• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow «Все равно убьем!»

«Все равно убьем!»

Печать E-mail
Автор Administrator   
03.04.2014 г.

1929 год

 

Приговор

Именем автономной Казахской социалистической советской республики

            Кустанайский окружной суд по судебно-уголовному отделению в составе: Председательствующего Моисеева, народных заседателей: Щербакова и Серикова, при секретаре Черных и Нурпеисове, с участием помощника окружного прокурора Сыщенко и члена коллегии защитников – Дзержинского, в открытом судебном заседании, 1929 года 10-14 августа и 21 августа слушал уголовное дело за №2-255 по обвинению Леонтьева, Чернышева и Калгина по статье 58-10 УК и Пигарева и Уколова по статьям 58-10 и 58-8 УК, выразившемуся в отношении первых трех в организованной попытке срыва общегражданского собрания в поселке Жуковском, Затобольского района по вопросу проведения дополнительного самообложения, то есть до 50% к сельхозналогу и последних – в покушении на жизнь активного работника этого поселка – Платонова в 1927 году в целях классовой мести за его работу по продразверстке в попытке произвести расправу путем убийства Предсельсовета Пигарева и избиении активно давшего отпор обвиняемым на собрании по вопросу самообложения, упоминаемому выше, Алферова и участии вместе с первыми в попытке срыва того же собрания. Суд рассмотрев имеющиеся материалы в деле, проверив часть показаний свидетелей на судебном следствии, заслушав объяснения подсудимых, и общей совокупностью всех данных считает установленным нижеследующее:

            В процессе проведения ряда мероприятий и кампаний в поселке Жуковском к моменту событий, инкриминируемых ниже обвиняемым, реально видны были результаты расслоения, а вместе с тем и обострение классовой борьбы в деревне. Проработанный вопрос о самообложении, то есть доведение его до 50% к сумме сельхозналога, на собрании бедноты и середняков, на собрании общественно-административных организаций, должен быть поставленным на окончательное рассмотрение общегражданского собрания поселка, что было небезызвестно зажиточной части поселка. В целях противодействия этому мероприятию, зажиточная часть вела в свою очередь также соответствующую подготовку и в день собрания 5 февраля 1929 года, конкретные действия подсудимых выразились в следующем:

            Леонтьев являясь элементом деклассированным – два раза судим по статье 109 УК, до собрания пьянствует в компании кулаков и зажиточных о неустойчивой беднотой, типа подхалимов и подкулачников, в пьяном виде является на это собрание, где задает вопросы и пытается выступить, что самообложение тяжелое и проводить его не нужно, что заставило государство вводить самообложение и когда будет ему предел – такие вопросы и состояние его опьянения, вынудило бедноту просить о лишении его участия на собрании, так как постановка таких вопросов, направляемых в пользу зажиточной части было пресечено Президиумом собрания, то Чернышев, Калгин и Пигарев, пользуясь в качестве мишени Леонтьевым, подняли шум, поддержанный их единомышленниками, с выкриками: «Не нужно самообложение, говори, Леонтьев!» Попытки сорвать собрание и не дать возможности провести самообложение были неоднократные под разными предлогами, при чем требовали неоднократного голосования с переменой счетчиков голосов и деления на «ваших» и «наших», путем отхода участников собрания в разные стороны. Уколов будучи занятым на работе на мельнице и являясь редким гостем на собраниях, все же, хотя и поздно, но явился на него, узнав о цели собрания ранее, при чем также принял участие в шуме и требовании после третьего переголосования вопроса и закрытии собрания, открыть его вновь. Действия, проявленные всеми подсудимыми на этом собрании, по своему характеру явились вдохновляющими и организующими к сопротивлению и подпадают под признаки статьи 58-10 УК.

            Уколов и Пигарев – будучи крупными владельцами хлеба и имущественного состояния, в 1920 году, подверглись изъятию этого хлеба со стороны комиссии по продразверстке, активное участие в которой принимал секретарь ячейки ВКП(б) Платонов, лично обнаруживший к тому же у Уколова спрятанный в земле подполье ящик с пшеном в количестве до 15 пудов и подвергший Пигарева за сопротивление продразверстке аресту, что вызвало со стороны первых озлобление ко второму. Злоба эта первоначально выражалась лишь в угрозах по адресу Платонова и последние вынудили Платонова покинуть пределы округа, причем отъезд его во избежание приведения угроз в исполнение, был обеспечен охраной, путем сопровождения милицией. С возвращением Платонова в поселок обратно и вступлением его на арену общественной работы, в конце 1926 года с одной стороны оздоровлением административно-общественных организаций за счет лиц обеспечивающих интересы бедноты и середняков – с другой, а равно потеря руководства в жизни поселка зажиточной части привело к тому, что 24 апреля 1927 года, в целях расправы за прошлые обиды и противодействия дальнейшей защиты интересов бедноты Платоновым, на него произведено покушение убить из дробового ружья, окончившегося лишь ранением его и его жены. Что эти действия произведены Пигаревым и Уколовым, подтверждаются показаниями свидетеля Чумак, лицом в момент этого покушения отсутствовавшим и никогда в поселке Жуковском не бывшим, а основанных на его личных разговорах с подсудимыми, так такие детали подробностей исключают всякую возможность попытки со стороны подсудимых, опорочив его показание.

