• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Забытая история. Из религиозной жизни в Верхнетоболье начала ХХ века.

Забытая история. Из религиозной жизни в Верхнетоболье начала ХХ века.

Печать E-mail
Автор Administrator   
19.04.2016 г.

"Лисаковская новь" 14 апреля 2016 года

 

Забытая история.

Из религиозной жизни в Верхнетоболье начала  ХХ века.

(Статья опубликована в Газете „Лисаковская новь» за 14.04.2016)

 

Бурное переселенческое движение на территории Вернетоболья в начале ХХ века, когда новые посёлки росли, как «грибы после дождя», явилось для местных властей и казахского населения большим вызовом. Была проделана громадная работа по устройству новосёлов, налаживанию контактов с существующими соседними аулами, развитию предпринимательства. Работа усложнялась тем, что новые посёлки находились довольно далеко от уездного центра. Инспекторы, контролёры, начальники и прочий должностной люд редко решались на дальний путь в глухую степь без инфраструктуры и по этой причине посещали в основном поселения, располагавшиеся недалеко от административных центров. До остальных просто «руки не доходили». Однако прекрасно понимали затруднения как переселенцев, так и местного, казахского населения.

 Вскоре стала очевидна проблема отсутствия церквей и молитвенных домов в новоустроенных посёлках. Церковь проводила обряды венчания, крещения новорожденных и регистрировала акты о смерти, поэтому и понятно, что ведением метрических книг занималась именно церковь.

Длительное отсутствие школ и церквей при посёлках породило распространение массы различных сект среди населения, что вызвало серьёзную озабоченность Оренбургской епархии, в ведении которой находились все переселенческие посёлки Верхнего Притоболья. Отмечалось, что особенно Асенкритовка и Викторовка были «засорены» сектами штундо-баптистов, воскресников и субботников. Большое количество баптистов осело в Николаевке, что приводило порой к конфликтам с соседними православными переселенцами, а также к противостоянию местных казахов.

В 1906 году Оренбургский епископ Иоаким посетил Кустанайский уезд. Затем и Челябинский епископ Дионисий, ответственный за дела Кустанайского уезда, приехал в 1910 году в Асенкритовку и Варваринку, чтобы лично убедиться в положении дел с распространением сектантства и состоянии церковного образования в нашем крае. Дело осложнялось тем, что Никалаевка всё более приобретала статус центрального пункта баптистов, ибо именно здесь проходили большие собрания этой секты с участием представителей сибирского братства, города Омска, юга Казахстана и других мест Российской империи. Места хватало, ибо в 1911 году в этом посёлке был построен молитвенный дом баптистов, вместимостью 500 человек.

В 1913 году в Кустанайском уезде и Оренбургской епархии стал известен скандальный случай перехода из православия в баптизм Викторовского священника Волгина А.М. После смерти его первой жены он создал семью с новой спутницей жизни, что противоречило канонам церкви. Волгину был поставлен ультиматум: либо священническая деятельность без новой жены, или предложение покинуть должность. Александр Михайлович решился после долгих и мучительных раздумий в конце-концов в пользу семьи, был лишен священнического сана и крестился вместе с другимим баптистами в реке Аят. Забавно, что при этом крещении 180 баптистов, состоявшемся зимой 1913 года, присутствовали и православные священники: они проверяли, не подогрели ли баптисты воду.

 

Обыденная жизнь православных переселенцев проходила в первые годы основания посёлков в так называемом личном формате. В земляночке переселенца можно было всегда обнаружить иконку со свечой. Здесь новосёлы и молились. Ещё при проектировании посёлков в 1900 году, Переселенческое Управление России планировало  заранее 120 десятин церковно-школьной земли для каждого населённого пункта (99 десятин в пользование местного причта и 21 десятина- для церковных школ). «Эта отведённая земля наталкивает новосёлов на мысль, что в каждом посёлке должен быть свой причт, мeжду тем и сами живут в холоде и голоде: дома саманные или из земляных пластов с земляными полами. Дворовых построек у большинства нет»,- писал Викторовский священник. Но из-за отсутствия средств в казне на постройку школ и церквей, местные власти полагались на самих жителей, которые сами строили примитивные саманные церквушки на пожертвования более-менее зажиточных предпринимателей, а также на средства сельского общества. Деревенская церковь становилась центром, вокруг которого основывалась культура села, менталитет селян. К священнику шли переселенцы с духовными проблемами,- это была моральная инстанция. К управителю волости или старосте посёлка шли с материальными вопросами.

