• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Автобиография Голубых Александра Сергеевича

Автобиография Голубых Александра Сергеевича

Печать E-mail
Автор Administrator   
09.01.2014 г.

По архивным документам

 

 

Уроженец города Кустаная, рождения 30 августа 1897 года

 

Краткие сведения о родителях

            Отец мой Сергей Михайлович Голубых, житель города Кустаная. Занимался хлебопашеством, имел одну лошадь, две коровы, сеял до 7-8 десятин спрягаясь с соседями и родственниками. Жил вначале на заимке Лопатино (около поселка Янушевского), а потом переехал в город Кустанай. Переезд был вызван смертью моей матери в 1903 году.

            В городе Кустанае отец занимался и хлебопашеством и был каменщиком.

            В 1904 году отец женился и переехал жить на кордон Казанбас, имея на иждивении 5 человек (брат, сестра, мать и жена) предварительно продав землянку, которую имел (на Самарской улице в городе Кустанае).

            На кордоне он сеял и работал на разных лесных рабствах.

            В 1905 году отец переехал обратно в город Кустанай. Нелады с женой, с которой он вскоре разошелся, окончательно расстроили наше крестьянское хозяйство. Продана была лошадь, затем корова и другие домашние вещи.

            Брат младший, умер, сестра переехала к тетке и теперь неизвестно где, а я остался жить с бабушкой (матерью отца).

            С 1906 года по 1910 год отец занимался и хлебопашеством и другими работами. Вся тягость невзгод отразилась на умственном состоянии отца. Он имел тихое помешательство: с 1910  по 1921 год отец работал главным образом в батраках у кулаков города Кустаная: Шушлебиных, Головачевой, Умновых и других за кусок хлеба. В 1921 году он умер с голоду.

           

Краткие сведения о себе

            Я оставшись 8-9 лет на иждивении бабушки (которая ничего не имела), ею и воспитывался. Ей приходилось жить, а стало быть и мне, у своих замужних дочерей (Попов Евдоким Ильич в городе Кустанае, теперь его нет здесь, уехал в голодный год и Башлаков Иван Алексеевич в поселке Янушевском – бедняк-колхозник и в настоящее время там живет).

           Голубых Александр Сергеевич Бабушке иногда приходилось просить милостыню и этим кормить себя и меня.

            Живя у своих дядей, я, в свободное от учебы от время, работал в их хозяйстве.

            В 1909 году меня определили учиться в городе Кустанае в так называемую церкву-школу, которую я окончил в 1912 году и поступил в 2-х классное русско-киргизское училище, которое и окончил в 1915 году. Всего учился шесть лет и на казенный счет (давали учебники и иногда пальто и сапоги).

            В летнее время и зимой работал в крестьянских хозяйствах своих дядей (где жил там и работал).

            По окончании школы поступил переписчиком на железнодорожную станцию Кустанай, где работал три месяца, а потом поступил на мельницу бывшего Уразаева, где работал сначала подметалом, а затем расценщиком. На мельнице работал с октября 1915 года по май 1916 года, когда был призван на военную службу. Служил в 246 пехотном полку, из которого в октябре 1916 года был послан на фронт и служил в 191 Ларго-Нагульском полку 48 дивизии, 4 корпусе в пулеметной команде рядовым пулеметчиком.

            В 1918 году в феврале месяце был демобилизован и прибыл в город Кустанай.

            В городе Кустанае только еще был организован Кустанайский уисполком на Съезде Советов в январе 1918 года членами были Таран, Кураевский, Кубанцев Алексей, Марков, Романов, Ужгин, Грушин и другие.

            В Уисполкоме не было ни одного большевика. Совет был соглашательский. Соглашательство его в том, что он не отобрал мельницы, разрешил даже организации. Союза мельников. Плохо выполнял директивы центра в деле с продовольствием.

            Все же Совет стал развертывать работу с помощью продотряда Чекмарева.

