• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Рассказ от первого лица

Рассказ от первого лица

Печать E-mail
Автор Administrator   
31.10.2012 г.

О далеком и трагическом прошлом

 

Письмо от моей бабушки — Черноротовой Ольги Петровны -

моей  маме  -  Михеевой (Черноротовой) Людмиле Илларионовне

                                                                           от 20.05.1983 г.

 

            Орфография с оригинала.

            Люся я давно как то тебе писала что я тебе напишу свою биографию, так вот читай.

Письмо бабушкиЕще я была маленькая, жили во время Николая очень бедно, нигде ничиво не продавалось. За что купить? А потом поднялась революция, отца взяли на войну. Мать осталась с нами с семерими детьми. Да видно и не просто было, потому что после еще родилась девочка. А в деревнях такая была нищета, что только что мать напрядет да выткет тем и жили. Даже пряла при лучине. И не только не было керосину для лампы, но даже лучинку не отчего околоть, потому что у нас была безлесица, степь. Подальше и были леса, но оне были буржуйские. вот в такое страшное время у нас еще лошадей двоих мобилизовали это где-то в 1918-19 годы.

А ведь это были кормилицы семьи.  Мы жили голые голодные. Потом пришел отец, он у нас такой был способный и сапоги шил и валянки катал и кожи выделовал и шубы-тулупы шил и збрую всю сам шил-делал. И такой на все был мастер. Золотые руки.

             Когда служил в армии то не смотря что он был офицером ево снимали со службы и он шил для комсостава сапоги. Ну а солдаты и в лаптях проходят. Тогда такие порядки были при царизме.

            Вот начала писать о себе а уехала вон аж куда. Ну ладно.        

            Так вот, в это время отец будучи офицером  и подошли к одной деревне. И ком состав высших чинов зашли в квартиру и там пьянка да гулянка а салдаты полубосые, а шел снег    с дождем, все до нитки промокли и ютились только на улице. Но отец был грамотный и много уже знал о Ленине и о том к чему он склоняет людей. Он уже знал что и к чему эта война?

И он выстроил свою армию направил на царский ком состав и снес с земли эту квартиру, а армию свою и сам с ней здался большевикам. И так закончил войну. 

            Лебедь Петр ПлатоновичА когда пришел домой, стал делать по совету Ленина комуну. Но так как у нас безлесица он собрал в деревне людей хороших и решили поехать строить Комуну там где есть леса. Вот уже забыла как называлося село?  Где-то недалеко от Звериноголовска, где жили мои  брат Иван ЛЕБЕДЬ он живет и сейчас и сестра Парасковья. Ну это оне уже после Комуны там устроились. Не поехали в Кустанайскую область где нет леса. И вот там в Комуне настроили бараков, наши хохлушки их очень хорошо вымазали и стали переселяться.

            Это было уже в 1921 м г. Когда была сильная засуха. И вот все наши комунары все хозяйство и часть семьи отправили чтоб там убрали что уродится а сами остались здесь дома. Отправили и меня уже как работницу. Я уже дома на поле была работница. Отец с братом Иваном бывало кося, а мы с Пашей копним. Бегаем босиком по стерне и только бегом, чтоб меньше слышно как о стерню колет ноги. Мы обуви не знали, шить было не с чего хотя отец и сапожник. 

            И так пришла осень в Комуне совсем ничиво не уродилось.И вот ждем своих Королевцев.

Так называлась наша деревня (Королевка) и видим едут. Все вышли встречать радуются. И вот подъезжает первая подвода и еще с далека кричат.Ваши отец и мать померли. Все как завыли как закричали. А он подходити говорит, да не ваши. Лебедь Петро и Анна Филиповна. Это наши родители. И подъезжает телега с детьми сиротами один другого меньше один другого худее, грязнее голее. Их пятеро.