 

Современный город Лисаковск распалагается на территории бывшей Валерьяновской волости, существовавшей до сентября 1925 года, её территория составляла 711 квадратных километров. Первые православные посёлки волости заселялись с 1903 года: это Увальный, Новоильиновка, Козырёвка, Валерьяновка, Прохоровский. До сих пор не был известен нашим землякам тот факт, что при проектировании новых посёлков в 1900 году, российское Переселенческое Управление предполагало основать ещё один посёлок на территории современного посёлка Октябрьский, оставив кочевникам-казахам пастбищные территории между Увальным и Козырёвским. Но местные аксакалы посчитали оставленную им территорию слишком тесной. Поэтому Управление решило всё-таки оставить казахам всё правобережье реки для пастьбы скота, отказаться от закладки этого посёлка и основать его в другом месте- между Увальным и Козырёвским. Так появился посёлок Новоильиновский. Предполагаю, что проектное название этого посёлка было Ильинским, как говорят старожилы,- в честь православного праздника- Ильина дня, а с переносом его на другое место он получил новое название с приставкой- Новоильинский.

В связи с отсутствием молитвенных домов в этих посёлках, епархия, совместно с Переселенческим Управлением министерства внутренних дел России направляла в Верхнетоболье так называемых походных священников, которые имели довольно сложное задание- справлять православные обряды среди населения, перемещаясь на подвозах от посёлка к посёлку по огромной верхнетобольской степной малонаселённой территории в любую погоду. Таким священникам воистину не позавидуешь. Одним из первых известных походных священников в нашем крае был опытный человек Василий Степанович Голубев, имевший священническое звание уже с 1889 года. Его первые записи в метрических книгах по Валерьяновской волости хранятся по сей день в Костанайском областном архиве.

В селе Увальном в 1905 году был построен деревянный Казанско-Богородицкий молитвенный дом, а 30 января 1906 года решением Оренбургской епархии  он был возведён в степень причта, т.е. молитвенного дома со священником, псаломщиком и старостой, имевших право проводить легитимные церковные обряды среди населения и получавших содержание-зарплату от епархии. Значительная часть священников уезда содержалась на средства местных прихожан. Многие переселенцы активно помогали при строительстве местных храмов. Так, в 1907 году жителям п. Увальный Игнатию Сенчеву, Василию Недуеву и Стефану Стурову за их денежные пожертвования на утварь и украшения местного храма епископом Иоакимом было преподано так называемое Архипастырское благословение. Игнатий Сенчев был многие годы старостой этой церкви. Первым увальненским священником был назначен Христофор Семёнович Хрусталёв из Степановского прихода Кустанайского уезда, обслуживавший затем посёлки Валерьяновской волости.

На первых порах и священники из Павловки совершали здесь обряды. Павловская Михаило-Архангельская церковь из сырцового кирпича насчитывала в 1906 году 1734 прихожанина мужского пола по всей Павловской волости. И здесь епархия в лице оренбургского епископа Феодосия поощрила наиболее активных прихожан:  «Церковному старосте церкви п.Павловского Кустанайского уезда Мокию Швецу, церковным попечителям Степану Дядыку и Евдокиму Дводненко, за полезно-усердные труды их по постройке молитвенного дома в п.Павловском преподано Архипастырское благословение». 

Сфера обслуживания новосёлов священниками расширилась после основания в 1911 году новых посёлков Валерьяновской волости-  Лысаковки, Даниловки, Екатериновки, Аксуатского, Аксуатского верхнего,- вскоре переименованного в Богородский. Создание этих новых  посёлков было связано в первую очередь с планом перевода казахского населения от кочевого к осёдлому образу жизни, поэтому и основаны они на базе казахских аулов: Лысаковка- бывший Дунгурлюкский, Даниловка- бывший Сарабулакский, Екатериновка- бывший Макбалкульский.

За дальностью от Увального, жителей посёлка Прохоровский чаще всего обслуживал священник Маркиян Лукин из Успенской церкви посёлка Тавриченка, преподававший и богословие в Прохоровской начальной школе.

