• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • red color
  • green color
KOSTANAY1879.RU | Костанай и костанайцы! | Портал о городе и жителях
Главная arrow Новости arrow История депортации немцев по документам Государственного архива Кустанайской области

История депортации немцев по документам Государственного архива Кустанайской области

Печать E-mail
Автор Administrator   
12.12.2011 г.

М.А.Алексеенко. Из материалов 3-й международной научно-практической конференции. Саратов. 2011

 

28 августа 1941 года стал особым днем в судьбе целого народа. Тысячи семей не по своей воле спешным порядком покидали обжитые места и отправлялись туда, где их не ждали. Кустанайская область – одна из тех, которая обязана была принять переселенцев. 5 сентября 1941 года состоялось совместное заседание Кустанайского облисполкома и бюро обкома КП(б)К, на котором было принято постановление №37 «О хозяйственном устройстве переселенцев-немцев».1 Первым пунктом был утвержден окончательный план размещения переселенцев-немцев в количестве 20 000 человек (или ориентировочно 5 000 хозяйств), которые предполагалось разместить в 1258 готовых и строящихся за счет переселенческого отдела домах и 3742 хозяйств – за счет нового строительства силами переселенцев и уплотнения населения. Помимо этого считалось возможным в совхозы области разместить 4 000 человек или 1000 хозяйств.

Расселение переселенцев в Кустанайской области предполагалось проводить как путем вселения целых колхозов в существующие, так и расселения переселяемого колхоза на новом месте. В функции переселенческого управления вменялось обеспечение точного учета и регистрации прибывающих переселенцев и имеющихся у них обменных документов на хлеб, скот, овощи и картофель, а уполномоченный Народного Комиссариата Заготовок КазССР по Кустанайской области в срочном порядке должен был приступить к подготовке по выдаче переселенцам скота, зерна, фуража и картофеля взамен сданного ими по месту прежнего жительства. Райисполкомы и райкомы партии должны были в двухдневный срок установить колхозы, куда вселялись переселенцы, выяснить в каждом колхозе наличие жилых помещений для расселения переселяемых, выделить группу ответработников для приема, разгрузки и отправки переселенцев до места назначения, провести разъяснительную работу среди колхозников, и обеспечить перевозку переселенцев транспортом тех колхозов, куда намечалось вселение. Райисполкомам совместно с переселенческими отделами необходимо было к 15 сентября подготовить помещения для временного размещения переселенцев до отправки их на места вселения. Облторг и облпотребсоюз должны были организовать питание переселенцев на станциях разгрузки. Руководство по переселению было возложено на облуправление НКВД с правом привлечения к работе по переселению переселенческий отдел, облземотдел, трест совхозов и их органы на местах. Ответственность за размещение и хозяйственное устройство прибывающих переселенцев-немцев возлагалась персонально на председателей райисполкомов и первых секретарей райкомов партии.

Хотя постановлением от 5 сентября 1941 года был установлен двухдневный срок предоставления информации от колхозов список колхозов с указанием количества предполагаемых вместить хозяйств колхозников, прибываемых из других областей секретарь Тарановского райкома КП(б)К направил в отдел кадров Кустанайского областного комитета КП(б)К 2 сентября 1941 года. По представляемой информации на территории Тарановского района можно было расселить 2800 хозяйств.2 Несмотря на несовпадение дат приведенных документов можно предполагать, что в письме речь шла о немцах-спецпереселенцах, т. к. по установленному постановлением Совета НародныхКомиссаров СССР и ЦК ВКП(б) № 572 от 21 апреля 1940 года плану переселения в восточные районы из малоземельных районов СССР в 1941 году в Кустанайскую область предполагалось переселить всего 5 тыс. хозяйств3 и врядли большую часть из них стали бы размещать на территории одного района. 8 сентября 1941 года председателям колхозов Тарановского района направлены письма за подписями председателя райисполкома, секретаря райкома партии и начальника районного отдела НКВД о необходимости под личную ответственность председателей колхозов до 12 сентября (хотя в постановлении указана дата 15 сентября) подготовить все свободные дома, предназначенные для переселенцев. В случае не обеспечения свободными жилыми домами размещать переселенцев придется за счет уплотнения жилплощади колхозников. Колхозы также должны предоставить подводы для перевозки переселенцев со станции Тобол в расселяемые колхозы4. По всей вероятности аналогичные письма председателям колхозов рассылались партийными и советскими руководителями всех районов Кустанайской области. Первые эшелоны с немцами, отправленные из АССР Немцев Поволжья 5 сентября 1941 года прибыли в город Кустанай 9 сентября5.

