• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow ДОКТОР БЕРЕЛОВИЧ, г. Костанай

ДОКТОР БЕРЕЛОВИЧ, г. Костанай

Печать E-mail
Автор Administrator   
12.05.2009 г.

Это материал Лидии Казакевич, размещенный на сайте общины евреев Казахстана

 

Быстры, как волны, дни нашей жизни. Особенно во второй её половине. Но эта женщина будто неподвластна годам. В общинный праздник первой заходит в хоровод, завлекая более молодых, она у нас запевала, знает много песен, в том числе на иврите, поет романсы. И анекдоты за столом от нее всегда к месту. Человек-костер, у которого уютно и приятно друзьям, а друзей у неё много, причём, разного возраста.

Наш доктор Нинель Петровна Берелович родилась в г. Усолье Пермской области. Место рождения можно считать случайным: в голодные годы её молодые родители искали работу и место под солнцем, ехали с Украины на восток. А вот время рождения - день весеннего равноденствия, когда пробуждается природа, мир заливается светом - определило её характер. Рыжеволосая, будто от солнышка рожденная, росла веселой, шу-строй, несмотря на все невзгоды суровых двадцатых-тридцатых годов прошлого века. Ро-дители Элка Тевелевна Дунская и Перец Лейзерович Берелович вскоре переехали в Казахстан и окончательно осели в январе 1937 года в Кустанае. Здесь Нинель пошла в первый класс школы им. Горького.

- Это была одна из лучших школ города. Теперь в этом старинном кирпичном особняке художественная школа, - вспоминает Нинель Петровна. - Училась я с интересом, успевала участвовать в разных кружках. Родители купили маленький домик, по-началу без крыши. В дождь подставляли тазы, ведра… Отец купил, наконец, материалы для кровли. И жизнь вроде налаживалась. Но началась война…

Далеко от фронта Кустанай, люди вроде не голодали, не рвались над головами снаряды, дети не слышали воя сирены. Здесь были другие проблемы. "Всё для фронта, всё для победы!" - этот лозунг тех лет касался и взрослых, и подростков. В Кустанай эвакуировали предприятия, приехали сотни людей - не хватало жилья, теплой одежды. Нинель Петровна помнит, как в их домике оказалось, кроме их семьи, еще с десяток человек. Спали на полу, вповалку - не пошевелиться. Два брата отца с женами и пятерыми детьми, эвакуированные из Риги, двоюродная сестра Марьям. Кустанай стал для них спасением, те, кто не успел уехать, погибли в гетто.

Город наш был тогда маленьким, захолустным, сплошь из частных строений. Так же, как Береловичи, распахнули двери своих домов и землянок другие костанайцы - надо было как-то разместить приезжих - своих родных и чужих людей. Элка Тевелевна была инструктором обкома партии, одной из главных её забот было размещение эва-куированных, снабжение семей одеждой, питанием. Мужчины уходили на фронт, семьи переселялись в села, где легче было прокормиться. Нинель Петровна помнит, что рижские родственники работали в Жуковке сапожниками, на конюшне. Отца - Переца Лейзеровича - назначили уполномоченным заготконторой в Боровской район, с ним уехала восьмиклассница-дочь, чтобы помогать по хозяйству. Вместе выращивали картошку, на вырученные деньги купили телку. Городская девочка научилась заготавливать сено, а когда телка принесла потомство, доила молодую коровушку. Так жили в войну многие подростки. Помнит она, как из проса варили густую кашу, резали на куски и ели вместо хлеба. Пшеница нужна была фронту. Дети работали на общественных полях: вязали снопы, пропалывали грядки, копали свеклу, морковь, картошку. Недаром подросткам военных лет нынче назначили прибавку к пенсиям - за их недетский труд.

В старших классах тогда почти не было мальчишек: после семилетки они шли работать в поле или к станку. Нинель училась в сельской школе, где не хватало учителей. Вернулась в Кустанай в выпускной десятый класс, в свою школу. О геометрии, тригонометрии раньше и не слышала. Пришлось самой осваивать. Маму к тому времени перевели работать в Введенку, где жил отец. Она забрала сестренку Майю.

- А я жила одна, приходилось много заниматься, чтобы догнать одноклассниц по всем предметам. Когда в Кустанай прибыли чеченцы, ко мне поселили женщину с двумя детьми. Было так жалко этих несчастных людей, насильно выселенных из родных мест. Одна из девочек болела, умирала на моих глазах. Чем я тогда могла помочь? Помню, что испугалась, впервые встретившись со смертью. Убежала из дома к подруге - воспоминания не из легких.

Окончив школу в послевоенном 1946-м, Нинель с подругой решили учиться в Ленинграде. Жили в полуразрушенном бомбой общежитии, получали по карточкам 300 грамм хлеба и отчаянно скучали по дому. Сдали первую сессию, уехали в Кустанай и больше в институт не вернулись. Училась Нинель Берелович в Челябинском медицинском, поближе к дому. Это был уже осознанный шаг: хотелось лечить людей, нравился сам институт, славившийся отличными преподавателями. К тому же у нее отличная память, что немаловажно для студента-медика.

