• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow "Доживаем последние наши дни. Признаюсь от всего сердца как хочется жить!"

"Доживаем последние наши дни. Признаюсь от всего сердца как хочется жить!"

Печать E-mail
Автор Administrator   
08.08.2013 г.

Воспоминания Алехина Максима Абрамовича

 

Это было в 1917 году в дни Октябрьской революции. Мне было тогда 27 лет. Ноябрь 1917 года. Весть о революции застала меня в городе Кустанае, в купеческом городишке, где в то время я работал дежурным по станции Кустанай.

            С первых дней революции железнодорожники  станции Кустанай явно сочувствовали большевикам. В феврале 1917 года рабочие и служащие станции избрали меня членом районного железнодорожного комитета. В этот комитете вошли кроме меня рабочие депо и служащие станции: маневровый машинист Сальмин, товарный кассир Григорьев, конторщик товарной конторы Гроза, рабочий Тропин и другие. В июне-июле 1917 года мне впервые пришлось познакомиться с местными большевиками города Тара, редактором Романовым, прапорщиком Селезневым, Огильви из воинской части.

            На станции Кустанай работали представители партий меньшевиков и эсеров, начальник станции Филев Иван Моисеевич, начальник дистанции пути инженер Дуков Федор, его помощник инженер Белов Алесандр, бухгалтер дистанции пути Башкардин Александр, дежурный по станции Ершов и заведующий нефтебазой матерый эмер Некрасов.

            Помню один  из митингов. Не успел начать свое выступление Селезнев, как раздался чей-то злобный голос: «Не слушайте большевиков! Пусть он скажет где Ленин!». «Ленин на посту». «Где он? Где он?» - не унимался провокатор начальник станции Филев. На этот выкрик, возмущенный товарищ Селезнев ответил словами «Кому-кому, а такой сволочи как ты не положено знать где Ленин». Тут же машинист Салмин схватил провокатора Филева, но тот вырвался и поспешил скрыться.

            В конце декабря 1917 года при переходе власти Советам в городе Кустанае я был избран председателем Совета железнодорожных депутатов. Немедля организовал отряд Красной Гвардии и был назначен командиром десятка, а комиссаром нашего отряда был избран прапорщик царской армии, он же являлся командиром всего отряда Светлов, который сбежал из отряда за несколько дней до прихода белых в Кустанай.

            События развивались быстро. Главный совет железнодорожных депутатов, во главе которого был старый и испытанный большевик, машинист депо станции Троицк Иванов все время держал со мной связь по телеграфу и шифрованными телеграммами сообщал в кустанайский красногвардейский отряд. По первому сигналу, я должен был выехать со своим отрядом в Троицк на соединение с главными силами сборных отрядов, оборонявших город от дутовский белогвардейских банд, которые при наступление в апреле 1918 года были разбиты.

            Как известно в марте 1918 года в Кустанае был организован контрреволюционный мятеж во главе эсера-комиссара продотряда станции Кустанай – Кононова, которому удалось 18 марта на базаре города своими призывами поднять восстание крестьян приехавших на базар и часть населения города. Я принимал участие в подавлении мятежа со своим отрядом.

            В первые числа мая я был вызван на телеграф центральным штабом Красной Гвардии из Троицка, который издал приказ немедленно выезжать со своим отрядом на соединение на подавление мятежа Чехословацкого корпуса. Отдельные части этого корпуса продвигались по дороге от станции Полетаево-Еманжелинская-Жижнеувельская до станции Троицк и дальше после взятия на Кустанай. В боях за Троицк мы потерпели поражение. Это произошло из-за измены бывших царских офицеров, недисциплинированности и неорганизованности некоторый частей.

            Город Кустанай был взят без всякого сопротивления в конце июня 1918 года. В городском соборе был отслужен молебен за здравие белых. Первые дни я скрывался в одном ауле у казаха Кадырова вместе с некоторыми красногвардейцами из Троицка, а затем 4 июля 1918 года по доносу одного алашордынца был схвачен казачьим офицером и доставлен в городскую старую тюрьму, где в одной камере со мной были железнодорожники Григорьев, бывший мой заместитель по Совету, Сесин, Проценко, Дерюгин, Барамыченко, Гроза и другие. Сидели с нами Селезнев, Таран Жумарь, Романов, Гаркава, братья Ноевы (матросы) ранее работавшие на почте и молодой Голубых Александр. Григорьева через четыре месяца после ареста под предлогом освобождения вывели из камеры, а в действительности его повесили на столбу на перегоне станции Кустанай-Озерная.

