• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Из истории поселка Жуковский

Из истории поселка Жуковский

Печать E-mail
Автор Administrator   
15.03.2012 г.

Из книги "Переселенцы-арендаторы Тургайской области". С-Петербург. 1897 год

 

Первый водворился на месте нынешнего поселка некий солдат Жуков, родом из Самарской губернии, по имени которого и поселок получил свое наименование. По словам Мацуревича «название это дано было бывшим губернатором Проценко, - причем в этой местности дозволено было поселиться не более 100 дворов, но Кустанай переполнившись новыми выходцами, а отчасти и переселенцы из аулов, заселили местность до стеснения, так что подворья и огородные земли стали дробиться и сделалось затруднительным дальнейшее поселение». Сами крестьяне описывают историю заселения поселка совершенно иначе. По их словам, действительными основателями поселка были две небольшие артели: 4 семьи саратовцев и 6 семей самарцев, которые заарендовали землю по двум договорам и в конце 1886 года перебрались на заарендованное место. К весне 1897 года они успели принять к себе до 50 семей земляков, а летом того же года приняли, по видимому по распоряжению местной администрации, две большие партии, всего до 200 семей, тоже по преимуществу саратовцев и самарцев, которые направлялись в Западную Сибирь и остались здесь по неимению средств для дальнейшего следования.

            Около того же времени или несколько позже пришла первая небольшая партия (9 семей) пензенцев: вышли эти пензенцы еще в 1880 году, направляясь в Томскую губернию. Но услыхав по пути, что «там холодно», изменили намерение и пошли в Кустанай. И здесь однако они не пожелали водвориться, во-первых, потому, что «хотели мужиками жить, а не мещанами», а во-вторых, потому что, в Кустанае церкви не было, - в Затобольском же поселке не нашли удобных мест для огородов, поэтому ушли «на линию» и жили по станицам лет семь, ожидая устройства крестьянских поселков, а как только прослышали, что поселки устраиваются, тотчас же перешли в Жуковский поселок, куда за ними стали подходить и их земляки, число которых ныне дошло до 50 семей.

            Массовое заселение поселка закончилось в 1888 годом, к концу которого было налицо 223 семьи. К 1891 году, по регистрации Мацуревича, число дворов возросло весьма незначительно. Только до 237 семей, из которых было: самарских – 66 семей, саратовских – 61, пензенских – 29, воронежских – 27, тамбовских – 20.  После этого в голодный год ушло в Ташкент и Семиречье до 20 семей, некоторые назад «на старину», - всего выселилось до 50 семей. На место их продолжали приселяться поодиночке или небольшими группами, родственники и земляки более ранних поселенцев. К лету 1896 года число домохозяев дошло до 284, из которых однако менее половины – 128 семьи – были уже причислены по месту проживания. Из двух улиц поселка половина одной, главной, заселена самарцами, другая – саратовцами, на другой улице половину занимают пензенцы, другую – переселенцы из разных других губерний, представленных менее значительными группами дворов.

            Земля первоначально снята была хотя и у одних и тех же сдатчиков (киргиз 7 аула Аракарагайской волости, Джатабая Машенова и Мурзабека Сахандыкова с одноаульцами), но по двум отдельным условиям: первое было заключено саратовцами – С.Починским с пятью товарищами, второе – самарцами, П.Беляевым с тремя товарищами; оба условия заключены были сроком на 6 лет, но с тем, что «если дольше проживем – не прияснять». В каждой артели отводилось для распашки пространство, обозначенное живыми урочищами и в натуре обведенное бороздою. Плата условленна была по 1 рублю 50 копеек с каждой распаханной десятины, но с обязательством уплачивать не менее, как за 33 десятины. Право возведения усадеб, выпаса скота и сенокошения на степи предоставлялось переселенцам бесплатно. Право арендаторов принимать новых «товарищей» не подвергалось никаким ограничениям, но за то сдатчики вне брали на себя обязательства прекратить пользование в сданных участках.

            Сдача земли жуковцам последовала без соглашения сдатчиков с аульным обществом, почему и повела крупные недоразумения и даже дракам. Только личное вмешательство помощника уездного начальника побудило аульный сход признать сдачу и указать временному пользованию крестьян удобные для последних границы.

            С новых водворенцев взимали за прием от 3-5 и до 10 рублей и использовали полученные деньги на постройку церкви. Впрочем, такого рода денег общество собрало немного: беднейших принимали бесплатно, и бесплатно же последовал прием обеих крупных партий, направленных в поселок администрацией.

            Срок обоих договоров истек в 1893 году. Жуковское общество, конечно, собиралось возобновить аренду, - но это ему не удалось – «перебили городские». Арендаторы из мещан, прельстившие киргиз более высокой ценой и одновременно выплатой всей арендной суммы. В местности, ранее состоявшей в пользовании жуковцев, возникло пять крупных арендаторских заимок, из них две – в 3 и 4 верстах от поселка, и заимки эти захватили в свое пользование все открытые воды и лучшие пашни. Крестьянам удалось заарендовать у киргиз только часть прежде арендовавшейся ими земли, смежную с общественным участком Александровского поселка. Местность эта снята по условию, заключенному на три года (1895-1897) с киргизами того же 7 аула Аракарагайской волости, Альжаном Жандабуловым и Калдарбеком Данаевым, за плату по 130 рублей в год.

            В результате всех этих обстоятельств жуковцы пашут по «частной» аренде главным образом за Тоболом, забираясь за 25-30 верст и далее. На жуковцев, как и на александровцев, жалуется вся Боровская волость, что «подпахались».

            Распределение благосостояния очень неравномерно: не говоря уже об индивидуальных различиях, по низкому уровню благосостояния выделяется целая группа пензенцев. Это потому, что они и пришли всех беднее, и очень консервативны: они пашут по малу и упорно держатся сох, - даже состоятельные, которые могли бы завести плуги. Самарцы, напротив, - «кто и худо живет, а много пашет», и непременно плугом (нет быков, - спряжется или с киргизом будет работать и непременно плуг достанет).

 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Рейд по общежитию. 1975 год


"Форум" - Карабалык


Совхоз имени XXIII съезда КПСС

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.244 сек.