• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Первый областной

Первый областной

Печать E-mail
Автор Administrator   
25.07.2013 г.

"Наш Костанай". 25 июля 2013 года

 

Ровно 77 лет назад г.Кустанай получил статус областного центра.  26 июля 1936 г. вышло в свет постановление Президиума ВЦИК об образовании Кустанайской области.

 

У истоков ее создания стоял  Бахитжан Байдаков, который  в ту пору работал председателем Оргкомитета Президиума ЦИК Казахской АССР, а затем (с августа 1936 г. до сентября 1937 г.) председателем исполкома Кустанайского областного Совета, то есть первым главой вновь образованной Кустанайской области КазССР. Сегодня «Хроноскоп» расскажет о судьбе первого главы нашего  региона.


Что же известно об этом человеке? 75 лет назад он стал жертвой большого террора. Но ведь именно Байдаков стоял у истоков развития нашего города как областного центра. Сведения о первых областных руководителях, доступные широкой общественности, очень краткие. В «Книге скорби», в которой опубликованы «Расстрельные списки» по Костанайской области,  значится: «Байдаков Бахитжан Байдакович, род. в 1898 г. в Актюбинской обл., Темирском районе, аул № 13. Казах. Образование начальное. Проживал в г. Костанае. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 28.02.1938 г. по ст. 58-10, 58-7, 58-11, 58-8 УК РСФСР к ВМН. Реабилитирован 31.12.1958 г. Военной коллегией Верховного суда СССР».


Крайне удивительным выглядит тот факт, что не только в известных  книгах по краеведению, изданных еще в годы СССР («Кустанай: вчера, сегодня, завтра»), но даже в современных фундаментальных изданиях («Костанайская область. Алтын дала» и «Энциклопедия. Костанайская область», посвященных ее 70-летию) отсутствует не только отдельная биографическая справка, но даже не упоминается имя человека, создавшего нашу область,  - в них просто нет имени  ее первого руководителя.


Костанайские архивисты установили («Костанайская область: страницы истории. 1936-2006 гг. Сборник документов»), что состав руководства исполнительной власти был утвержден на заседании бюро Казкрайкома ВКП(б) 23 августа 1936 г. в г. Алма-Ате. Постановление за подписью секретаря крайкома ВКП(б) Л. Мирзояна: «Утвердить Оргбюро Советов вновь образованной Кустанайской области в следующем составе: Байдаков – председатель, Саакян – секретарь Оргбюро Казкрайкома ВКП(б) по Кустанайской области». В местной периодической печати были опубликованы статьи краеведов, фактически заново открывающих для общественности личность первого председателя Кустанайского облисполкома.


Вместе с тем, большая часть архивных документов осталась вне поля зрения историков. Родственники Бахитжана Байдакова в период перестройки передали в областной историко-краеведческий музей ряд интересных документов, включая его автобиографию, судебно-следственные материалы. Из них известно, что родители Байдакова, как он сам указывал в анкетах, «занимались сельским хозяйством, жили очень бедно, отец умер в 1919 г., мать же умерла, когда мне было всего три года». Окончив 2 класса русско-киргизского училища и 1 класс учительской семинарии в 1917-1918 гг., с 1922 г. работал аульным учителем. Его жена «воспитывалась в детдоме, никаких родственников не имеет». Когда стал членом ВКП(б), началась партийная карьера. Байдаков работал секретарем обкома в Актюбинской, Алма-атинской, Западно-Казахстанской, Южно-Казахстанской областях. Должность председателя Кустанайского облисполкома стала последней в его биографии. Накануне ареста он подробно 31 августа 1937 г. описывал в автобиографии свои заслуги перед Советской властью. Процитируем: «Руководил чисткой парторганизаций, а также советского аппарата с начала до конца. Руководил конфискацией баев, полуфеодалов в 1928 г. Принимал участие в подавлении бандитизма в Темирском и Иргизском районе, особенно во время коллективизации в 1929-30-х гг.».