Проблем с учебой не было. А студенческая жизнь всегда - увлекательное время. А если у тебя веселый, общительный характер, если поет душа и от мамы с папой получены таланты - тем более. У Нинель сильный красивый голос, музыкальный слух, она душа компании. Но не всегда было весело. Она никогда не забудет 1952-1953 годы, пресловутое дело врачей. Тогда из Челябинского медицинского уволили преподавателей-евреев, многие оказались в тюрьме. Студенты-старшекурсники с известной записью в пятой графе с тревогой ждали своей участи. Смерть вождя остановила дальнейшие репрессии, вернулись невинно осужденные.

На распределении в институте Нинель Берелович просила оставить её в Челябинской области. Не хотела уезжать далеко от родителей, на иждивении которых сестра Майя - инвалид с детства. Согласилась на должность санврача в областной санэпидстанции. Командировки зимой и летом на борьбу с трахомой, бруцеллезом, брюшным тифом не пугали. Работала на совесть, но не получала должного удовлетворения. Она закончила лечебный факультет, а не санфак. Мечтала ставить диагноз, лечить… Но тогда был закон: распределили - работай, никаких перемен не допускалось. Тогда Нинель заявила, что поедет на целину. Это считалось проявлением патриотизма. И она стала собираться, но молодого, перспективного специалиста перехватила Челябинская областная больница. На долгих двадцать лет - столько отдала доктор Берелович лечению больных, поступавших из области. Работа в большом коллективе была интересной, творческой. Нинель Петровна постоянно училась, проходила специализации в столице. Защитила кандидатскую диссертацию. Писала научные статьи, основанные на своём богатом опыте, достижениях медицины. Ей нравилось работать с молодыми специалистами, хотелось передавать знания студентам. Попыталась перейти на преподавательскую работу в родной институт. Диплом кандидата наук, перечень научных работ произвели впечатление, но когда предъявила паспорт, услышала: "Пока нет вакансий". Пресловутый еврейский вопрос всё ещё не был снят.

История повторилась ещё в одном институте, куда её пригласили по конкурсу. Часто подобные запреты бывали инициативой местных властей, хотя было бы неправдой отрицать государственный антисемитизм. Нинель Берелович стала преподавать в Кемеров-ском медицинском институте. И проработала там 17 лет. Оформила пенсию, продолжала преподавать.

История повторилась ещё в одном институте, куда её пригласили по конкурсу. Часто подобные запреты бывали инициативой местных властей, хотя было бы неправдой отрицать государственный антисемитизм. Нинель Берелович стала преподавать в Кемеровском медицинском институте. И проработала там 17 лет. Оформила пенсию, продолжала преподавать.

В Кустанае у Береловичей двухкомнатная уютная квартира с высокими потолками - наследство родителей. Они всегда вместе - две немолодые сестры Нинель и Майя. Сидеть без дела Нинель Петровна никогда не могла. Врач высшей категории, она снова лечит людей: работает в Кустанайской городской больнице. Её энергии хватало и на уход за сестрой, и на домашнюю работу. Она умеет всё: шьёт, вяжет, печёт отменные пироги, готовит варенья-соленья… Десять лет отработала доктор Берелович в горбольнице. Её здесь помнят, приглашают на праздники. Она приходит не с пустыми руками - со своим пирогом.

Знакомые говорят: этой женщины хватило бы на пятерых детей… Жаль, что её семья - она да Майя. Когда ей об этом говорят, шутит: "Мой жених ещё не родился". На самом же деле, скольких парней унесла кровожадная война, сколько семей не состоялось, сколько детей так и не родилось…

Впрочем, её семья - это и её друзья: коллеги-врачи, бывшие пациенты и их дети, соседи. Для них всегда готовы угощения, здесь ждут гостей и любят. Нинель Петровна может кому-то костюм сшить, свитер связать. Конечно же, просто так, без всякой оплаты. Просто она любит делать подарки, радовать произведением рук своих.

Отдельная глава жизни Нинель Петровны Берелович - участие в делах нашей еврейской общины. Она здесь с первых дней. Была несколько лет координатором медицинской программы, консультировала и продолжает консультировать больных, дает советы по профилактике. К ней обращаются, когда сестры приходят по пятницам на кабалат-шаббат, в женский клуб. "Жизнь в общине должна быть наполнена смыслом", - не устает повторять наша Нинель Петровна. А смысл этот - изучение традиций, культуры нашего народа. Одной из первых она начала изучать иврит, разучивать песни на языке Израиля. Открыла нам "Еврейский мир" Ребе Йосифа Телушкина. Читала нам главы из книг Мелеховецкого, Блу Гринберг "Традиционный еврейский дом". Занимает призовые места в конкурсах блюд еврейской кухни.

Такой она человек - всегда внесет выдумку, выскажет мнение по поводу любого мероприятия общины. И покритикует, невзирая на лица. На праздниках микрофон обязательно в её руках, её любят, ей аплодируют. Недавнему юбиляру (в общине ежемесячно празднуют Дни именинника) наша Нинель стихотворное посвящение приготовила. С присущим ей юмором, с выдумкой. А на свой собственный собирается пригласить не один десяток гостей. Не в кафе - домой:

- В кафе так не приготовят. Хочу угостить повкуснее.

И будут песни под гитару, под караоке. Как пять лет назад. Будто время над ней не-властно. А мы все говорим: "Дай Бог ей здоровья на долгие годы. До ста двадцати!"

http://www.mitsva.kz/dest/54/index.shtml
Последнее обновление ( 12.05.2009 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Швидко Екатерина Карповна


Бывшая гимназия


Спартакиада. Аркалык 2001

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.289 сек.