• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Золотое сечение Иосифа Исакова

Золотое сечение Иосифа Исакова

Печать E-mail
Автор Administrator   
27.09.2012 г.

"Костанайские новости". 27 сентября 2012 года

 

 
 

Золотое сечение – деление непрерывной величины на две части в таком отношении, при котором меньшая часть так относится к большей, как большая ко всей величине.
АВ : АС = АС : ВС. Непонятно? Тогда посмотрите на костанайскую башню с часами...

 

Божественная пропорция

Так еще называют эту неравную симметрию. Считается, что она способствует наилучшему зрительному восприятию и гармонии. Может быть, поэтому башня с часами стала символом Костаная.

Автор башни умер в конце июля 2012 года в доме престарелых города Рудного, разбитый параличом. Об этой смерти мало бы кто узнал, если бы не некролог.

Напугала ваша фраза

 Иосиф Исаков. Фото Сергея Миронова

Фото Сергея Миронова

«Здравствуйте! Про Исакова:

И.И. Исаков родился 8 марта 1924 года в Свердловской области. В 1942 году был призван в действующую армию. Воевал на Юго-Западном и 3-м Украинском фронтах. Освобождал 7 европейских государств, был ранен 5 раз. В 1952 году в Москве поступил в архитектурную школу-мастерскую академика И. В. Жолтовского. В 1965 году его пригласили в институт «Целинпроект» («Костанайгорсельпроект»), где он проработал до выхода на пенсию 20 лет.

Построенные объекты в г. Костанае 1965-1985 гг:

ДК «Химик», лечебный корпус горбольницы, реконструкция и интерьер Дома Советов, административное здание обкома партии, жилая вставка-башня по ул. Советской, главпочтамт, туристический городок в районе Мехколонны, институт ЦелинНИИМЭСХ.

Напугала ваша фраза о том, что хотите написать о его последних годах, они были трудными, это обидит тех, кому он дорог... Попробуйте поговорить с его бывшими сотрудниками, они вспоминают о нём много доброго и интересного.

Ольга Траут,
Архитектурное aтелье «Дом».

 

В ответ я отправил вопрос: «А много осталось в Костанае людей, которым был дорог Иосиф Исаков и, более того, которые могут обидеться?» Вечером во вторник Ольга Траут не ответила. Но я и сам знаю, что таких людей осталось мало.

Шлем Дона Кихота

Я один раз звонил Иосифу Исакову и один раз ходил к нему домой. В 2008 году. Маленькая квартира, открытые окна, без штор – от этого всегда бывает неуютно. Один глаз у архитектора не видел, а второй почти не видел: +12. Наверное, по окну он ориентировался. Мы сидели за столом, на стене я помню пучок полыни, чтобы отпугивать моль. Именно тогда он рассказал мне о золотом сечении, о том, как симметрию использовал Леонардо да Винчи. Я тогда совсем ничего не понял, покивал вежливо и ушел. Кажется, еще Валентина Александровна, его супруга, напоила меня чаем.

Что же еще было? Я стал искать в своих архивах – за это время компьютер несколько раз ломался, и многое потерялось. Но потом я нашел отрывок из рассказа Иосифа Исакова про крышу башни: «Больше всего мне не нравится крыша. Во время строительства очень плохо ее сделали. Вода стекает по стенам, стены постоянно сырые. Когда начинаются заморозки, понятно, что происходит с водой. Если так пойдет и дальше, то рано или поздно стена может упасть...»

Я зашел в Гугл-картинки, чтобы посмотреть на башню и впервые обратил внимание, что крыша похожа на бедный рыцарский шлем. Шлем Дона Кихота, тот, который он разбил в самом начале.

Исаков никуда
не поедет

– Из Костаная?.. Для меня это огромная неожиданность. А что произошло?

– Иосиф Исаков умер. Об этом почти никто не знает. Мы хотим вспомнить о нем.

– .... Вот как... Умер?

– Можете рассказать о нем? Что-то, что вам запомнилось.

– Конечно. Мне только надо собраться...

Евгения Марчукова помолчала. В 70-80-х годах она работала председателем профкома в Проектном институте. Сейчас живет в Подмосковье.

– Прежде всего, он был скромным и даже несколько закрытым человеком. Он пошел на войну в 17 лет и сразу попал под Сталинград. Воевал в семи европейских странах. Сколько я его ни просила, он отказывался говорить об этом. Не любил выступлений. Но однажды он пришел на вечер со своей женой. Я сказала: « Если вы сегодня не расскажете, так я это сделаю». Суп­руга, помню, его толкнула в бок, он улыбнулся и ответил:  «Ну, раз так...»

Я воспользовалась моментом:

– Иосиф Иосифович, а в каких странах, которые вы прошли, самые красивые девушки?