В областном архиве также имеется ряд важных материалов, многие из которых были рассекречены только в годы независимости Казахстана. Среди них - содержимое «Особой папки» за 1937 год. Бросается в глаза «телеграмма тов. Сталина от 3 июля 1937 г. о создании «тройки» по проверке кулаков и уголовников» (в чем и видят начало террора), поступившая 20 июля  в Кустанайский обком КП(б)К. Сразу было в спешном порядке решено: «Создать «тройку» по проверке кулаков и уголовников по Кустанайской области в следующем составе: 1) тов. Кузнецов – Первый Секретарь Обкома КП(б)К, 2) тов. Байдаков – Председатель Облисполкома и 3) тов. Павлов – Начальник Обл. УНКВД». Такие печально известные «тройки» создавались по всей стране. Показательно, что вся «тройка» в полном составе сама затем (буквально в течение двух лет) станет жертвой большого террора. Так что знаменитые «тройки» не были верхушкой репрессивной машины.


Партийная печать, опять же по указанию вышестоящих партинстанций, стала рупором террора. В октябре 1937 года появляется статья в главной газете страны – «Правде» «На поводу у буржуазных националистов», а затем в «Казахстанской правде», дублирующей статьи «Либерализм Кустанайского Обкома» и «Долгое раздумье Кустанайского Горкома». По действовавшим в те времена правилам «Сталинский путь» в Кустанае  перепечатал эти статьи.


Последовали и кадровые изменения, которые превратились в настоящую чистку парткадров. Спустя 3 недели после «газетного промывания» 10 ноября 1937 года «на III Пленуме исключили из состава членов Пленума бывшего председателя облисполкома Байдакова». Главе советской власти в Кустанайской области поставили в вину «руководство филиалом областной организации контрреволюционеров-националистов». Конечно, для этого требовались какие-то основания. Главным документом была «СПРАВКА Управления НКВД по Кустанайской области «Об антисоветской националистической деятельности члена КП(б)К Байдакова Бахитжана Байдаковича». Кустанайское УНКВД фактически вынесло на местном уровне смертный приговор председателю Кустанайского облисполкома. Приведем дословно: «Байдаков Б.Б., 1898 года рождения, уроженец Темирского района, Актюбинской области, по национальности казах, по соцпроисхождению из крестьян-бедняков, положению служащий, член КП(б)К с 1926 года, в настоящее время работает председателем Кустанайского облисполкома. Лично был связан и получал задания от одного из руководителей Московского центра организации в г. Москве – Нурмакова. По заданию руководителей организации и собственной инициативе создавал контрреволюционные повстанческие кадры, готовясь к вооруженному восстанию против Советской власти. Организовал контрреволюционную вредительскую работу в колхозах, совхозах, учреждениях и предприятиях г. Кустаная и районах области».


В фондах спецархива ДКНБ по Костанайской области хранится архивное уголовное дело на Байдакова Бахитжана. Судя по двухтомному следственному делу, по которому проходили десятки обвиняемых и еще большее число свидетелей, цели организации были совершенно невероятными: «насильственное отторжение Казахстана от СССР и создание в Казахстане буржуазного государства под протекторами Японии, подготовка вооруженного восстания, приуроченного к моменту возможного нападения империализма на СССР, теракты против руководителей партии и правительства, полная коренизация аппарата».