В 1906 г. в Новоильиновке построен Михаило-Архангельский молитвенный дом из саманного кирпича. В 1914 году начал работу причт при Козырёвском Свято-Троицком молитвенном доме, обслуживавший посёлки Валерьяновский, Новоильиновский, Даниловский, Лысаковский. Его первым священником стал Павел Петрович Соседов.

Понемногу все посёлки волости обзавелись своими молитвенными домами. Все они входили в состав Тургайского благочиннического округа Оренбургской епархии, а с 1911 года в связи с перераспределением причтов вошли в состав Алексеевского округа №6, объединявшего  Валерьяновскую, Павловскую, Асенкритовскую, Елизаветинскую и Архангельскую волости. Главу этого округа, священника Тиунова Михаила Михайловича затронула карательная сталинская машина советского времени: 30 марта 1930 года он был арестован и приговорён к 10 годам концлагерей.

В посёлках Степной и Придорожный, заселявшихся в 1904-05 годах в большинстве немцами-католиками, функционировали часовни- католические молитвенные дома, находящиеся в подчинении Могилевской епархии. Религиозные обряды здесь проводил пастор,- так называемый администратор Кустанайского уезда Иосиф Вольф, а также викарий из села Нелюбинское Адам Гарейс (Гарайс). И эти два пастора в сталинские 30-е годы   были арестованы, сосланы и умерли в лагерях.

Православные миссионеры  Кустанайского уезда вели свою работу среди иноверцев в немецких посёлках, а также среди местного казахского населения. Успехом их работы можно посчитать следующие крещения вернетобольцев,  принявших по тем или иным причинам православие:

В 1912 году- «дочь крестьянина Придорожного посёлка Кустанайского уезда Марианна Осиповна Фанн, 19 лет из римско-католического вероисповедания через священное миропомазание с наречением имени Марианна, причтом градо- Кустанайского Николаевского собора».

Эдуард Неуренберг, 39 лет, из лютеранского вероисповедания через святое миропомазание священником пос. Денисовского Николаем Пономарёвым, 1 октября 1912 г. с наречением имени Роман».

- в 1916 году «Священником Увального прихода Стефаном Шаталовым присоединена к православию из лютеран крестьянская девица Люблинской губернии и уезда колонии Яновиц Матильда Августовна Райнке, 18 лет с наречением имени Мария».

Миссионерам Кустанайского уезда удавалось в некоторых случаях крестить и представителей коренной казахской народности. В этих случаях таким крещёным казахским семьям предоставлялось жильё в селе Михайловка, что в 70 километрах от Кустаная, где в 1894 году был основан Макарьевский миссионерский стан, получивший это название в честь его основателя- Оренбургского епископа Макария.

Кроме миссионерской деятельности, которую местные священники очень не любили и всяческими способами старались её игнорировать, на них возлагалась и более приятная работа- преподавание богословия в создаваемых церковно-приходских школах посёлков.

Известно, что уже в 1902 году такие школы фунционировали в посёлках  Асенкритовка и Елизаветинка. Заселение и развитие посёлков вдоль реки Аят шло более быстрыми темпами, нежели в Валерьяновской, Павловской или волостях вокруг Денисовки. И здесь прослеживалась тенденция первостепенного развития селений, находящихся ближе к уездному центру Кустанай, а уж затем доходила очередь и до отдалённых посёлков.  Асенкритовская церковно-приходская школа при молитвенном доме, насчитывавшая в 1904 году 115 учеников, считалась одной из самых больших школ огромной Оренбургской епархии. Активный преподаватель этой школы А.Ченчик регулярно добивался    неплохих результатов и неоднократно поощрялся епархией. Крестьяне Федот Помазан, Андрей Бесчастный, Семён Шевченко, Никонор Коваленко регулярно оказывали помощь местной церкви в форме денежных пожертвований.

В 1902 году было выделено 350 рублей на строительство новой Елизаветинской школы грамоты из саманного кирпича. И здесь к школе был пристроен алтарь,- что нередко в те времена. Но совмещение школы и церкви в одном здании быстро показало свою непрактичность и некое недовольство населения, т.к. частые отпевания усопших, крещение младенцев, венчание браков и прочее, отвлекали учащихся от занятий. К тому-же, распространение тифа и других заразных болезней, добравшихся до степей Верхнего Притоболья в 1905 и других неурожайных годах, вынудило самого Российского императора специальным указом запретить установку открытых гробов в церквях с телами умерших от данных болезней. По этой причине, гробы транспортировались в закрытом виде до самой могилы. Нужно добавить, что кладбища закладывались по законодательству тех лет не менее, чем в 500 метрах от населённого пункта. Тиф, цинга, оспа  неоднократно имели место также в Валерьяновской и Павловской волостях. Многие переселенцы неохотно отдавали своих детей-подростков в школы, т.к. в их скромном личном хозяйстве срочно требовались рабочие руки. А некоторые из тех, кто всё-таки посещал школу, имели иные проблемы, на которые указывали педагоги и проверяющие: «Деревенские мальчишки часто ходят в школу плохо одетые, нередко в отцовских костюмах и сапогах...».