            В марте месяце вследствие более решительных революционных действий Уисполкома наложившего на богачей контрибуции и т.д. произошло восстание против Уисполкома богачами города Кустаная. Здесь приняли участие главным образом реалисты (сынки богачей Шахриных, Никоновых, Мясищевых, Антоновы и другие). Это кулацкое восстание было подавлено. Я был в качестве наблюдателя и никакого участия ни в подавлении, ни в восстании не принимал.

            Во второй половине марта 1918 года прибыл в город матрос Панов из Екатеринбурга по организации Красной Гвардии, затем прибыли Тронов и Георгиев.

            Панов собрал почти всех матросов города Кустаная в конце марта 1918 года в номерах Моренец. На этом собрании присутствовали: Панов, Семенов, Чурсин Тимофей, Сяткин Сергей, Чирков, Каравайцев, Шладеев С., Коченов Н., Крюков В., Паршнев Н. и я.

            Товарищ Панов сделал доклад о состоянии работы Совета, показал его соглашательство и говорил об организации ячейки большевиков. На этом собрании изъявили согласие все вступить в партию большевиков. 3 апреля 1918 года было созвано второе собрание, уже официальное, на котором всех зачислили в члены партии и избрали Кустанайский уездный комитет РКП(б), в который вошли: Панов (председатель), Сяткин С.И. (товарищ председателя), Шладеев С. (секретарем), Георгиев, Семенов и Крюков – членами. С этого дня мы и заявили о своем существовании Уисполкому, которому не понравилась наша организация.

            Уисполком не давал даже помещения для организации, называя нас «бандой». Наши руководители добились и нам было предоставлено помещение в две комнаты в бывшем доме Яхонтова по Толстовской улице (там помещался «Земконь»).

            В типографии Грязнова былизаказаны билеты, книги, печать и т.д.

            Собрали из домов – членов партии большевистскую литературу и организовали библиотеку, но не большую.

            В конце апреля месяца (на пасху) члены Уисполкома разъехались по домам отдохнуть и провести по «христиански» праздник.

            Товарищ Панов созвал внеочередное партийное собрание, на котором был избран Ревком, а Уисполком распущен. В состав Ревкома вошли: Панов, Георгиев, Сяткин, Семенов и Каравайцев.

            Мы пошли в первую сотню Красной Гвардии, обсудили создавшееся положение и таким образом первая сотня оказалась на стороне Ревкома.

            Ревком издал приказ и приступил к работе.

            Члены Уисполкома, узнав, что их распустили, явились в город Кустанай и повели агитацию во второй сотне, которая изъявила желание защищать Уисполком. В конце концов было созвано объединенное заседание членов Уисполкома и Ревкома, на котором решили в состав Уисполкома ввести товарище Панова (заместителем председателя), Тронова и Георгиева и таким образом уладили конфликт.

            На 20-е июня 1918 года было решено созвать уездный съезд Советов для выборов нового Уисполкома.

            В мае 1918 года вспыхнуло чехо-словацкое восстание в городе Челябинске. Кустанайская Красная Гвардия была двинута на фронт.

            По постановлению партиорганизации все члены партии были зачислены добровольцами в Красную Гвардию. Нам прикомандировали к  1-й сотне 16 Уральского полка, выдали японские винтовки.

            По постановлению партиорганизации я был командирован с Киселевым в поселок Половниковский, Семеновский, Лаврентьевский по вербовке добровольцев в Красную Гвардию. Объехав поселки, мы особенного успеха не имели. Прибыв в город Кустанай несли охрану города, а потом поехали в город Троицк на фронт против чехо-словаков. Из Троицка отступили в город Кустанай.

            По постановлению военных руководителей и членов Уисполкома, Уисполком и Красную Гвардию распустили по домам. Я и товарищ Панов пошли в Комитет и уничтожили все документы парторганизации.

            20 июня 1918 года прибыли казаки и начались аресты советских работников и красногвардейцев. Я был арестован белыми и посажен в тюрьму в конце июня 1918 года. Сидел в тюрьмах Кустаная, Троицка и Челябинска. В ноябре 1918 года меня выпустили. Я немедленно уехал в поселок Янушевский к дяде (Башлаков И.А.), где и скрывался до апреля 1919 года.

