• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow Из истории основания

Из истории основания

Печать E-mail
Автор Administrator   
27.10.2008 г.
 
Эта работа Якова Кузьмича Духина, кандидата исторических наук, профессора, известного костанайского историка.
Текст приводится по книге "Кустанай: вчера сегодня завтра". Алма-Ата, издательство "Казахстан" 1979 год.

Яков Кузьмич Духин. Фото К.ВишниченкоТерритория современной Кустанайской области по своим природным условиям издавна была благоприятной для расселения древнего человека. Река Тобол, протекающая с юго-запада на северо-восток, с превосходными лугами и пастбищами представляла прекрасные возможности для занятий скотоводством и земледелием. Племена древних охотников и рыболовов находили здесь обилие разнообразных промысловых животных, птиц, речной и озерной рыбы.

Археологи установили распространение и значительное влияние на данной территории андроновской культуры, свидетельством чего являются, например, Садчиковская и Алексеевская стоянки.

В средневековье здесь, как и во всем Казахстане, шел процесс формирования казахской народности и складывания патриархально-феодальных отношений. С XVI века, в связи с расширением границ Русского государства на восток, за Урал, возникают первые торговые и культурные русско-казахские связи. Развитие экономических и политических контактов казахских ханств с Россией особенно усиливается в XVIII веке, что привело в конечном итоге к глубоко прогрессивному явлению – присоединению сначала Младшего, а несколько позднее Среднего жузов к Российской империи.

С самого начала присоединения края царизм настойчиво проводил здесь колонизаторскую политику, создавая цепь военных укреплений, в том числе и в кустанайских степях, являющихся опорными пунктами колонизации. Оренбургский генерал-губернатор Н.А.Крыжановский открыто писал: «Киргизская степь абсолютно необходима Оренбургскому краю и, чрез посредство его, России, и, что без киргизской степи обнаружился бы в хозяйстве нашем весьма чувствительный пропуск, настолько чувствительный, что пришлось бы немедленно исправлять его и ничем другим, как завладением этою же степью».

Мнение генерал-губернатора отражало объективные устремления русского капитализма, который довольно быстро оценил перспективы хозяйственного освоения богатого района и нуждался в опорном центре, способном втянуть край в систему всероссийской экономики. Для осуществления этих целей 21 октября 1868 года правительство Александра II издает «Временное положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторства», которое предусматривало организацию четырех областей: Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской.

Тургайская область делилась на четыре уезда: Иргизский, тургайский, Илецкий и Николаевский. Последний (территория современной Кустанайской области) не имел ни одного оседлого пункта, где бы можно было основать уездную администрацию, поэтому ее разместили за пределами не только уезда, но и Тургайской области, в казачьей станице Николаевской (отсюда и название уезда).

Расположение управления уездом за его пределами создавало крайние неудобства. Поэтому военный губернатор Тургайской области упорно настаивал на перенесении уездной администрации в Троицк, что и было осуществлено 3 октября 1869 года.

Николаевский уезд и прежде всего его население нуждались в постоянном и пристальном надзоре. Недовольное мерами колониального режима и введением «Временного положения» кочевое население Тургайской и Уральской областей приняло активное участие в восстаниях 1869 года. Необходимость проведения полицейских акций против трудящихся-казахов побудила царскую администрацию форсировать строительство нового уездного центра, способного осуществить «должный надзор» за ними. Помимо того, местные власти полагали, что новый центр явится удобным пунктом, с помощью которого богатый район будет втянут в систему российской экономики. И наконец, с постройкой уездного поселения администрация получала надежную возможность регулировать крестьянские степи, помогая тем самым развитию здесь земледелия, чтобы коренные жители «наглядно могли учиться ведению правильного хлебопашества».

При определении местоположения нового поселения в Николаевском уезде предпочтение отдавалось местам, расположенным по течению реки Тобол. В октябре 1869 года начальник уезда А.Сипайлов обратил внимание тургайских властей на выгодность перед прочими урочищ Исмамбет-Тургая и Урдабай-Тургая, находящихся в пределах Аракарагайской волости. «Это лучшее место в степи, - писал он, - оно более или менее центрально, особенно во время летних кочевий киргизов. Оно удобно и в экономическом отношении для жителей будущего города и в отношении торговли». В 1870 году для астрономических и географических исследований в урочище Урдабай был направлен полковник генерального штаба А.А.Тилло. Последний тщательно изучил местность и в полутора верстах от Тобола, на левом берегу, возвел земляную пирамиду, отметив тем самым место будущего поселения. Местность эта принадлежала казахскому кочевью в несколько десятков кибиток. По распоряжению военного губернатора населению разрешили пользоваться землями до образования города.

В декабре 1870 года оренбургский архитектор Вебель составил план города на Тоболе, который он предложил назвать Ново-Тобольском. Однако начало строительства поселения задерживалось: правительство не сразу решило, каким ему быть – городским или земледельческим. Кроме того, отсутствовали необходимые средства. Лишь в 1879 году ходатайство генерал-губернатора Н.Крыжановского «об учреждении нового города Урдабай» было одобрено министерствами финансов и внутренних дел, и генерал-губернатор дал распоряжение о приеме прошений от желающих поселиться в новом городе на Тоболе.