 В Государственном архиве Костанайской области имеются вторые экземпляры списков переселенцев-немцев прибывших в Кустанайскую область в 1941 году6. Первые экземпляры списков были направлен в учетно-статистический отдел переселенческого управления при СНК СССР . Только по этим документам можно установить, что депортированные из АССР Немцев Поволжья были расселены в колхозах и совхозах Пресногорьковского, Мендыгаринского,Джетыгаринского, Убаганского, Затобольского, Кустанайского, Пешковского, Урицкого, Федоровского, Орджоникидзевского, Тарановского районов. В Карабалыкском районе расселены немцы, прибывшие из Запорожья, в Карасуском – из АССР Немцев Поволжья и Запорожья. По Семиозерному району списки депортированных отсутствуют полностью. В списках указаны фамилия, имя, отчество, отношение к главе семьи, место рождения, специальность, национальность, место работы и специальность до выселения. Сразу же по прибытии депортированных немцев в места проживания они должны были приступить к работе в колхозах по месту вселения. В ведомости распределения дохода урожая по колхозу им. Шмидта Тельмановского сельского Совета Федоровского района за 1941 год имеется начисление по трудодням членам колхоза по графам: пшеница, сено, солома, картофель, деньги. Следует отметить, что колхоз был немецким. Помимо членов колхоза начисления за выработанные трудодни произведены 24 немцам переселенцам. В документе имеется список из фамилий переселенцев с указанием количества выработанных трудодней (от 1 до 94) и информация о том, что немцам-спецпереселенцам, эвакуированным и полякам начисление трудодней произведено из расчета по 3 рубля за трудодень без натуральных распределений7. 6 февраля 1942 года на заседании Кустанайского облисполкома утвержден представленный эвакоотделом план строительства и ремонта жилых домов для переселенцев немцев в сумме 22 488 000 рублей.8 Согласно прилагаемой смете этой суммы должно было хватить на строительство 11 244 домов для проживания в них 56 220 прибывших на территорию Кустанайской области немцев спецпереселенцев. 9 Эта информация приведена в протоколе заседания исполнительного комитета Кустанайского облисполкома № 5 от 6 февраля 1942 года.

С момента подготовки к приему и прибытия спецпереселенцев немцев в Кустанайскую область в сентябре 1941 года это первый вопрос, включенный в повестку дня заседания исполнительного комитета Кустанайского областного Совета депутатов трудящихся для рассмотрения в общем порядке. До этого документа все вопросы, касающиеся немцев-спецпереселенцев рассматривались на суженом заседании бюро Кустанайского обкома КП(б)К и Кустанайского облисполкома, в повестке дня заседания облисполкома значились как «особая папка» и формировались в отдельные дела по секретному делопроизводству. По истечении срока ведомственного хранения документы поступали на хранение в Государственный архив Кустанайской области и находились на специальном хранении до их рассекречивания в феврале 1994 года, когда и были переданы из отдела секретных фондов в отдел общего хранения. В смете на строительство и ремонт жилых домов для переселенцев-немцев, прибывших в Кустанайскую область, имеются сведения о количестве прибывших переселенцев и количестве домов, требующихся для их размещения, по районам области.10

Распределение немцев-переселенцев по районам Кустанайской области с учётом потребного количества домов

№ п/п Наименование района Количество прибывших немцев-переселенцев (чел.) и Потребное количество домов

