• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow «Расставание с прошлым - забота общая»

«Расставание с прошлым - забота общая»

Печать E-mail
Автор Administrator   
29.05.2014 г.

"Наш Костанай". 29 мая 2014 года

 

1937 год стал символом эпохи «большого террора». Одной из многочисленных национальных групп, пострадавших в результате репрессий, были евреи.

Вместе с тем, как признают современные исследователи, антиеврейские меры в этот период не носили характера особой национальной дискриминации. Нельзя не согласиться с мнением, что точное число представителей данного этноса среди жертв «большого террора» установится лишь будущими исследованиями.

В данной публикации мы расскажем о судьбе только одного из репрессированных евреев, волею судьбы оказавшегося в степях Казахстана. Источником послужили материалы отдельного дела, из числа многочисленных судебных процессов 1937 года - «Дело № 3200 по обвинению Зильберфорба Х.Г. в государственном преступлении по ст.58 п.6» (с 4 сентября по 27 ноября 1937 года). Данный документ хранится в открытом фонде госархива, в настоящее время доступном для исследователей.

Внесудебную расправу осуществляли в то время так называемые «особые совещания» – пять работников НКВД и «тройки», в которые входили начальник управления НКВД, секретарь обкома, прокурор области, и даже «двойки» – по одному человеку от НКВД и прокуратуры (в основном для осуждения националистических групп). По 58-й статье, по которой осудили в 1937 году Хиля Зильберфорба, наиболее распространенными обвинениями стали КРА и АСА, то есть контрреволюционная и антисоветская агитация (что фактически было аналогами). Аббревиатура «КРД» – контрреволюционная деятельность. Если добавлялась одна буква «Т», получалось «КРТД» - это уже была террористическая деятельность. Но еще страшнее - двойная «ТТ», что означало троцкистско-террористическую деятельность. Эта графа доставалась в первую очередь партработникам и означала приговор к расстрелу или лагерь, но в штрафном пункте под особым контролем. Подозрение в шпионаже обозначалось также просто - «ПШ». Чтобы стать обвиняемым по подобному делу, достаточно побывать за границей или, не дай бог, иметь проживающих там родственников.

 Вина Х.Г. Зильберфорба в том, что он был «перебежчиком госграниц со стороны Польши». Справедливости ради следует заметить: такие случаи довольно часто в то время имели место быть, но на территорию СССР переходили в основном коммунисты или лица, подвергшиеся преследованиям со стороны польских властей. В данном случае перебежчиком являлся «уроженец Польши, беспартийный, женат, еврей», и что его заставило перейти границу, остается неизвестным. Документы хранят лишь официальную версию. Следствие обвинило Зильберфорба в том, «что во время проживания в Польше он был завербован польской разведкой и под видом перебежчика госграницы переброшен на территорию Советского Союза со шпионскими заданиями».

Как свидетельствуют материалы уголовного дела, следователям достался «крепкий орешек», поскольку, «находясь под арестом, обвиняемый Зильберфорб обращался с призывом к заключенным перебежчикам «не сознаваться в шпионской деятельности и держаться на следствии так же стойко, как он и делал». Хиль Гиршевич на допросах вел себя уверенно и заявлял, «что его пребывание в Советском Союзе должно было быть борьбой и что он не устанет бороться с теми, кто ему мешает в его замыслах и намерениях». В конечном итоге «обвиняемый Зильберфорб виновным себя в шпионаже не признал». В одном из первых документов по этому делу – «Постановлении об избрании меры пресечения и предъявления обвинения», где должна находиться «подпись обвиняемого», – стоит красноречивый пробел. Все юридические формальности в деле строго соблюдены не только на бумаге (следствие длилось полгода, с 4 сентября по 27 ноября 1937 года). Но конечную судьбу человека заранее решал тот самый лейтенант органов безопасности, который вел следствие.

В ходе подготовки публикации автором был получен официальный ответ на соответствующий запрос, что «в Специальном государственном архиве ДКНБ РК по Костанайской области хранятся уголовные дела в отношении 127 лиц, выходцев из Польши, которые проживали на территории Костанайской (Кустанайской) области и подверглись репрессиям с 1936 по 1950 годы». В архивной справке отмечено, что «в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 года часть граждан амнистирована и дела в их отношении прекращены в 1941-1944 годы». Но лишь десятилетия спустя только в период перестройки в СССР, согласно ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов», а также ст. 5 Закона РК от 14 апреля 1993 года «О реабилитации жертв массовых политических репрессий», указанные в списке граждане были реабилитированы.

Таким образом, впервые в распоряжении ученых оказался весьма важный документ – «Список граждан Польши, проживавших на территории Костанайской (Кустанайской) области и подвергшихся репрессиям в 1936-1950 годах». Как утверждают эксперты, поименные списки репрессированных польских граждан (поляков, евреев, украинцев, белорусов) могут помочь разыскать родных и близких нашим современникам - гражданам Израиля, Польши, Украины, Белоруссии. Одним из источников такой информации является анализируемый список, где имеются данные (включающие не только графу национальность, годы рождения и вынесения приговора по делу, характер преступления, но и номер архивного дела в спецархиве ДКНБ) о судьбе девяти евреев, ставших жертвой «большого террора». Данные взяты из списка (с указанием номера расположения).