            Ну а что было сама понимаешь. Вся Комуна выла на нас глядя. И так дожили до зимы в Комуне пока все остатки приели. Есть стало нечево, скотина стала с голода дохнуть. И решили, спасайся кто как можешь. И так Комуна распалась. Правда там и месные жители были, оне оставались. Ну а королевцы все уехали. Паша только вышла замуж в 1921 году. Ну и тоже уехала. А нас Иван он  был старше нас всех наложил на сани соломы закрыл рядном нас раздетых посадил кучей сверьху прикрыл рядном и повез где-то куда-то здать. И так заехали в одно село (а скотину нам как сиротам отдали всю) Скотина голодная кричит. Мы голодные холодные плачем. И объявил что скотину он всю продает. И ее мигом разобрали. А скотина были и лошади и коровы и овечки. Но что было глупо сделано что такие мы голые и некому он не предложил что либо из тряпья для детей? Ведь не всеж такие нищие как мы.

Единственное пальто кто то предложил на меня. И так, только мы все распродали а у нас тогда был Глава Керенский  и ево сняли  и все деньги пропали, мы выбросили.

            Вот какая еще трагедия?

            И так с трудом нас столкал в дет дом в Звериноголовске. А там страшно было смотреть. На детях все грязные худые полуголые. Но деваться было некуда. А один мой братишка Петя меньше меня а вот сколько ему было лет? Не могу сказать. Но не меньше девяти, так он как взглянул на детдомовцев и не пошел в дет дом. Я говорит пойду в Королевку наймусь и буду у кого либо работать. И пошел. А время года было гдето весной. Он ушел не сразу. И пошел  когда стало тепло в самую распутицу. И так шел где водой где вода со снегом а идти было 80 километров. Ну пришол. А в деревнях такие ребята в крестьян на щету. Оне уже хорошие конюха. И так, ево взяли хорошие люди. Но он очень простудился пока дошел и заболел малярией. Сначала она ево трясла раз в день, а потом стала трясти два раза в день. А малярия это такая болезнь, сначала бросает в холод и так морозит и трясет что хоть на горячей печке лежишь все равно кажется что лежищь на снегу, а потом такая температура поднимается что иной человек теряет сознание. И  хоть потом и не трясет человек очень больной. И вот ему хозяин сказал, ты мне такой не нужен. И он от него ушел. Нашел пустую землянку или сараюшку постелил соломки и там лежал. Но долго не пролежал. Ево в таких условиях стало трясти почти безперерывно и у него не выдержали сосуды. Носом и ртом хлынула кровь и он скончался. 

            Ну а старший брат Иван тоже добрался до Королевки и тоже нанялся, да что там нанялся за кусок хлеба жил у богатого хозяена много лет. Ну а нас пятеро гибли в дет-доме.

Несмотря на голод еще наверное т была болезнь дезентерия. Это я потом когда выросла то поняла что откуда в туалете столько много с калом крови было? А дети мерли как мухи.

            А я осталась жива потому что мы две девченки ходили да собирали и ели всякие травы.

Но в селе какие травы?  Стали ходить за село и там натакались на одну траву на свалке назьмов, ее называют во многих местах калачиками. Она во все стороне стелется. И вот мы ей питались. Ели молодые росточки. Жили грязные некто нас не переодевал не мыл. Да и не во что было переодеваться. С нас сыпались вши и некому до этого не было дела. За наш  паек наняли двух парней, купили лошадь отвозить и хоронить трупы детей.

           И вот столько много прошло время а я не могу писать без слез. Я вспомнила как ко мне подошел мальчонка братишка схватился за меня и только сказал Оля? А сам опускается опускается и упал. Я к нему, Вася Вася а он уже умер. Заплакала погладила ево по голове а на голове какие то шишки посмотрела а это вши. Да почему то очень уж крупные.

          И так дожили до осени 1922 года. А осень собрали детей и сказали, кому за 12 лет мы вас исключаем с детдома. А маленьких будем кормить. Как раз уже уродило все хорошее.