1 Кустанайский 2470  494

2 Джетыгаринский 1692  338

3 Тарановский 5841  1168

4 Орджоникидзевский 7049  1409

5 Семиозерный 7292  1458

6 Карасуский 3602  722

7 Урицкий 2369  474

8 Убаганский 3897  779

9 Затобольский 2727  546

10 Мендыгаринский 2816  563

11 Узункольский 2869  574

12 Пресногорьковский 1765  353

13 Федоровский 4437 887

14 Пешковский 2886  597

15 Карабалыкский 4408  882

ВСЕГО 56220 11244

Из этой таблицы видно, что на территории Кустанайской области немцы-спецпереселенцы были расселены только в сельской местности. Наибольшее число немцев-спецпереселенцев было расселено на территории Семиозерного района – 7292 человек (для сравнения по состоянию на 1 января 1940 года в районе проживало 29476 человек),11 Орджоникидзевского района – 7049 человек (24 140)12, Тарановского района – 5841 человек (22 586)13. Несмотря на утвержденный окончательный план размещения переселенцев-немцев в количестве 20 000 человек, за короткий срок на территории Кустанайской области пришлось разместить 56 тыс. депортированных. К примеру, по всесоюзной переписи населения 1939 года на территории Кустанайской области проживало 367 891 человек, из них в сельской местности – 319 021 человек.14 Соответственно, практически каждый седьмой сельчанин Кустанайской области был немцем-переселенцем. В 11 декабря 1942 года на очередном заседании Кустанайского облисполкома было принято решение о строительстве всего 300 новых домов, из них 150 домов (требовалось – 11244) предназначались для немцев спецпереселенцев на сумму 525000 рублей, 100 домов – для эвакуированных, 50 домов на индивидуальное строительство для эваконаселения и немцев-спецпереселенцев по линии комбанка.15

Семья депортированных немцевСледует отметить, что и до депортации немцев в 1941 году на территории Кустанайской области проживало достаточно большое количество населения немецкой национальности. Точные цифры из-за отсутствия в документах переписи населения Кустанайской области 1939 года сведений о национальном составе населения привести невозможно. Однако некоторые выводы можно сделать, проанализировав проект постановления Кустанайского облисполкома «О реорганизации национальных школ по Кустанайской области». В этом документе сказано, что в соответствии степени овладения русским и казахским языками и, согласно желанию учащихся и их родителей, все существующие в области корейские, немецкие и татарские школы с 1 сентября 1938 года следует перевести на преподавание казахского и русского языка, реорганизовав в советские школы обычного типа. Реорганизации подлежали по Федоровскому району Александропольская и Давыдовская начальные немецкие и Тельмановская немецкая неполная средняя школы, по Семиозерному району – Семиозерная татарская начальная школа, по Орджоникидзевскому району – Бессарабская, Чебендовская начальные немецкие и Шункуркольская немецкая неполная средняя школы, по Джетыгаринскому району – Тургеновская начальная немецкая школа, по Мендыгаринскому району – Нейс-Веркская16 начальная немецкая и Надеждинская немецкая средняя школы, по Затобольскому району – Семеновская начальная немецкая школа, по Кустанайскому району – Шишкинская начальная немецкая и Озерная немецкая неполная средняя школы, учащихся Рязановской корейской школы с 1 сентября 1938 года следовало перевести в школу при корейских колхозах «Самир» и «Землероб», по Тарановскому району – Викентьевская, Смайловская, Придорожная, Мариновская начальные немецкие и Нелюбинская немецкая неполная средняя школы17. Эта информация из документа преднамеренно приведена практически в полном объеме для возможности проведения сравнительного анализа. В результате по Кустанайской области в добровольно-принудительном порядке было реорганизовано 12 начальных, 4 неполных средних и одна средняя немецкие школы, 1 татарская и 1 корейская начальные школы. В качестве дополнительной информации следует привести не менее значимую часть документа, в которой говорится, что в школах, расположенных в сельской местности с преобладанием немецкого населения, вводилось преподавание родного языка как предмет, а учителей корейцев, немцев и татар, владеющих русским или казахским языками, могущих преподавать на этих языках в школах, предлагалось направить преподавателями реорганизуемых и в другие школы области, а недостаточно знающих русский и казахский языки предполагалось использовать в качестве политпросветработников и культармейцев.Судя по приведенному выше документу в Тарановском районе численность немецкого населения была значительной. Об этом свидетельствует наличие пяти немецких школ. Немецкое население проживало довольно компактно, пытаясь сохранить свою культуру, язык, обычаи.