– Самые красивые – это сербиянки. Я и жену свою выбрал, потому что она похожа на девушек, которых видел в Сербии...

Здесь, конечно, все зас­меялись.

– А 9 мая 1945 года помните?

– Я встретил этот день в Вене. Но праздновать сразу не пришлось. Старшина приказал нам идти по улицам и снимать фашистские флаги. Их было очень много. Затем нас перебросили в местечко на границе Италии, Франции и Австрии. Наш старшина был очень хозяйственным. Оказалось, он не сжег флаги. Они были шелковыми, и итальянские женщины охотно меняли их на вино – потом шили себе юбки. В первый и в последний раз в жизни я выпил столько вина! Мы стреляли в воздух, кричали. Это была огромная радость от того, что смерти конец, что начинается новая жизнь...

Евгения Марчукова вновь помолчала.

– Наверное, это был один такой вечер, когда он немного рассказал о себе. Еще помню, на него пришла путевка в санаторий, в Сочи. Меня вызвали к Куперману (тогда он возглавлял институт). «Исаков никуда не поедет», – сказал он мне.

«Как не поедет?» – «Я вам сказал, что он не поедет. Срочная работа...»

Тогда, кажется, строили дом для Демиденко. Я вышла, вызвала Иосифа в коридор, объяснила ситуацию и сказала, что сейчас пойду в обком проф­союзов и добьюсь, чтобы его отпустили. Он улыбнулся и ответил: «Нет, ничего не надо. Если я здесь нужен, то никуда не поеду...» Для него дело было превыше всего... Может быть, Жанна Жадановская помнит больше? Она работала планировщиком. Сейчас живет в Москве, я вам дам ее телефон...

Знаменитая башняНет рыбалки

– Что я могу сказать – он был очень скромный и мягкий. Никогда не участвовал в спорах и дрязгах. Наверное, и не было человека, который бы имел на него зуб. Но когда дело касалось проектов, он отстаивал их очень горячо. Говорил громко, становился неуступчивым, – вспомнила Жанна Жадановская. – Он был не очень доволен башней. Это была трудная задача – место очень узкое, пространство маленькое. Кажется, он создал 11 проектов, утвержденный сильно порезали, и он переживал по этому поводу. Его любимый стиль – классический. Он плохо относился к веянию того времени – панельным многоэтажкам. Пытался убедить власти в предпочтительности капитальных сталинских домов с высокими потолками. Но его, конечно, не слушали.

– Он был замечательным рыбаком, – вспомнила Татьяна Черкашина, сейчас работник госэкспертизы. – Рыбалка была его самым страстным увлечением. Несколько лет назад я встретила Иосифа на улице. Он обнял меня – всегда был очень доброжелательным. Я спросила: «Ну что, как рыбалка?» «Нет рыбалки, – ответил он грустно. – Теперь еле хожу».

Два здания

Сначала умерла сербиянка, супруга Валентина Александровна. Женщина, которая поила меня чаем и рассказывала, что у Иосифа три пулевых и пять осколочных ранений, а один осколок врачи так и не решились достать. Потом умер любимый ученик и, наверное, единственный настоящий друг, Александр Байтурин. Он заботился о своем учителе, хлопотал о награде, о выставке работ, привозил продукты. «А то возьмёт, и в баню моего дедулю прямо на руках несёт!» – это тоже слова Валентины Александровны, опубликованные в «КН» 23 декабря 2010 года. Впереди у Исакова оставалось всего два года.

– Я познакомилась с Иосифом Иосифовичем поздно. У него уже случился инсульт, и он не мог говорить. Когда я приезжала к нему в дом престарелых, он очень радовался, брал мою руку, долго держал ее, улыбался и, кажется, плакал, – рассказала Мария Байтурина, дочь Александра. Именно она опубликовала некролог.

...В золотом сечении нет равной симметрии. Меньшая часть так относится к большей, как большая ко всей величине. Судьба Иосифа Исакова кажется печальной – в ней, наверное, не было равного соотношения радостей и бед. «Вода стекала по стенам, и когда начинались заморозки...» Иосифу Исакову теперь не страшны дожди. А башня стоит – под ней назначают свидания молодые люди и девушки, родители гуляют с детьми. Фотографии на фоне башни уезжают в разные города и страны.

А еще на центральной улице Костаная рядом стоят два здания – ДК «Химик» и Аквапарк. Первый построил Иосиф Исаков, второй спустя 20 лет – его ученик, Александр Байтурин.

Может быть, Иосиф Исаков все-таки прожил счастливую жизнь?

Фарид ДАНДЫБАЕВ

Последнее обновление ( 27.09.2012 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Совхоз "Кайранкольский"


Балакин Александр Иванович


Коллектив Пресногорьковской парикмахерской

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.288 сек.