            В поселке Янушевском организовал вокруг себя около 40 человек, дезертиров и как только вспыхнуло восстание против белых, мы двинулись одиночным порядком к повстанцам.

            В поселке Нечаевском я не захватил движущийся отряд повстанцев к городу Кустанаю. И в город приехал утром 5 апреля 1919 года когда уже заняли город.

            Откопав свою японскую винтовку я явился в штаб, меня назначили наблюдателем дав мне еще трех человек.

            Наблюдение вел с мечети. 7 апреля 1919 года доложил, что движутся белые к станции на подводах. Ударили в набат и все силы устремились к станции.  Я был все время в цепи участвуя с винтовкой против белых.

            9 апреля нас разбили. Отступив в поселок Затобольский, я не знал в каком направлении двинулись главные силы (и никто не знал), потому пошел в поселок Янушевский. Откуда я перебрался в поселок Каргалинский, скрываясь там у дезертира белых Климова Александра в качестве батрака.

            В апреле был в поселке во время посещения карательного отряда белых. Из поселка Каргалинского через Янушевку, кордон в лесу скрываясь с товарищем Назаровым Федором двинулись скрываться на озеро Байжарак – в пяти верстах от поселка Зуевского. Там нас скрывалось 8 человек.

            По случаю известий о том, что Жиляевский отряд в поселке Каргалинском я один ушел и примкнул к ним.

            Вместе с краснопартизанским отрядом Жиляева побывал в поселке Боровском через Урицк, Чулаксай двинулись к городу Тургай. Под Тургаем участвовал в бою против алаш-ордынцев (я был в 4-м батальоне, командиром которого был Киселев).

            Из города Тургая через город Иргиз на станции Челкар наш отряд соединился с регулярной Красной Армией в мае 1919 года.

            Из отряда сформирован полк, который впоследствии назывался Кустанайский 2-й коммунистический стрелковый полк. В полку я служил в пулеметной команде, где был полк там и я. Числился в партиколлективе полка, занимаясь индивидуальной обработкой красноармейцев.

            После ликвидации Актюбинского фронта (а кто называл Тургайского фронта) мы соединились с центральными войсками (1-я Туркестанская армия). Из полка я выбыл в 1920 году как кустанаец-повстанец в отпуск в город Кустанай. В Кустанае я заболел брюшным тифом и болел более двух месяцев. Из Кустаная меня, еще не отправившегося от болезни, в 1921 году (я еще болел в полку сыпным тифом) отправили в 42 запасный полк, потом меня откомандировали в 181 полк. Не раз ко мне возвращался так называемый возвратный тиф. Не имея партдокументов из партии механически выбыл, хотя не и не порывал связи с парторганизацией.

            В сентябре 1923 года вступил в Кустанае в РКП(б) собрав соответсвующие справки и документы, подал в 1930 году в ОКК о восстановлении партстажа и мне его восстановили (партстаж с 3 апреля 1918 года).

            Из Красной Армии я демобилизовался в августе 1921 года.

            После демобилизации работал заведующим домом крестьянина, инструктором Райвоенспортцента, старшим агентом охраны грузов и весовщиком на железной дороге в городе Ново-Николаевске.

            В июне 1923 года прибыл в Кустанай где работал торговым агентом в Губсоюзе, заведующим статотделом и бухгалтером в Окрфинотделе, партстатистиком в Окружкоме, инструктором в Селькредитсоюзе, в последнее время до учебы в партстатистиком в Окружкоме до ликвидации ОК ВКП (б).

            С 11 октября 1931 года учусь в городе Кустанае в Ветзоотехникуме.

28 декабря 1931 года

 

ГАКО Р-1 Оп.1 Д.122

Некролог

Последнее обновление ( 09.01.2014 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Жилой дом


Совхоз "Красноармейский". 1979 год


Карасуский район

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.252 сек.
Warning: gzuncompress(): data error in /var/www/vhosts/22/104570/webspace/httpdocs/mambots/system/cache/includes/class.cache.php on line 103