Удивительным фактом оказалось существование в районе трех колхозов с немецкими названиями, образованных в 1930 году. Если в Затобольском районе колхоз «Морген Штерн» был «незаметно» переименован в колхоз им. Крупской в 1939 году 18 (это видно по косвенным данным, документы подтверждающие факт переименования обнаружить не удалось), то в Тарановском районе это произошло значительно позже. Решением Кустанайского облисполкома № 40 от 24 января 1947 года колхозы «Нейс Фельд», «Роте Фане» и «Роте Фельд» 19 были переименованы соответственно в колхозы «Дружный труд», «Красное Знамя» и «Знамя Советов»20.

 Репрессивные меры по национальному признаку для лиц немецкой национальности в 1941 году не отменяли политических репрессий. Одним из дел, рассмотренных судебной коллегией по уголовным делам Кустанайского областного суда, было дело по обвинению Домме Петра Карповича, 1906 года рождения, немца-спецпереселенца, уроженца Черкасского района Орджоникидзевского края. В приговоре от 6 июля 1942 года говорится, что «обвиняемый Доме, будучи недовольный переселением и антисоветски настроенный систематически проводил контрреволюционную, пораженческую агитацию среди населения, открыто высказывал недовольство политикой партии, всемерно восхвалял фашистскую армию, фашистский строй и людоеда Гитлера, ожидал скорого его прихода, уклонялся от призыва в трудовую армию». За указанные деяния Домме П.К. на основании ст. 58-10 ч.II приговорен к высшей мере уголовного наказания – расстрел и ст. 59-6 УК – к лишению свободы сроком на 6 лет с поражением в избирательных правах на 3 года, а на основании ст. 49 УК основная мера наказания определена по ст. 58-10 ч.II – расстрел 21.К расстрелу по ст. 58-10 ч.II 22 июня 1942 года были приговорены Альберт Семенович Крауз (так в документе) и Эммануил Васильевич Тидэ, так как «состояли в раскрытой органами НКВД в 1941 году контрреволюционной немецкой группе и, имея с участниками этой группы тесную связь, вели активную антисоветскую агитацию (обвиняемый Крауз – сын крупного раскулаченного и репрессированного в 1929 году кулака и осужденного за контрреволюционное преступление в 1935 году)»22, Беккер Эдуад Францевич23, Сартисон Вильгельм Кондратьевич и Шиллер Роберт Ефремович24, Фелькер Яков Петрович25 и многие другие. Гораздо реже по той же статье в документах встречаются приговоры о лишении свободы сроком на 10 лет с поражением в избирательных правах на 5 лет и конфискацией имущества. 10 лет лишения свободы «за распространение конрреволюционных пораженческих разговоров и провокационные измышления о якобы гуманном отношении немецко-фашистской армии к пленным красноармейцам и к гражданам СССР, оставшимся на территории временно оккупированной войсками фашистской Германии» получил Штанг Иван Егорович26, 8 лет – Флерт Адалина Эдуардовна27.