            Те же Пигарев и Уколов после собрания 5 февраля 1929 года в ночное время, будучи пьяными, явились в дом Жихарева, где Пигарев нанес побои, активно выступавшему за самообложение Альферову, со словами: «Вот тебе 50%» и когда председатель сельского Совета Пигарев пытался арестовать их, то они до этого гонясь за ним, кричали: «Все равно убьем!», а после ареста кричали: «Пусть собираются наши!», что также является одним из доказательств их участия и в первом случае, то есть покушении на Платонова – данные их действия составляют преступление, предусмотренное статьей 58-8 Уголовного кодекса.

            На основании изложенных данных и руководствуясь статьями 319 и 320 УПК

                                                                 Приговорил:

            Леонтьева Василия Тимофеевича 31 год, из крестьян, женатого, беспартийного, имеющего: дом, 2 лошади, 2 коровы, занимающегося хлебопашеством, с низшим образованием, происходящего из граждан поселка Жуковского Затобольского района, судившегося в 1924 году по статье 109 УК, приговорен к 6 месяцам лишения свободы условно и в 1929 году по статье 109 УК – к 6 месяцам принудительных работ.

            Чернышева Федора Федоровича 47 лет, малограмотного, беспартийного, женатого, имеющего дом и другое имущество, происходящего из граждан того же поселка (крестьянский двор в 1929 году подвергнуть по статье 61 часть 2 УК к штрафу в 1000 рублей).

            Калгина Ивана Семеновича 42 лет, малограмотного, беспартийного, женатого, имеющего: дом с надворными постройками, 3 лошади, 2 коровы, 48 голов овец и мелкого скота, не судимого, из граждан того же поселка.

            Пигарева Павла Никифоровича 30 лет, малограмотного, беспартийного, женатого, хлебороба, имеющего деревянный дом, 2 лошади, 2 коровы, 22 головы овец и мелкого скота, из граждан того же поселка, ранее не судимого.

            Уколова Кузьму Ивановича 42 лет, малограмотного, беспартийного, женатого, работающего засыпкой в частновладельнической мельнице и имеющего подсобное сельское хозяйство, состоящее из: дома с постройками, 1 лошадь, 1 коровы и 6 голов мелкого скота – по статье 58-10 УК подвергнуть мере социальной защиты – лишению свободы со строгой изоляцией, сроком:

Леонтьева на 1 ½ года, Чернышева, Калгина, Пигарева и Уколова по 3 года каждого с поражением в правах по статье 31 УК, исключая п «Д»: Леонтьева на 3 года, Чернышева, Калгина, Пигарева и Уколова – на 5 лет каждого и согласно статье 36 УК – дополнительно в отношении Чернышева и Калгина – удалению из пределов Кустанайского округа по отбытии наказания сроком на 3 года каждого.

            Пигарева и Уколова по статье 58-8 УК, с переходом на статью 58-2 УК, подвергнуть лишению свободы, со строгой изоляцией сроком на 8 лет каждого, поражением в правах по статье 31 УК, исключая п «Д» сроком на 5 лет каждого и дополнительно по статье 36 УК, выселению из пределов Кустанайского округа, по отбытии наказания сроком на 5 лет каждого.

            Всем осужденным зачесть предварительное заключение: Леонтьеву 6 месяцев и 9 дней, Чернышеву, Калгину, Пигареву и Уколову по 6 месяцев и 15 дней каждому, конфискации имущества Пигарева и Уколова не подвергать. В силу статьи 49 УК Пигареву и Уколову по совокупности считать – лишение свободы, со строгой изоляцией по 8 лет каждому, с поражением в правах и удалением из пределов округа по 5 лет.

            Взыскать с осужденных за солидарной ответственностью судебные издержки на оплату свидетелей: Альферова, Пигарева И., Платонова Якова, Ченцова Ф., Ченцова С., Платоновой, Пигаревой, Альферова В., Клышниковой, Жихарева, Ященкова и Хозловой, суточных по 1 рублю 50 копеек за 1 день в течении 4-х суток каждому, а всего 50 рублей 40 копеек.

            Меру пресечения до вступления приговора в законную силу, оставить прежнюю.

            Приговор может быть обжалован в 72 часа в срок в кассационном порядке в КОВС РСФСР с момента получения осужденными копии приговора.

Приговор оглашен в 1 час 22 августа 1929 года.

 

 

ГАКО Р-21 Оп.1 Д.49

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Анатолий Богданов


Детский сад в совхозе "Смирновский"


Совхоз Боровской

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.304 сек.