«Постановление об избрании меры пресечения» стоит  23 августа 1937 г. Приговор по делу № 8474 был вынесен Военной коллегией Верховного суда СССР 28 февраля 1938 г. Ровно полгода длилось следствие. Вот здесь и обнаруживаются факты, леденящие душу. Возьмем один из документов – «Протокол осмотра происшествия». Сухие протокольные строки гласят: «10 сентября 1937 г. в 16.00 телефон сообщил о самоубийстве председателя Облисполкома тов. Байдакова. Прибыв в квартиру Байдакова по ул. Советская, 52, обнаружили следующее: во дворе, в каменном сарае, крытом жестью, на земляном полу приваленным к стенке деревянного курятника лежал на правом боку председатель Облисполкома тов. Байдаков с тяжелой раной из огнестрельного оружия в правой височной стороне головы. Около него вблизи лежало двуствольное 20-го калибра ружье с одним заряженным и другим выстреленным патроном… Серая простреленная кепка, осеннее окровавленное кожаное коричневого цвета пальто … изъяты». Картину дополняет «Докладная записка начальнику УНКВД Павлову от начальника ОУРКМ УНКВД Мильнера, начальника горотдела РКМ Васильева».  Руководители городской милиции констатировали свершившийся факт:  «Мы застали тов. Байдакова лежавшим на боку в курятнике при дворе при сильном кровотечении из головы после саморанения. Никаких предсмертных записок или же писем не обнаружено».


Жена Фатима на допросе  показала: «Дня три тому назад Байдаков говорил мне, что ему Сарходжаев, Ахметов, Курманалин, арестованные в НКВД, прислали записку, но содержания он не рассказал. После этого он начал нервничать и взял у меня револьвер, и носил его при себе в кармане».  «В связи с покушением на самоубийство гр-на Байдакова» был составлен протокол изъятия. Судя по этому документу, «причиной покушения явилось неизвестное для окружающих душевное волнение Байдакова». Вот так судебные советские эксперты поставили свой диагноз происшедшему событию. Солдат партии фактически умирал дважды, чудом оставшись в живых (после неудавшейся попытки самоубийства накануне ареста), а затем спустя полгода, 28 февраля 1938 г., приговорен к высшей мере наказания (расстрелу).


О реабилитации   Байдакова (ровно через 20 лет) его родственники узнали  буквально под Новый год, 31 декабря 1958 г. Через месяц вышло заключение «О возмещении стоимости конфискованного имущества у Байдакова Бахитжана», где было решено «выплатить его законным наследникам: жене – Фатиме Байдаковой и сыну Избасару» стоимость следующих вещей: «Ружье двуствольное 20-го калибра, гильзы, порох.  Кожаное желтое пальто, поношенное – 1. Чемодан – 1. Кожаный портфель – 2. Авторучка – 1». Вот и получается, что самим дорогим у главы области было охотничье снаряжение, отражающее увлечения советской номенклатуры того времени.


Бросается в глаза еще один поразительный факт. Из 11 членов и кандидатов в члены бюро Кустанайского обкома партии 10 человек были репрессированы в 1937-38 годах, а через год Н.А. Павлов, как начальник НКВД, сам тоже был арестован и предан суду («перегибы» были подвергнуты партийной критике). Палач сам оказался жертвой системы. В 1937 г. фактически полностью была обезглавлена вся областная партийная организация. Среди расстрелянных значились имена  второго секретаря обкома партии Е. Курманалина, зав. ОРПО обкома партии (отдел кадров) А. Бросалина, первого секретаря обкома комсомола Н. Тленшиева, редактора газеты «Большевикті жол» Т. Сарходжаева, облвоенкома К. Абдрахманова. Вот таким образом проводилась «кадровая чистка». Сейчас становится  ясно, что полная картина большого террора в Кустанае так и не раскрыта. Необходимо комплексное исследование костанайских ученых, краеведов, музейных и архивных работников, избегая передергивания исторических событий и навешивания ярлыков.


Дмитрий ЛЕГКИЙ, доктор исторических наук,
профессор КГУ им. А.Байтурсынова.
По материалам областного госархива,
областного историко-краеведческого музея,
спецархива ДКНБ по Костанайской области.

 

Статья на сайте газеты
Последнее обновление ( 25.07.2013 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


А.Г.Уфимцев


ШПУ (шахтопроходное управление)


"Тобол" - "Самтредиа" (Грузия) - 2:0

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.286 сек.