Следующий документ адресован председателям колхозов и сельских Советов, с получением которого требовалось немедленно оповестить под расписку по прилагаемым спискам женщин немецкой национальности о явке их 7 марта 1943 года в 10 часов утра для отправки в рабочие колонны. Вызываемые должны обязательно иметь при себе исправную теплую обувь и одежду, белье и полотенце со сменой, постельную принадлежность, кружку, ложку и запас продуктов на 10 суток. Кроме того, следовало иметь паспорта и справки о зачислении в рабочую колонну, выданные Федоровским райвоенкоматом. За явку мобилизованных в рабочие колонны отвечали лично председатели колхозов и сельских Советов28. В Федоровском районе было образовано 5 пунктов для проведения комиссии по определению трудоспособности и сбору немцев мужчин и женщин для физических работ. Комиссия работала в этих пунктах с 1 по 6 ноября по 1942 года по графику29. В ходе работы комиссии составлялся список немцев – специалистов (трактористов и др.), в которых нуждались колхозы, а вместо них предлагалась замена30. Поскольку вопросы призыва в трудовую армию или рабочие колонны решались по линии военкоматов, в Государственном архиве Кустанайской области факт призыва в трудовую армию подтверждается по косвенным данным. Таковыми являются отметки об отсутствии членов семей в по хозяйственных книгах сельских Советов с пометой «трудармия». В соответствии с постановлением ГКО № 2383-сс от 17 октября 1942 года о мобилизации немцев в рабочие колонны и об устройстве детей мобилизованных, остающихся без родителей, суженный состав Кустанайского облисполкома 28 октября 1942 года совершенно секретно принял решение, которым на местные исполкомы городских и районных советов возлагалось определение остающихся без родителей детей мобилизованных в трудовые колонны немцев ближайшим родственникам или немецким колхозам, которым передавалось на хранение и имущество мобилизованных31. Однако, всилу ряда причин основная часть детей попадала в детские дома области. К примеру, приказом по Мендыгаринскому детскому дому № 51 от 7 октября 1944 года считались принятыми в число воспитанников детского дома 34 ребенка, направленных из Кустанайкого детского приемника-распределителя, среди которых были Франк М. А. – 12 лет, Квинт Яков – 9 лет, Бидорф А. И. – 9 лет, Ф. – 9 лет и т. д.32 В этот же детский дом в соответствии с приказом № 14 от 30 мая 1944 года с 19 мая был принят воспитанник Ценнер Эрнст33, который через год считался выбывшим из числа воспитанников к матери. В приказе указано, что его «получила лично мать Ценнер Лидия Ивановна»34.

В сентябре 1941 года спецпереселенцы были расселены в 15 из 17 районов Кустанайской области. Части из них в 1943 году пришлось пережить повторное переселение. На заседании Кустанайского облисполкома 11 марта 1943 года принято решение о переселении из Пешковского района в Амангельдинский район – 100 хозяйств, из Урицкого района в Тургайский – 50 хозяйств немцев-спецпереселенцев с целью обеспечения рабочей силой колхозы наиболее удаленных от областного центра районов Кустанайской области35. Семьи, переселяемые из Пешковского района следовали по железной дороге до станции Семиозерка, а оттуда добирались в Амангельдинский район на колхозном гужевом транспорте. Из Урицкого района переселенцам следовало добираться на колхозном гужевом транспорте Урицкого района до поселка Семиозерной, а дальше – на гужевом транспорте колхозов Тургайского района. Председатели райисполкомов обязаны были обеспечить своевременную переброску семей спецпереселенцев и завершить ее к 25 марта 1943 года, до начала весенней распутицы.

Под грифом «совершенно секретно» в особой папке находилось решение Кустанайского облисполкома № 10 от 7 сентября 1943 года «О мерах по обеспечению безопасности центрального склада 2021 Военно-морского флота и строительства № 113 ВМФ»36. В констатирующей части документа отмечено «… в настоящее время в Семиозерном сельском Совете проживают спецпереселенцы37, что не гарантирует центральный склад 2021 ВМФ и строительство № 113 ВМФ, базирующихся на территории Семиозерного сельского Совета, от пожаров, диверсии и возможности разглашения секретности работы объекта». В связи с вышеперечисленным было принято решение разрешить Семиозерному райисполкому произвести до 30 сентября 1943 года выселение 25 семей спецконтингента, по усмотрению НКВД , в более отдаленные от районного центра селения. В декабре 1945 года, на основании постановления Президиума Верховного Совета СССР от 1 декабря 1945 года, Кустанайский облисполком под грифом «секретно» направил всем райисполкомам разъяснительное письмо с информацией о том, что переселенные в военное время граждане СССР , в перечне которых были и немцы, на общих основаниях вносятся в списки избирателей38. В списки избирателей так же вносились лица, имевшие судимость, или отбывавшие наказание по суду, но без поражения в избирательных правахи не находившиеся в местах заключения, а так же лица, находившиеся под следствием, но не содержащиеся под стражей, если по суду не лишены избирательных прав39. Не имели права участвовать в выборах лица немецкой национальности – бывшие германские подданные, проживающие на территории СССР и не являющиеся советскими гражданами40.