            Пищей-передачей, которую приносили в тюрьму наши жены-матери сестры и родственники делились поровну. В первых числах августа по камерам разнесся слух, что в город пришел карательный отряд Анненкова. 8 августа казачий офицер Сургуцкий в сопровождении начальника тюрьмы явился и по списку начал вызывать по фамилиям каждого из нас – в коридор тюрьмы. Всего было вызвано 37 человек в том числе и я. Вместе со мною Григорьев, Селезнев, Бородулин, Гарклава, Жумарь, Котелов, Мациевич и другие. Нас вызвали во двор и построили по три человека. Я был в последнем ряду. Помню, как ко мне подошел один казак с обнаженной шашкой в руках, на погонах которого выделялся череп человека с белыми зубами. Эта эмблема была и на рукавах гимнастерки и этот каратель сильно ударил меня кулаком по уху. Я тут же потерял слух и еле удержался на ногах. Я обратился к Сургуцкому «За что меня ударил казак», а тот сказал «Это пока тебе авансом», но все же сказал «Прекратите станичники, еще успеете». На станции Кустанай нас посадили в товарные вагоны, в которых находился уголь. Мне пришлось вместе с Григорьевым лечь на грязный пол вагона. В пути следования не доезжая до станции Троицк, в вагоне среди нас не оказалось четырех товарищей Бородулина, Гарклава, Котелова и Мацевича, которых, как мы узнали, каратели расстреляли возле полотна железной дороги против поселка Рязановки, а затем оказалось, что Бородулин все же живой.

            В городе Челябинске нас освободили благодаря плачу наших жен и родственников, которые следовали за нами и обратились к коменданту города генералу Жиколаеву. Тот дал распоряжение отправить нас назад в Кустанайскую тюрьму, куда нас вернули 12 августа 1918 года.

            7 ноября 1918 года я был освобожден из тюрьмы при помощи товарищей-большевиков, работавших подпольно в судебных органах, которые разбирали наши дела. После освобождения я сейчас же бежал из Кустаная, так как комендантом города, а им стал Филев, был дан приказ вновь арестовать меня. 8 ноября за мной был послан конвой на квартиру на улице Барабашевской 37, о чем меня предупредили и я успел скрыться незаметно переодевшись в татарскую одежду, которую мне дал сосед дома моей тещи Рахматуллин, которого всю жизнь буду благодарить за спасение моей жизни.

            По заданию я был направлен в город Тобольск на подпольную работу. Там я жил у своего родственника по жене в доме дьякона по паспорту Пономарева Аггея Степановича – донского казака из станицы Верхнечирской первого Донского округа. В Тобольске я был выдан одним священослужителем, который был в ссоре с моим родственником. 6 января 1919 года ко мне явилась разведка белых и произвела тщательный обыск, но ничего не нашла. Решили подождать до утра, чтобы более подробно выяснить мою личность. В ту же ночь я бежал из Тобольска в Тюмень по паспорту родственника Малыш Семена Ивановича. Утром 10 января явился в село вблизи Тюмени – Парфеново и объявил себя дьяконом, как было по паспорту, якобы сбежал из Уфы от большевиков. Сельский староста Токарев охотно поверил моим словам и предложил мне занять должность писаря. Я согласился, так как был не один, а с женой и с 2,5 летним сынишкой. Познакомившись с жителями села я стал вести агитацию, чтобы те не давали своих сыновей в армию, а посылали в лес к партизанам.

            Я стал выдавать молодым солдатам справки, что они призваны недобровольно. Это помогало им потом перейти на сторону Красной Армии.

            Потом, опасаясь за свою семью, я отправил их в Барнаул к своему приятелю старому большевику Бочинскому Викентию Ивановичу по должности дежурного станции, который также подпольно работал на партизанский отряд под командой прославленного командира Мамонтова. При помощи Бочинского в марте 1919 года я был переправлен с женой и сыном Володей (сейчас работает научным сотрудником в Новочеркасском политехническом институте), в партизанский отряд, где проводил политработу и одновременно был командиром одного пехотного подразделения, а жена моя Мария, по профессии учительница из Кустаная, в партизанском отряде работала медсестрой и была убита во время боя с карательным отрядом атамана Анненкова          в конце апреля 1919 года.

            За власть советов погибла моя мать старушка, две родных сестры и их мужья бывшие красноармейцы, которые в 1919 году расстреляны карательным отрядом генерала Сахарова в Кустанае за участие в апрельском восстании 1919 года.

            В 1920 году я вновь вернулся в Кустанай, где вновь стал работать на железнодорожном транспорте в должности дежурного по  станции. Я был дважды ранен и дважды тяжело контужен в голову, и стал инвалидом.

            Отец мой в молодости работал батраком к помещика не зная отдыха ни дня ни ночи. От непосильного труда и недоедания он умер в 1915 году. Старший брат убит в русско-японскую войну под Мукденом. Из всей нашей семьи (9 человек) остались в живых я и старшая сестра. Доживаем последние наши дни. Признаюсь от всего сердца как хочется жить!

14 апреля 1957 года

Алехин Максим Абрамович

 

ГАКО Р-266 Оп.1 Д.3

Последнее обновление ( 08.08.2013 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Областная спартакиада сельских спортсменов в Боровском


Совхоз "Александровский"


Бифельд Роберт Теодорович

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.341 сек.