Летом того же года военный губернатор Тургайской области А.П. Константинович вместе с врачем Неймарком и другими чиновниками обследовал урочище Урдабай, признал его неподходящим для строительства города и счел «необходимым произвести дальнейшие изыскания для выбора другого более удобного пункта». Таковым была признана возвышенность на урочище Кустанай, находящаяся на левом берегу Тобола в 7-8 верстах ниже земляной пирамиды А.Тилло. Урочище Кустанай отличалось от прежнего места близостью проточной воды, изобилием в долине реки лугов с превосходными травами и богатством месторождений дикого камня и плитняка, необходимых для строительства. С определением примерного расположения и характера будущего поселения под его застройку было решено отвести 13 300 десятин земли. Тогда же признано было целесообразным назвать поселение Кустанаем.

Эта местность, имевшиая удобные пастбища и зимовки, издавна была заселена казахами. Поэтому генерал-губернатор Н.Крыжановский 19 декабря 1879 года выразил пожелание «иметь приговоры от тех киргизских обществ, во владении которых находится эта земля, и вообще обусловить заблаговременно меры к предотвращению могущих впоследствии возникнуть столкновений между киргизами и новыми поселенцами». Тем не менее изъятие угодий на правом берегу Тобола у 71 кибитки различных родов Аракарагайской волости встретило сопротивление казахов, не возражавших против уступки левого (возвышенного) берега, но не желавших лишаться удобных кочевок на правом пойменном берегу.

Резкая оппозиция проекту администрации проявилась на созванном осенью 1880 года съезде выборных Аракарагайской волости. Николаевскому уездному начальнику на его уговоры уступить правобережье было заявлено: «Не согласны дать оба берега». Однако в результате нажима со стороны властей 17 июня 1881 года был подписан приговор о «добровольной» уступке обоих берегов реки Тобол для постройки и заселения города.

Места, предназначенные под заселение, стали притягивать в большом количестве так называемое «избыточное» население центральных губерний России, бежавшие сюда от малоземелья. Писатель В.Дедлов отмечал: «…Многие тысячи мужицких голов бредили Кустанаем. Земля – киргизская, тридцать копеек за десятину в год… Строиться надо – в двадцати верстах лес Ары. Скотину где угодно паси даром. Тобольной травы на Тоболе, - три дня покосил, на всю зиму хватит. Пшеница родит по триста пудов… Вольно, просторно, ни потрав, ни порубок, ни бар, ни полиции». Подобные слухи породили массу самовольных переселенцев. Царское правительство, ранее неодобрительно смотревшее на самовольцев, вынуждено было в 1881 году издать известные «Временные правила по переселению в Киргизские степи сельских обывателей», устранившие ряд заградительных мер и внесшие некоторую упорядоченность в организацию переселенческого дела. Эта мера совпала с началом активного освоения урочища Кустанай. Наплыв желающих поселиться в новом городе был значительным: с 1 января 1878 года по 1 января 1879 года было принято 1481 заявление, а к концу 1880 года – 4800. Однако прошло около полутора лет с момента официального объявления о строительстве города, прежде чем он стал заселяться. Это объяснялось неурожаем 1879 года и очень суровой зимой 1879-1880 годов.

Первые переселенческие семьи в урочище Кустанай прибыли во второй половине 1880 года и к зиме построили 26 жилых помещений. Те, кто домами обзавестись не смог, размещались в выкопанных землянках-пещерах по крутому берегу реки Тобол и оврагам. В июне 1881 года на место будущего города прибыло уже более тысячи переселенческих семей – выходцев из 23 российских губерний: Самарской, Воронежской, Оренбургской, Саратовской, Вятской, Симбирской, Тульской и других.

Отстраиваясь, городской житель, кроме усадебного места и выгона для скота за городом, никакие земли не получал, поселковым же отводилось до 10 десятин земли на душу. Подобными условиями горожанин был поставлен в крайне стесненное положение, ибо возникающий город еще не мог предоставить ему внеземледельческих (промысловых, торговых и других) средств к существованию. Поэтому местные власти получили из Оренбурга разрешение раздавать землю для посева хлеба и сенокосные угодья также и городским жителям, на долю которых было отведено 676 десятин.

Первые поселенцы Кустаная испытывали массу трудностей. Чиновник особых поручений П.Федоров доносил в Оренбург 25 января 1882 года, что «быт и благосостояние большинства поселенцев находятся в крайне тяжелом и неловком положении», ранняя зима, отсутствие кормов и помещений для скота привели к его гибели. В эту трудную зиму в Кустанае начались голод и повальные болезни среди поселенцев. Не хватало леса, ибо по указанию военного губернатора уездные власти «бесплатный отпуск леса для построек» не производили, на него установили высокие цены, самовольные лесные порубки строго преследовались. Поселение нуждалось в постоянном надзоре со стороны уездной администрации, которая в марте 1884 года во главе с уездным начальником и была переведена из Троицка в Кустанай. К этому времени город значительно окреп. Старожил В.Гиляров вспоминал: «…В 1884 году случился такой урожай, какого я за все 27 лет, что живу здесь, больше не припомню. Траву косили не то что на лугах, а на всех возвышенностях, да траву высокую и прегустую… И хлеба были, кто сеял, просто удивление. Вот с этого-то года и стал уже настояще заселяться Кустанай».

продолжение следует...

Последнее обновление ( 21.04.2011 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Магазин на Перевалочной базе


Костанайский завод ремонта двигателей


Совхоз имени XXIII съезда КПСС

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.227 сек.