В соответствии с постановлением СНК СССР от 5 января 1945 года, по прежнему под грифом ≪сов. секретно≫ лично секретарю Кустанайского облисполкома отделом спецпоселений управления НКВД по Кустанайской области 12 ноября 1945 года направлено письмо, которым устанавливался особый режим ограничений в месте проживания и передвижении по Кустанайской области для спецпереселенцев чеченов-ингушей, немцев и репатриантов всех национальностей и немцев, родившихся в Кустанайской области.Указанные категории лиц, работающие или принимаемые на работу в областные и городские учреждения, обязаны иметь разрешение на проживание в областном центре, которое можно получить при личном обращении в УНКВД. Все передвижения спецпереселенцев в командировки или на постоянную работу из одного района Кустанайской области должны осуществляться только с санкции УНКВД . В случае задержания спецпереселенца с командировочным удостоверением без санкции органов НКВД, он подлежал привлечению к уголовной ответственности за побег по ст. 82 УК РСФСР, а лицо, выдавшее командировочное удостоверение, понесет уголовную ответственность за содействие в побеге41.

Последующее десятилетие тема немцев – спецпереселенцев в документах Государственного архива Кустанайской области практически не прослеживается. В Государственном архиве Кустанайской области информация о немцах–спецпереселенцах имеется в официальных документах – это организационно-распорядительная документация, переписка, похозяйственные книги. Особенного внимания заслуживают списки спецпереселенцев, документы по личному составу. Отсутствуют документы личного происхождения и воспоминания. Вся приведенная информация содержится в документах, находящихся на общем хранении и доступна для изучения и дальнейшего использования.  

 1 Ф. Р-101. Оп. 1. Д. 54. Л. 20–22.

2 Ф. Р-351-П. Оп. 1. Д. 87. Л. 105.

3 Ф. Р-268. Оп. 11. Д. 15. Л. 1.

4 Там же. Л. 108.

5 Там же. Оп. 1. Д. 402. Л. 36.

6 Там же. Д. 401–404.

7 Ф. Р-398. Оп. 1. Д. 3. Л. 8–11, 17.

8 Ф. Р-268. Оп. 1. Д. 445. Л. 185.

9 Там же. Л. 196.

10 Документ приводится в извлечении.

11 Ф. Р-234. Оп. 14. Д. 4. Л. 62.

12 Там же. Л. 62.

13 Там же. Л. 62.

14 Там же. Д. 6. Л. 22.

15 Ф. Р-268. Оп. 1. Д. 448. Л. 435.

16 Так в документе.

17 Ф. Р-250. Оп. 1. Д. 91. Л. 29–30.

18 Ф. Р-203. Оп. 2. Д. 1. Л. 223, 230.

19 Так в документах.

20 Ф. Р-268. Оп. 1. Д. 823. Л. 130.

21 Ф. Р-125. Оп. 5. Д. 239. Л. 9.

22 Там же. Д. 248. Л. 13

23 Там же. Д. 247. Л. 19.

24 Там же. Д. 252. Л. 16.

25 Там же. Д. 254. Л. 14.

26 Там же. Д. 255. Л. 9.

27 Там же. Д. 252. Л. 16.

28 Ф. Р-407. Оп. 1. Д. 84. Л. 129.

29 Там же. Л. 80.

30 Там же. Л. 42.

31 Ф. Р-268. Оп.11. д. 33. Л. 40.

32 Ф. Р-1526. Оп. 1-л. Д. 176. Л. 24 (об.)–25.

33 Там же. Л. 15 (об.)

34 Там же. Л. 33 (об.)

35 Ф. Р-268. Оп. 1. Д. 519. Л. 283.

36 Там же. Оп. 11. Д. 42. Л. 44.

37 Речь идет о немцах.

38 Ф. Р-268. Оп. 11. Д. 66. Л. 19.

39 Там же. Л. 21.

40 Там же. Л. 20.

41 Там же. Л. 17.

Последнее обновление ( 12.12.2011 г. )
 

Добавить комментарий


« Пред.   След. »

Из фотоальбома...


Котова Анна Семеновна


Абонисимов Владимир Петрович


Кустанай. 1985 год

ВНИМАНИЕ

Поиск генеалогической информации

Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 Инструкция как перевести деньги на КИВИ-кошелек

 

 
 

Друзья сайта

      

Время генерации страницы: 0.240 сек.