Исполком Кустанайского Горсовета принимает специальное постановление «О санитарном состоянии общежитий г. Кустаная». В постановляющей части было принято решение не только «обязать директора Учительского института тов. Сунцова отремонтировать печи и утеплить окна», но и «не реже 1 раза в декаду проводить санобработку». Регламентация была, конечно, вплоть до самых мелочей, но это было только на пользу делу. В этом же постановлении, Горисполком, уже не обязывал, а решил «просить Горпрокурора рассмотреть факт недополучения хлеба в течении 12 суток в декабре студентами Учительского института, виновных в этом привлечь к ответственности» [2, ф.916, оп. 2, д.4].

Государственная поддержка была весьма существенной и учительский институт продолжал выпускать столь необходимых для народного образования специалистов. Из года в год количество выпускников увеличивалось, в 1943 г. их уже стало 55 человек. Для этого был издан «Приказ  № 98 по Кустанайскому Государственному учительскому институту от 21 июня 1943 г.» было решено: «К сдаче государственных экзаменов допускаются нижепоименованные студенты второго курса, сдавшие экзамены и зачёты по всем дисциплинам в соответствии с учебным планом». Приводим документ:

 
Естественно-географический  ф-тФизико-математический  ф-т
Агаркова Мария ИвановнаАккерман Ида ПавловнаАмиров ШакуВабаева Анастасия СеменовнаБут Екатерина АлексеевнаГликман Любовь МоисеевнаГорбачева Елизавета МихайловнаГречко Нина АнтоновнаГоловаченко Ольга КарповнаДемидюк Валентина ИвановнаДомбаева Галина Есауленко Мария ФедоровнаИсмагилова Раиса Комарова Мария НиколаевнаКурицына Мария ПетровнаКарасев Алексей ФедотовичКишишьян Гуарик ГрантовнаКирина Татьяна ВасильевнаЛебедева Валентина АндреевнаЛи Феликс НиколайНиронова Анастасия ИвановнаНестепова Евгения ТимофеевнаПродан Захар ИосиповичПавлова Надежда АндреевнаПак Вера Васильевна Пак Зоя ИвановнаПопова Екатерина ГригорьевнаПивоварова КлавдияРапота Андрей НикифоровичРудяк ФридаРомановская Сарра ЯковлевнаСухова Зоя ВладимировнаСлосман Броня МарковнаСтепанова Анна ГерасимовнаЧальдинова Зоя СеменовнаШаталова ОльгаШиптакитова КсенияХасанова МарияХрабтенко Екатерина АкимовнаЯблонская ВалентинаЯщенко Валентина ИвановнаДробиленко Анна ГавриловнаЕдишев Михаил МихайловичЗбаращенко Надежда ЯковлевнаКазимиренко Клавдия ТрофимовнаКоннова Фаина ЛеонтьевнаЛевченко ЕкатеринаЛи ИзумрудЛитуновская Раиса ГеоргиевнаМелехина Зоя НикифоровнаПолякова ЕленаРабинович ЕлизаветаСопелкина ЛидияТаможникова МаргаритаЧернова Анна 

 Желающих приобрести профессию учителя в военные годы не уменьшалось, об этом свидетельствует лаконичная фраза в Приказе № 123 от 17 сентября 1943 г.: «Отказать в приёме из-за отсутствия свободных мест». Но при этом, зачисляли все «курсантов, выдержавших вступительные экзамены на курсах по подготовке в Институт» [1, кн. 1]. В годовом отчёте констатировалось:  «В Кустанайском Учительском Институте начались занятия с 1-го октября на трех факультетах, из которых два факультета (физико-математический и естественно-географический) дневные и один факультет (русского языка и литературы) вечерний». Но при этом каждый раз, из года в год, с подачи замдиректоров по научно-учебной части, отмечались трудности в осуществлении учебного процесса: « Из-за недостатка помещений на стационарных факультетах занятия проходили в две смены; Литфак вел работу в третью смену (четыре раза в неделю). Каждый факультет имеет два курса, а литфак, как вечерний, где занимаются студенты без отрыва от производства имеет три курса, т.к. продолжительность обучения на этом факультете установлена 2 ½ года». [2, ф.916, оп.2, д.24].

Каждый выпускник учительского института в то время востребован как никогда. На 1 сентября  1943 г.  обеспеченность учителями школ Кустанайской области (с обязательным учётом в документах национальной принадлежности и наличия педагогического образования)  была следующей:

«Всех с учителей по области 2389 человек, из них работали в 1-4 классах 1284 в том числе казахов 178, 5-7 кл. 884 (каз. 194), 8-10 кл. 221 (каз. 74). По образованию учителя распределяются следующим образом: А) С высшим образованием – 20. Б) Окончивших 2-хгодичный учительский институт – 240. В) Со средним педагогический – 572. Г) С общим средним – 376. Д) Незаконченным средним 988 чел». [3, ф.72-П. оп.10, д.67].

Эти данные говорят о том, что 1364 из 2389 учителей (57%)  не имела какого-либо педагогического образования, то есть каждый второй был потенциальным студентом педагогических учебных заведений, в первую очередь Кустанайского учительского института. Повышение образовательного уровня требовалось и по другой причине. В партийных отчётах, в отличие от институтских, отмечались в негласном порядке самые негативные черты в моральном и политическом облике кустанайских учителей. Процитируем по такому документу, отправляемому в Наркомпрос КазССР  как «Отчёт об итогах работы школ за 1943-44 учеб. год Кустанайской области»:

Нужно отметить, что некоторые учителя, имея формально отсутствующее образование, не занимаются повышением своей квалификации, у них нет и малейшего желания повысить свой уровень культуры и политический уровень, они застыли на уровне устаревших, повыветревших знаниях. В политических вопросах они показывают полное  невежество. [3, ф.72-П. оп.10,д.67].

Вот над этой проблемой в последние годы войны и предстояло работать не только партийным, комсомольским и профсоюзным организациям, но и  непосредственно Кустанайскому учительскому институту и всему народному образованию  города и области. Автор выражает благодарность за помощь работникам Архива КГУ им. А.Байтурсынова (см. сноски 1) и Государственного архива Костанайской области (см. сноски 2), на материалах которых написана статья.   

 

Последнее обновление ( 03.01.2011 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Смыков Василий Андреевич


Работница швейной фабрики Люба Кадигроб


Урицкое объединение райсельсохтехники

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.308 сек.