         И так я пошла на базар я знаю что раньше сюда ездили с Королевки на базар и увидела мужчину вроде королевский. И попросилась довезти до Королевки? А чия ты? Я Лебедя Петра Что ты? Скажут привез так корми. И я пошла еще искать и нашла тот сказал довезу. И я уехала. Паша в то время после Комуны сначала приехала в Королевку жить. Ехать было 80 километров. Половину проехали и остановились лошадей покормить попоить, да и самим что-то сварить. А когда сварили ехали несколько подвод и мне налили. Но я ложки три хлебнула и не хочу. А он на меня как закричит, да ты что не еш? Да у тебя скоро кости рассыпятся. И я дрожжащими руками еще поела. А когда доехала до Королевки я уже не могла двигаться, меня он подвез к Паше и на руках сняли  с телеги. Мне нельзя было есть сразу столько. И я стала умирать. Но Паше я рассказала что все умерли. Мы так плакали. И я стала терять сознание. Но ей кто-то сказал, заставляй хоть по одной ложке молока пить. И вот она плачет во весь голос около меня заставляет выпей молока я говорю не хочу. А она как начнет плакать во весь голос да уговаривать, хоть одну ложечку. Ну я думаю выпью одну чтоб она от меня отстала. А она немного погодя опять с ложечкой молока. Я опять не как от нее отказаться не могу, да еще ложечку выпью и так продолжалось не знаю сколько день или два пока я не почувствовала сто я хочу молока. Вот так она меня второй раз родила на свет. И так я стала с ней жить.

            Родился Миша. Потом другой Витя. И я их няньчила. И мы  с ней так дружно жили.

Дети были такие смирные да послушные. А Тимофей ее муж такой был идиот каких мало на земле. Он был гармонист, а в деревне где была какая гулянка не происходила все ево приглашают. И вот он играет а она сидит рядом. Но умные люди думают нада хоть на танцы пригласить. И возьмут потанцевать. А домой прийдут так он так над ней издевается так издевается. Да ты нанево смотрела, да он тебе руку жал и т.д.подобное. А она бедная так плачет так плачет.

            И видит что мы дружно с ней живем давай над нами издеваться. А потом сказал пусть она уходит мы другую наймем. И как она не плакала как не уговаривала его все равно сказал пусть уходит. И я ушла нанялась в няньки к чужим людям, а по их детям так скучала так скучала. Думала вот елаб я один хлеб с водой только бы сними жила и больше мне ничиво не надо. Потом стала привыкать и так и батрачила. А у него был родной брат старше ево такой был умница, бывало когда он развоюется она меня посылает за ним и я сбегаю и только он зайдет так он как воды в ром взял. Больше ни слова. А брат только скажет что ты тут воюешь? Но он не слова в ответ. И вот когда ево уже не было в живых я к ней с Жигулей ездила так она мне сказала что как то мальчишки маленько посарапались так он им сказал, скорей бы война чтоб вас повбивало. А я так растерялась что даже не спросила а как же он похоронки встречал? Один в танке сгорел, через год другой в танке сгорел. Но я так растерялась что сразу не спросила. Она кажется меня уже провожала домой а когда я поехала к Гале и думала и к ней съездить. С ней случилось что я только на похороны угадала.

            Да когда мы жили без отца у нас нечего уже было есть, мы ели сырую картошку которую нечем было сварить. Обычно варили соломой но и та уже кончалась.

            Еще так много можна написат. Но пока хватит.

           Пока кончаю целую  мама. Приедешь расскажу

По первому браку Ольга Петровна Ядревская (Лебедева)

По первому браку Ядревская Ольга Петровна

 

Черноротова Ольга Петровна. 20-е годы. поселок Королевка

Черноротова Ольга Петровна. 20-е годы. Поселок Королевка

Черноротов Илларион Зотович. В уголке Елизавета Захаровна

Черноротов Илларион Зотович. В уголке Елизавета Захаровна

 Жители Королевки, слева Прасковья Коваль

 Жители Королевки, слева Прасковья Коваль

Фотографии и письмо предоставлены Натальей Шифриной

 

 

 

Последнее обновление ( 01.11.2014 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Шахматы


Шутько Василий Григорьевич


Рудный. Дом ветеранов войны и труда. 1989 год.

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.258 сек.