1. Зейгерсен Яков-Шмуль Бенционович (40);
2. Зильберфарб (Зильберфорб – Д.Л.) Хиль Гиршевич (41);
3. Каплан Арон Иосифович (47);
4. Копыт Михаил Ельевич (52);
5. Корнблит Файга Абрамовна(53);
6. Лянгзам Самуил Озьясович (62);
7. Марфельд Абрам Моисеевич (64)
8. Мутляк Моисей Бернардович (70);
9. Стоцкий Пейсах Давыдович (94).

Источники свидетельствуют: из арестованных 128 человек (с 1936 по 1950 года) почти половина - 60 поляков и евреев - репрессированы за два года (1937-38 годы). Так что Х.Г. Зильберфорб, арестованный в Кустанае, был всего лишь «песчинкой» в огромном потоке «большого террора».

В настоящее время историки стран СНГ отмечают, что в ряде случаев проблема репрессий, депортации народов используется некоторыми политиками для ведения закамуфлированной под научную оболочку пропаганды, направленной против бывших советских республик, а вместе с этим имеют место попытки спекуляций во имя определенных политических интересов и личных амбиций. Ведущие ученые решительно выступают против подобного использования данной проблемы. Так, молдавский историк В.И.Пассат пишет: «Выселения, репрессии – это общая боль. В объективном, непредвзятом осмыслении этого явления заинтересованы все народы бывшего СССР. Поэтому расставание с таким прошлым – это общая забота. И сегодня ни в коем случае нельзя превращать это расставание в повод для сведения межнациональных счетов».

Публикация подготовлена на материалах Государственного архива Костанайской области (ГАКО) и спецархива ДКНБ по Костанайской области, работникам которых выражаю искреннюю благодарность.

 Дмитрий ЛЕГКИЙ,
доктор исторических наук, профессор КГУ  им. А.Байтурсынова
Фото Максима ФРОЛОВА и Altaynews.kz


Страницы истории

В конце 1937 года Народному комиссару юстиции КазССР из Кустанайского областного суда (под грифом «Сов. секретно») отправляется очередной доклад «О работе спецколлегии и Кустанайского облсуда» с соответствующей подписью - «Врид. Пред. Спецколлегии Областного суда Мурнаев». Из доклада следует:

 «За время с 1 января 1937 по 1 января 1938 года в Кустанайскую спецколлегию поступило всего 116 дел, из них рассмотрено по существу 75 дел. Осуждены 122 человека. Направлено по подсудности 7 дел. Возвращено на доследование 1 дело. Остаток составлял на 1/1-36года – 33 дела. Из осужденных 122 человека приговорены: к высшей мере уголовного наказания – расстрелу – 15 чел. К лишению свободы до 5-ти лет – 26 человек. К лишению свободы на 8 лет – 30 человек. К лишению свободы на 10 лет – 48 человек. Из приговоренных к высшей мере наказания – расстрелу по одному делу и одному человеку – расстрел заменен 10 годами лишение свободы. Показательных процессов проведено – 4».

 Историческая справка

 День памяти жертв политических репрессий в Казахстане – памятная дата в календаре с 1997 года.

По официальным данным, в период с 1921 по 1954 годы общее количество осужденных в бывшем Советском Союзе составило 3 миллиона 777 тысяч, из них к высшей мере наказания приговорено 642 тысячи. Казахстан стал местом депортации для миллионов советских граждан. По всей стране на карательную систему тоталитарного режима работали 953 лагеря и поселения. Только за 1937-1938 годы в республике незаконно осуждены более 100 тысяч человек, около 25 тысяч из них были расстреляны.

Жестоким репрессиям подвергались целые народы. В разные годы в Казахстан были депортированы 800 тысяч немцев, 102 тысячи поляков, 19 тысяч корейских семей, 507 тысяч представителей народов Северного Кавказа, а также крымские татары, турки, греки, калмыки и многие другие.

Именно в эти годы расстреляны представители казахстанской элиты - науки, культуры, политики: Турар Рыскулов, Алихан Бокейханов, Беимбет Майлин, Магжан Жумабаев, Ахмет Байтурсынов, Абдулла Розыбакиев, Магази Масанчи, Ильяс Жансугуров, Левон Мирзоян, Сакен Сейфуллин, Санжар Асфендияров, Халел Досмуханбетов и Жаханш Досмуханбетов. Особым приказом НКВД осуждались и члены семей репрессированных. Наказание отбывали жены, сестры, матери... Для таких женщин были созданы специальные лагеря. В Малиновке находился один из них - печально известный «АЛЖИР», Акмолинский лагерь жен изменников Родины.

В начале 1938 года на базе 26 трудовых поселков открыли Акмолинское женское спецотделение, один из трех «островов» Архипелага ГУЛАГ, куда свозили тех, кто получил свои сроки заключения как члены семей изменников Родины. Это был лагерь, единственный на всем пространстве бывшего СССР, где во времена репрессий содержались до 20 тысяч женщин.

Одним из первых законов, принятых в суверенном Казахстане, стал Закон РК от 14 апреля 1993г. «О реабилитации жертв массовых политических репрессий».

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


улица 5 декабря


Городская больница. 1984 год


Совхоз имени Ломоносова

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.231 сек.