 

Рассматривая религиозную мораль переселенцев, то епархия неоднократно обращала внимание на падение интереса населения к религии. Не стоит удивляться, что и в те далёкие годы, как и в настоящее время, к примеру, на Троицу украшали кухню ветками, а на Пасху красили яйца, хотя многие и не знали, что это за праздники. Эти традиции становились обычной забавой для детей.

Что являлось первопричиной этого факта, сказать сегодня не так просто. Во-первых, у переселенцев были другие проблемы: частые неурожаи, угроза голода и нехватка рабочих рук. Во-вторых, возможная незаитересованность некоторых священников, имевших зачастую лишь начальные образовательные навыки. Работа в Верхнетобольских степях, вдали от Оренбурга и других крупных населённых пунктов, считалась для многих своего рода ссылкой без карьерной перспективы. Старожил Валерьяновки Поворознюк Алексей Илларионович в 90-х годах ХХ века вспоминал: «Ох уж и выпить-то любил наш батюшка...». Да и епархия частенько указывала на то, что красное вино в приходах, предназначенное для религиозных обрядов, «таинственным образом» испарялось. Большая проблема состояла и в том, что многие крестьяне не имели действительных документов, подтверждающих их личность. Викторовский священник писал в 1909 году в отчёте для епархии:

«Справедливые требования они (переселенцы) считают за придирчивость, да и приходится нередко венчать на основании не метрик, а удостоверений сельских старост, рискуя своим служебным положением... Когда согласишься венчать по таким документам, то спрашивают:

 -Сколько же, батюшка, вам за венчание?

-Вы сами же определили приговором 10 рублей.

-Определить-то, правда, определили, так это значит, что нельзя больше брать, а меньше можно,- наставительно говорит мужичёк, почёсывая затылок.

-Можно и совсем ничего не брать, так чем же мы с псаломщиком будем жить?

 -Мир велик, прокормит и вас- продолжает мужичёк.

После долгих переговоров дают 3-5 рублей, да ещё начинают грозить, если-де не повенчают за 3 рубля, уйти в штунду (от автора: штунда-своего рода секта для совместных библейских чтений): там, мол, даром повенчают. Поневоле повенчаешь и задаром и без требуемых документов.

Вообще нелегко живётся священнику в переселенческих посёлках Тургайской области».

Переселенцы Верхнетоболья- это в большей части выходцы из Украины- Малороссии. В своих работах епархия писала: «Колокольный звон в представлении нашего простолюдина имеет таинственное значение. Нечистые духи и ведьмы по народному верованию боятся колоколов и, заслыша их звон, улетают как можно дальше. В Малороссии верят, что первый удар колокола приводит бесов в оцепенение, при втором ударе они в смятении бросаются во все стороны, а при третьем- исчезают. Поэтому-то некоторые из малороссов, услышав церковный благовест, делают крестное знамение только при третьем ударе колокола». Эта традиция сохранялась и у местных крестьян. Свечи для церквей приобретались в Кустанайском свечном складе- одном из филиалов Оренбургского свечного завода. В конце 1914 года по просьбе священника соседнего Максимовского округа А.Нечаева распоряжением епархии в Денисовке открылся свой региональный свечной склад. 

 Таковы основные моменты из жизни наших переселенческих посёлков. Надеюсь, что приведённая информация поможет заитересованным читателям сформировать общее представление по этой теме и возможно дополнить материал воспоминаниями старшего поколения, связавшись с редакцией газеты или музеем Лисаковска. А это ведь очень  важно для памяти поколений.

Александр Шефер

 

 

 

 

Последнее обновление ( 20.04.2016 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Гебель Михаил Иванович


Кустанайская сельскохозяйственная опытная станция


9 Мая 2015 года

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.268 сек.